Почему среди населения современной России так плохо развита любого вида толерантность?

24159
12
3
12 сентября
00:13
сентябрь
2015

Предполагаю, что это связано с тяжелым наследием советского режима. Советское общество характеризовалось очень высокой степенью гомогенности. "Быть как все" было одной из главных добродетелей советского человека, что в общем-то отчасти было связано и с инстинктом самосохранения, поскольку выделяя себя чем-то человек сразу рисковал оказаться крайним для репрессивной машины (это справедливо не только для сталинского времени, но и для брежневского, просто репрессии были помягче, не убить, а в психушку или просто уволить/выселить/впаять хулиганство-тунеядство и закрыть и т. п.).

Более того, каждый кто жил в СССР помнит, что "быть как все" было не только личное, но и общественное дело. Выделяющийся человек немедленно оказывался под ударом общественного мнения, причем такая реакция общества хотя и поощрялась государством, но явно не была им 100% создаваема. Или, возможно, была, но когда-то давно. В том СССР, который я помню, граждане уже сами активно порицали любое отклонение от общей серости советской жизни.

Потом СССР умер, но дело его все еще живет. Российское общество во множестве сохранило паттерны поведения, характерные для советского общества, в частности и тягу к гомогенности.

Любое необычное, выделяющееся явление сразу вызывает раздражение, а если это еще и какой-то другой подход к жизни, мировоззрение и т.п., то, очевидно, реакция будет резко враждебной. Какая уж тут толерантность.

111
12
28 июля
12:46

А как же может быть иначе, если мы на протяжении целого советского периода пытались делать людей не индивидуальностями, а общей массой? Если мы до сих пор постулируем, что одна идея подходит сразу всем? Вот, например, сейчас есть закон о том, что нельзя оскорблять чувства верующих. Это, значит, предполагается, что есть некие верущие и про них лучше не шутить, а есть неверущие и с ними можно не церемонится. Потому что, если вы хотите сказать, что тот, кто не верит в Иисуса Христа тот не имеет духовной жизни, то, вы простите, оскорбляете чувства и буддистов, и иудеев, и между прочим атеистов и материалистов, которые тоже могут рассчитывать на духовность. Потому что слово «духовность» от слова «дух», но и атеисты, и гомосексуалисты и даже театральные режиссеры (шутка) тоже имеют контакт с великим духом мироздания.

Чтобы быть толерантным, нужно уметь принимать другого человека

полностью и отдельно от себя. Я могу не согласиться с тем, что вы говорите, но я должен согласиться с тем, что вы есть. А то, что вы есть — это значит, что вы отличаетесь от меня. И вы не должны быть точно таким же, как я. Вам не должны нравиться такие же фильмы, книги, люди. Мне кажется, это очень важный аспект принятия, позволения другому быть таким, какой он есть. Ну, грубо говоря, если вы поняли, что он у человека синдром Дауна, то вы признаете его полностью. Вы уже не говорите ему: “А почему ты так плохо разговариваешь, почему ничего непонятно?”. Вы просто принимаете его таким, какой он есть.

Но, нужно не забывать, что люди, которые стоят сейчас у власти, это люди советского периода – они не научились принимать то, что другой человек может думать иначе, чем того, требует их система! Они, все еще не допускают такой возможности - другому быть другим. Но если бы люди во власти такую возможность допустили, то эта власть бы не устояла. Она бы не устояла в том виде, в котором она есть. Эта система не выдержала бы, потому что она не силах выполнить заповедь: «Относись к другому так, как ты хотел бы, чтобы другие относились к тебе». Хотела бы депутат Полонская, чтобы ее труд, кто-то взял и запретил. И не нужно говорить, что нельзя показывать святого царя распутником, потому что, факт святости человека не является научно доказанным и узаконенным юридическим правом. Есть мнение, что святых людей не бывает. Художник может не верить в Бога и в святых, и поэтому он не святотатствует. А если нарушены факты, то это или повод для суда, но дело родственников, а не депутатов.

Но чего же мы все хотим? Чего мы больше всего хотим? Все, все без исключения? Понимание, - вот что нам нужно. Мы хотим понимания. Хотим быть услышаны и поняты. И нам нужно начать этому обучаться. Обучаться слушать, видеть, уважать, выстраивать отношения.

Однако, я не скажу, что где-то уже создана система идеальных коммуникаций. Много проблем, в том числе на Западе. Но, тем не менее, человечество пытается найти именно те механизмы, при помощи которых мы могли бы вместе жить. И есть очень серьезные исследования по этому поводу — например, философа Кена Уилбера с его коллег с интегральным подходом. Есть очень много людей, которые опираются на духовные традиции, которые сегодня дают какие-то ответы и советы по поводу того, как нам развиваться и жить. В этом смысле я верю, что искусство является одним из способов нашего обучения, как нам быть полноценными людьми.

47
1
28 августа
15:08

Потому что мы, русские, склонны себя не уважать. Склонны считать себя людьми второго сорта. Из этой нелюбви к себе рождается и агрессия, и попытка унизить того, кто ниже тебя, и сотворить кумира. В западной системе людям важно, чтобы ты был просто профессионалом в своем деле – и, скажем, если ты профи в области сочинения частушек, то ты совершенно спокойно относишься к создателям высоколобой академической музыки. Которые, в свою очередь, не будут сквозь губу разговаривать с людьми, которые пишут частушки. На западе сохранился цеховой, ремесленный, может быть, еще средневековый подход, в котором есть много хорошего: я уважаю тебя за то, что ты работаешь, делаешь свое дело. А уже потом возникает вопрос, нравишься ты мне или нет. А у нас сразу идет эмоция, оценка. И это, конечно, плохо, потому что рождает нетерпение вообще ко всему, что попадает в поле «мне не нравится» или «непонятно».

И я ведь говорю не о каких-то других людях, но и о себе самом. Ужасно грустно, когда ты замечаешь, что сам живешь в каком-то страхе, какой-то вечной неуверенности, сомневаешься постоянно. При этом, у нас считается, что сомневаться – это хорошо. Интеллигентный человек всегда сомневается! Но невозможность твердо уважать себя за проведенную работу рождает зависть, уныние и нетерпимости. Так что, мне кажется, надо любить себя. Работать над собой, меняться, но все-таки уважать свой труд. Тогда, я уверен, будет больше счастья на лицах и нам будет легче полюбить каких-то просто совершенно не знакомых нам людей.

Однажды я прочитал, что в 20-30 годах жена Райнера Мария Рильке - она была русская - написала, что Россия вообще не рождена для какой-то благополучной жизни, и что в ней можно либо погибнуть, либо воскреснуть. Не хочется так думать, конечно, но иногда смотришь вокруг и понимаешь, что это действительно так. Как мы ни стараемся наладить нормальную (как по соседству, буквально через стенку) жизнь, у нас не получается. И улицы мы уже почистили, и стеночки красивые кирпичные уже делаем, но все это, в общем и целом, носит характер временный. Есть ощущение, что для жителей России их страна – это промежуточная точка. И я говорю не о том, что все хотят эмигрировать – скорее, в обще-космическом смысле. Мы не воспринимаем эту землю, этот город как конечный пункт нашего назначения. Есть мирской путь, а есть еще какой-то – после. И в этом месте появляется такой соблазн - откровенно разлениться и сказать, что я человек духовный, и с удовольствием спихнуть свою работу другим. Потому что если все временно, то и эта красота развалится, и города в пух обратятся, и так далее. Может быть, духовность - это и хорошо, но пока мы на земле, научиться не сморкаться в занавески все-таки стоит.

12
1
показать ещё 10 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта