Благодаря Ленину было построено первое в мире социальное государство, советские граждане получили бесплатные квартиры, путёвки в санатории, социальные гарантии?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

Благодаря Ленину было построено первое в мире тоталитарное государство, в котором были физически уничтожены целые социальные группы, десятки миллионов прошли тюрьмы и лагеря, а все граждане лишены прав и свобод. В этом тоталитарном государстве была восстановлена крепостная зависимость людей от власти. 

Путёвки в санатории, бесплатные квартиры и социальные гарантии начали появляться лишь с 1960х, и они не с неба взялись, а были следствием неоплаты работникам (а все были гоударственными работниками) части результата их труда. Низкие зарплаты обеспечивали равенство в нищете, а то, что недоплатили предлагали под видом подарка от государства. Продукт создаётся трудом конкретного человека, и если что-то государство распределяет бесплатно, значит, это то, что не выплатили, изъяли и поделили между другими.

Все эти "подарки" распределялись на фоне перманентного дефицита продовольствия, жизни впроголодь.

Это было не социальное государство, а тюрьма с нормированным распределением и подачками.

И, кстати, первое в мире социальное государство появилось в последней трети XIX в. в Германской империи.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
27
-3
Прокомментировать

чтобы некоторые люди получили эти вот не ахти какие блага - нужно было убить, замучить, поломать судьбы, разделить, сгноить, издеваться, изгнать из страны миллионы и миллионы человеческих душ, а тех которых не убили нужно было заставить работать, работать и работать от зари до зари не одно поколение, переселять их с места на место, запугивать, голодать и работать почти бесплатно, жить жизнью полной лишений и ходить строем. Вы видимо ничего не смыслите в оценочных категориях. Напоминает сказку про "Счастливого Ганса", в которой Ганс за 7 лет службы заработал хорошее жалованье - большой кусок золота, но пока дошел домой он обменивал его на предмет несравненного меньшей стоимости. Кусок золота был сильно тяжел и ему предложили его поменять на лошадь - мол с ней будет легче идти ( ехать), потом лошадь он поменял на корову - она давала молоко, что могло утолить насущные потребности, корову предложили обменят на свинью, потому что из свиньи можно было сделать со временем вкусные колбаски и так далее. По оконцовке Ганс остался ни с чем, но он страшно радовался, что возвращается домой налегке. 

здесь

Ленин и большевики производят страшный опыт над Россией.
«Конечно... за Лениным идет довольно значительная — пока — часть рабочих, но я верю, что разум рабочего класса, его сознание своих исторических задач скоро откроет пролетариату глаза на всю несбыточность обещаний Ленина, на всю глубину его безумия. Рабочий класс должен знать, что чудес в действительности не бывает, что его ждет голод, полное расстройство промышленности, разгром транспорта, длительная кровавая анархия, а за нею — не менее кровавая и мрачная реакция. Вот куда ведет пролетариат его сегодняшний вождь, и надо понять, что Ленин не всемогущий чародей, а хладнокровный фокусник, не жалеющий ни чести, ни жизни пролетариата» (М. Горький. К демократии // Новая жизнь. 20 нояб. 1917 г. № 174. С. 149) (Горький, 1917).
«Ленин "вождь" и —русский барин, не чуждый некоторых душевных свойств этого ушедшего в небытие сословия, а потому он считает себя вправе проделать с русским народом жестокий опыт, заранее обреченный на неудачу... Эта неизбежная трагедия не смущает Ленина, раба догмы, и его приспешников — его рабов. Жизнь, во всей ее сложности, неведома Ленину, он не знает народной массы, не жил с ней, но он — по книжкам — узнал, чем можно поднять эту массу на дыбы, чем — всего легче — разъярить ее инстинкты. Рабочий класс для Ленина то же, что для металлиста руда. Возможно ли — при всех данных условиях — отлить из этой руды социалистическое государство? По-видимому, — невозможно; однако — отчего не попробовать? Чем рискует Ленин, если опыт не удастся? Он работает, как химик в лаборатории, с тою разницей, что химик пользуется мертвой материей, но его работа дает ценный для жизни результат, а Ленин работает над живым материалом и ведет к гибели революцию. Сознательные рабочие, идущие за Лениным, должны понять, что с русским рабочим классом приделывается безжалостный опыт, который уничтожит лучшие силы рабочих и надолго остановит нормальное развитие русской революции» (М. Горький. Вниманию рабочих // Новая жизнь. 23 нояб. 1917 г. № 177. С. 151—152) {Горький, 1917).

Коммунизм — антисистема, «химерное образование».
«Коммунизм, очень сильный в критике "эксплуататорского общества", сам по себе нежизнеспособен, то есть является антисистемой, о чем опять же смотри у Л. Н. Гумилева в его труде "Этногенез и биосфера земли", где показано, что антисистемы появляются на скрещивании взаимно несопоставимых идей, создающих ''химерные образования". Такой гигантской химерой и явилось "первое в мире государство рабочих и крестьян", просуществовашее столь долго лишь потому, что образовалось в неслыханно богатой и людскими и природными ресурсами стране. {В густо заселенном Китае, например, последствия «Великого скачка» сказались немедленно. На третий год уже ели человечину.)» (Д. Балашов. Еще раз о Великой России)

Большевизм — слом органического течения народной жизни.
«История 70-летнего коммунистического господства в СССР, воспетого столькими бардами, добровольными и покупными, господства, сломавшего органическое течение народной жизни, — уже сегодня наконец видна многим во всей своей и неприглядности и мерзости» (А. Солженицын. «Русский вопрос» на исходе века. М, 1995. С. 80) (Солженицын, 1995).

Сила большевизма — в радикальной отмене человека с большой буквы.
«Колумбово яйцо большевизма — радикальная отмена человека с большой буквы. Своею смелою и страстною волею к радикальному переустройству жизни, большевизм прекрасно учел невыгодность двойственного, западно-европейского отношения к человеку. Послушно приняв позитивистски-материалистическое неверие в религиозную природу человека, он решительно додумал это положение до конца и пришел к полному отрицанию свободы. Расторгнутая в Европе связь между религиозной истиной и политической свободой была им снова восстановлена. Правда, — с обратным знаком, но зато и в полной мере: никаких богов; следовательно, и никаких свобод. В этом радикальном разрешении основного метафизического вопроса — громадная сила большевизма. Если либеральная буржуазия, а за ней и европейский социализм, отказались от легенды, что душа человека — это дыхание Божие, то большевизм всерьез поверил, что никакой души у человека нет, а потому в сущности нет и самого человека. Есть только пролетарий, душа которого — конденсированный пар в котле, и буржуй, душа которого — отработанный пар котла. Этою окончательною отменою человека, разрешающей большевизму строить счастье человечества, ни в коей мере и степени не считаясь с несчастием каждого отдельного человека, и объясняется безусловный успех его в прямом (теоретическом), а не только в переносном (этическом) смысле бесчеловечного дела» (Ф. Степун. Путь творческой революции // Новый град. Париж, 1931. № 1. С. 12—13) (Степун, 1931).

5
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью