Artem Zhdanov
апрель 2018.
805

глава Минэкономразвития М.Орешкин: Доля государства в российской экономике близка к 50%. ФАС% доля государства - 70%. Так какова доля государства в экономике?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
2 ответа
Поделиться

Глава минэкономразвития РФ М.Орешкин благоразумно – с учётом примера своего предшественника - начал выполнять предвыборные обещания президента РФ В.Путина, одно из которых состоит в снижении доли государственного участия в экономике.

Цифра в 70% госучастия в экономике не с потолка взята и не оппозицией придумана – это данные представителей самого государства. В 2015 эту цифру публично озвучил председатель совета директоров госкорпорации «Аэрофлот» К.Андросов, который, кстати, до этого был заместителем министра экономического развития. Год спустя, в 2016, уже ФАС также озвучила эту цифру в докладе правительству на эту тему.

По данным ФАС, вклад государства и госкомпаний в ВВП России вырос с 35% в 2005 до 70% в 2015. Кроме того, количество государственных и муниципальных предприятий в период 2012-2014 утроилось и такие организации создаются на рынках с развитой конкуренцией, где использование административного ресурса может стать серьезной угрозой.

Никто из официальных лиц цифру 70% до сих пор не оспаривал. 

Каким же образом объём участия российского государства в экономике сократилоось с 70% до 50% вскоре после того, как Путин пообещал сократить его?

Нет никаких данных о том, что за время, прошедшее после предвыборных обещаний Путина несколько месяцев тому назад или даже с 2015, порядка 1/3 госсобственности было распродано. Не было такого количества аукционов. Наоборот, правительство систематически не выполняет более чем скромный план по приватизации.

В том же докладе ФАС правительству констатируется, что государство неохотно расстается со своей собственностью. В частности, в 2012 был расширен перечень крупных предприятий, подлежащих приватизации, и государство собиралось сократить в них свою долю или вовсе выйти из капитала, но впоследствии решило сохранить возможность влияния на управление этими компаниями и не хочет расставаться с контролем над ними. Более того, по данным ФАС, в последнее время резко выросло число главных врагов конкуренции на локальных рынках — региональных и муниципальных унитарных предприятий.

Всё это подтвердил Путин, который заявил на только что прошедшем заседании Госсовета по вопросам конкуренции в экономике: «Государственные структуры, компании с госучастием занимают те ниши, где мог бы работать малый и средний бизнес. Фактически вытесняют его с рынков, монополизируют эти рынки. Как следствие, идет процесс картелизации конкурентных сфер экономики. Подрываются предпринимательская инициатива и стимулы к открытию своего дела. Люди считают, что у них мало шансов пробиться на рынке, плотно занятом госпредприятиями и компаниями с госучастием».

Какие бы критерии оценки госучастия в экномике ни брать – количество предприятий с госучастием (на федеральном и региональном уровне), объём выручки, капитализация, объём закупок и др., - всё выходит больше 50%. Даже если отталкиваться о 50% госучастия – это всё равно очень высокий показатель, вредные последствия которого для экономики Путин и описал в своём выступлении на Госсовете.

В российской экономике есть и другая проблема - квазичастные компании, которые, на самом деле, принадлежат родственникам высокопоставленнных чиновников. Внешне они яввляются частными компаниями, однако, в действительности получают преференции и поддержку со стороны государства в виде льготных кредитов, субсидий, госзаказов, что позволяет им выживать и подрывать деятельность других компаний.

Государство управляет экономикой и через госбанки - кровеносную систему всей экономики, которая на 86% принадлежит государству. Это означает, что государство определяет кому давать кредиты и кого поддерживать, а кого - нет. 

Не удивлюсь, если через 1-2 года, ради рапортования о выполннии предвыборных обещаний президента доля государства в экономике РФ магическим образом понизится вообще до 30-35% - без аукционов, без фактического ухода государства. 

Можно, конечно, как угодно «массировать» цифры, придумывать новые критерии оценки, но экономику-то не обманешь, она от пропаганды не зависит и чутко реагирует на проблемы и ограничения.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
-3
Прокомментировать

Мы живем при олигархической диктатуре. Это значит сращивание государства и крупного бизнеса. Скажем так формальный уровень может меняться. Остаются личные связи, по этому все федеральные чиновники либо бизнесмены либо их родственники. Для правящей элиты нет разницы, бизнес или государство, кругом свои да наши.

2
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью