К какому архитектурному направлению относятся большинство домов построенных в СССР и есть ли примеры в странах Европы?

1405
1
0
10 сентября
21:33
сентябрь
2015

Давайте совершим небольшой экскурс в историю архитектуры на территории нашей страны с начала двадцатого столетия, потому что архитектура того или иного периода достаточно регулярно для того, чтобы говорить о тенденции, отражает состояние и настроение как народа, так и правящей верхушки.

Как известно, в конце девятнадцатого и в начале двадцатого века в России процветал стиль модерн (причем модерн, несколько отличающийся от европейских аналогов и имеющий собственные внутренние членения - московский модерн, северный (петербургский) и т.д.), характеризующийся мягкими природными линиями, растительными мотивами, повышенным вниманием к отделке и деталям, что вполне естественно в контексте общемировых тенденций - появляются новые способы обработки материалов, активно распространяются металл, стекло, бетон, дающие возможность свободной трактовки формы, возрастают потребности городов в репрезентативных общественных зданиях (выставочные залы, магазины с большими витринами, вокзалы и т.д.).

Однако дальнейший путь русской архитектуры оказался уникален - в начале 1920-ых годов в стране появляются сразу два "авангардных, пролетарских" стиля в архитектуре (в принципе, говорить о том, что данные направления являются исключительно архитектурными, как минимум, глупо, но попытка рассматривать эти течения в комплексе явно выходит за рамки вопроса): конструктивизм и рационализм. Естественно, что данные стили не заключены в рамках одной страны, но такого распространения, как в Советском Союзе, они не получили нигде, поэтому памятники советского конструктивизма можно считать действительно уникальными постройками, которыми вдохновлялись и вдохновляются многие современные архитекторы во многих странах мира.

Конструктивисты провозглашали идеи индустриализации, утилитаризма, видели в архитектуре одно из средств воспитания идеального гармоничного человека посредством отказа от наработанных традиций, отказа от классического декора; во главу угла ставилось функциональное назначение здания как основа пространственной композиции, которая и определяла конструктивную схему. Образ сооружений той эпохи выразителен не за счет декоративных элементов, а за счет динамики вертикалей и горизонталей, соотношения лаконичных объемов, свободы и даже возможности трансформации планировок. Для примера можно посмотреть сохранившиеся здания - собственный дом архитектора Мельникова рядом с Арбатом, его же авторства клуб на Стромынке, дом-коммуну на улице Орджоникидзе, дом Наркомфина, и т.д. и "бумажную архитектуру" Ивана Леонидова, которая является утопическим вариантом развития стиля.

В Европе наиболее адекватным соответствием этому направлению являются постройки функционализма (школа "Баухаус" в Германии, работы Ле Корбюзье).

Рационализм, в отличие от конструктивизма, много внимания уделял также психологическому восприятию архитектуры человеком, не отрицая архитектурного наследия прошлого, но призывая изучать его и творчески перерабатывать. Основная категория рационализма - пространство, которым оперирует архитектор. К сожалению, данное течение реализовано (и известно) гораздо хуже, нежели конструктивизм, однако представляет никак не меньший интерес для изучения. В качестве примеров можно привести жилой квартал рядом с Шуховской башней, надземный вестибюль станции метро "Красные ворота".

Однако, (тут есть даже абсолютно точная дата перехода - лето 1932 года) доминантный архитектурный стиль Советского Союза резко меняет свое качество. Это не в последнюю очередь было обусловлено политикой правящей партии, ставящей перед архитектурой задачу всячески подчеркивать величие молодой страны и демонстрировать имперские амбиции. С 1932 по конец тридцатых годов существует краткий переходный период, когда конструктивизм в постройках соседствует с классическими ордерными пропорциями и декором - образец такой "переходной" архитектуры - Дом на набережной архитектора Иофана (хотя это довольно спорный момент, потому как конструктивистские приемы в этом здании еще очень и очень сильны).

Итак, к концу тридцатых годов полностью формируется советский монументальный классицизм или же сталинская архитектура, который к концу сороковых плавно перетекает в сталинский ампир. Данный стиль подразумевает под собой переосмысление и дальнейшее развитие русского классицизма, ансамблевую застройку, подчиненную общему замыслу, активное использование ордерных форм, богатство декора имперской тематики (скульптуры, картуши, венки и т.д.), общий оптимизм и подавляющее величие замысла постройки, роскошь общественных интерьеров... Идеологический посыл подобной архитектуры понятен при первом же взгляде на подобные сооружения - "кольцо" сталинских высоток или ансамбль Ленинского проспекта наглядно демонстрирует данный подход к городской комплексной застройке.

Еще во время Великой Отечественной Войны архитекторы разрабатывали проекты восстановления разрушенных городов, мемориалов, триумфальных арок, поэтому после 1945 года архитектура стала приоритетным направлением, обязанным внушать людям надежду на скорейшее восстановление всей страны. Характерные постройки этого периода (с 1945 по 1955гг. - почему именно так, объясню чуть ниже) - это павильоны ВДНХ и здание МГУ.

Аналоги подобной архитектуры существуют, естественно, в тех странах, которые на тот момент находились в составе Советского Союза - в Латвии, Литве и т.д., однако, они не являются естественной параллелью, в силу общего развития сталинской архитектуры.

Надо отметить, что, как ни странно, подобные тенденции прослеживались в национал-социалистическом (с опорой на неоклассицизм) архитектурном стиле Германии примерно того же периода, что объясняется тоталитаризмом обоих стилей. Однако, после поражения в войне Германия полностью отошла от строительства амбициозных и поражающих своими масштабами сооружений, а Советский Союз, наоборот, сделал возведение подобных построек приоритетом.

А теперь начинается грусть и печаль. К 1955 году сталинский ампир начинает переживать кризис и тиражировать сам себя, что не только ухудшало внешний вид зданий, но и удорожало и удлиняло строительство, что, в условиях заявленного перехода к массовому строительству, крайне негативно влияло на строительную отрасль.

Итак, с 1955 года принимается ряд судьбоносных для архитектуры постановлений, связанных с именем Хрущева, "О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства", "О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства", "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве" и другие, которые полностью перевернули комплексный подход к градостроительству, способам проектирования и строительства и, как ни странно, оставили архитекторам еще меньший простор для творчества, нежели тоталитарный сталинский стиль. Данный подход объявили официальным в границам страны, однако, еще до конца шестидесятых, в различных районах страны возводились постройки по "дохрущевским" проектам, но с отсутствием декора.

По сути, концепция "хрущевок" соответствует подходу к архитектуре функционалистов, однако, в силу сложившихся обстоятельств, получила естественное в данных условиях развитие - для ускорения сроков строительства и уменьшения количества использованных материалов были разработаны серии типовых домов с жестко определенным метражом квартир, которые модернизировались и трансформировались до самого распада Советского Союза.

Поэтому, аскетичность, тотальная экономия на строительных и отделочных материалах, максимальная скученность и потоковый метод застройки является характерной исключительно для этого периода, и, что естественно, не получает распространения в других странах.

Резюмируя все вышесказанное, хочется отметить, что до середины двадцатого века советская архитектура вызывала естественный восторг и признание мировой общественностью (особенно это касается конструктивизма) и развивалась сообразно параллельным архитектурным направлениям Европы, однако установление жестких законодательных ограничений практически "связало руки" архитекторам практически до начала двадцать первого века и остановило естественное развитие стилевых особенностей.

Так что, наши типовые пяти- и девятиэтажки можно считать уникальным (правда, довольно негативно отразившимся на становлении постсоветской оригинальной застройки) архитектурным экспериментом))

26
3
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта