Дарья Зелёная
март 2018.
1008

Как дети страдают от «Ядрово»?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться

Нам абсолютно беспрепятственно наша детская поликлиника выдала справку о том, что мы попали под раздачу свалочных газов, что у нас настоящий астматический приступ. Они выписали нам справку и сказали обращайтесь в суды, прокуратуру, не сидите. Даже сам врач сказал: «Идите и обращайтесь!». Но это не в ЦРБ. Это наш педиатр сказал как. Потому что у ребенка абсолютная бледность кожи, прям даже не чувствовалось, что у него там живой организм. 

Вся гортань горела огнем. Задыхался, дышать нечем, скрючился на кровати. Он спать не мог. Это была трагедия, я приняла все меры, чтобы снять приступ. До меня еще не доходило отравление, что трагедия уже по всему городу. Это было 21 марта ночью, к утру уже это все распласталось по всему городу. Разговор пошел, что сначала дети отравились, что уже все дети пачками в приемном покое. Мы не знали этого масштаба, и в это время боролись дома, потом мы помчались к врачу. Заранее записались, поэтому успели. 

Принимал только один дежурный врач, остальные уже все были в ЦРБ. Там уже было полно народу. Там дети страдали, плакали, рыдали, чесались все, блевали. Нам уже наши следственные органы сказали, что давайте что-то писать, что-то делать. Говорят, что тут баллончики разбрызгали перцовые, дети разбрызгали, побаловались. Как можно на весь город разбрызгать баллончик? Что за чушь! Интерфакс, такая знаменитая, известная, солидная служба написала первой, что отравились дети, 20 человек со школы, распылен баллончик перцовый. И вот мы сегодня родители вынуждены ходить и доказывать, отчего это у нас? Потому что всем ставят немыслимые диагнозы: дерматит, пищевое отравление, ротавирусная инфекция. Это все в ЦРБ. 

Причем чушь несут на уровне министров. Вчера эти наглые морды сидели и доказывали, что все у нас хорошо, замечательно, это детские шалости. Ну, и что они ждут? Пока мы их всех на вилы не посадим? Посадим! Ситуация стрессовая, патовая. Не хочется ни работать, ни чем заниматься. Мы постоянно у телевизора, у телефона, у компьютера. Мы постоянно на связи у всех знакомых. А что? Мы бросили соображать, у нас только одна мысль — наши дети. Просто невозможно жить дальше. Мы не живем, а существуем. Мы боимся спать ночами, мы боимся каждой новости. А не пострадал ли еще ребенок? А не увезли ли еще кого-нибудь? А не умер ли, кто у нас в городе? А самое страшное: когда мы вчера услышали от Воробьева от такого наглого, бессовестного губернатора, что нам никуда не деться  от этих свалок. Это дословно, из новостей, из вестей. Программа «Вести», федеральный канал «Россия» сказала о том: будьте типа на чемоданах, мы будем вывозить ваших детей, когда это все будет происходить, а происходить это будет постоянно! И никуда от этого не денемся. Это что такое? Это что за слова губернатора? У нас нет больше слов, просто нет слов! 

Я вам точно говорю, если сейчас не будет принято к Воробьеву никаких мер, то мы возьмемся за вилы. Вы не понимаете, что это такое! Это дети. Мы говорим всем, на весь мир: глотку передерем за наших детей. Перервем! Просто зубами выдернем!

13
0

Спасибо вам за ответ.
Держитесь, давите, спасайте детей и себя любыми подходящими способами!

+1
Ответить

В любой нормальной стране этих ублюдков уже давно бы посадили или как минимум выгнали из управления, но это же россия. Здесь власть-дворяне, а народ-рабы. Им нет никакого дела до тысяч митингующих и сотен отравленных. А еще наша любимая полиция, которая вместо того чтобы арестовать всех, кто ответственен за работу свалки, избивает и задерживает граждан которые в отчаянии пытаются сделать хоть что-то, чтобы обезопасить свою жизнь.

+5
Ответить

За работу свалки ответственны те же люди, которые отдают полиции приказы - власть.

0
Ответить
Прокомментировать

Моему ребенку восемь лет. Ребенок начал слегка покашливать задолго до 22 марта. Мы не придавали этому значения, потому что вдруг он поперхнулся. Когда были эти выбросы, ребенок начал кашлять и кашлять очень сильно, и мы почти не спим ночью. 

Диагноз нам в нашей больнице не ставят, ничего не делают. Мы уже, честно говоря, не ходим в нашу больницу, нет к ним никакого доверия. Нас не госпитализировали, потому что они не могут поставить конкретный диагноз, ничего не говорят. Зачем я буду отдавать своего ребенка им?

В Москву мы не ездили, у нас есть свой частный доктор. Она посмотрела, послушала и сказала то что это отравление от газов. Когда запах есть, то тошнит и голова кружится. И это случается и с детьми, и со взрослыми. Если раньше газ был только на улице, то теперь он проникает во все дома и квартиры. И сложно находиться в городе , поэтому мы стараемся уехать в другое место, где воздух чище. 

Выбросы становятся все хуже и хуже, и у всей семьи уже обострение. Сейчас, наверное, люди обращаются в БРС, но немного, потому что слышал, что не свят диагнозы. Раньше вот приходили в больницу, диагноз по признакам ставили. Сейчас они просто ничего не говорят, не ставят никаких диагнозов. Некоторым выдают не справки, а просто дают листок формата А4, они пишут рекомендации, но не подписываются и печати не ставят. Такое ощущение, что у них бланков нету. У знакомых брали кровь, потому что их тошнило и рвало. И то, что они сдавали кровь им бумажки не дали. Сейчас они приходят говорят: «Где наша кровь?» Им отвечают: «А крови нету».

6
0
Прокомментировать

21 марта, когда произошла вся эта история, у моего ребенка начался астматический приступ. Стоит сказать, что у него они и до этого были. Утром я, как обычно, пошел его будить, он учится в первую смену. Зашел в комнату, а там окно было открыто, ветер дул как раз со стороны свалки. Я подошел к нему, а он открыл глаза и говорит: «Я не могу. У меня во рту все сухо, дышать сложно.» Я ему ответил: «Давай, вставай, я пойду на улицу».

Вышел на улицу машину завести, а на улице вообще не продохнуть было. Я пришел домой опять, а он не встает. Я спрашиваю: «Почему не встаешь?» На что он отвечает: «Я не могу, мне трудно дышать, я задыхаюсь.»

Жена в итоге сама приступ сняла, а он у нас совсем астматик. Дома все лекарства для этого есть. И вот у него как раз начался астматический приступ. В школу мы, естественно, его не повели. Вонь на улице стояла — жуть. Она и в доме была, но там окна пластиковые, поэтому не так сильно. А как вышли на улицу...

Вы знаете, мы-то уже принюхались: очень сильную концентрацию чувствуем, а когда слабее — терпимо. А дети ведь более чувствительные, наш тем более астматик. Проделав все необходимые процедуры, мы поехали в детскую поликлинику, рассказали там, как приступ снимали, от чего началось. Вот назначили немедленный курс лечения, сейчас делаем ингаляции.

5
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью