1011
1
0
8 сентября
15:25
сентябрь
2015

Ценность — интересное слово, правда?

Тут можно было бы расписать довольно длинное вступление, но поскольку про Ротко написано и так много всего, в том числе и на этом сайте, я попробую перейти сразу к делу:

Так вот, вы когда-нибудь умрёте.

Точнее даже, не только вы. Вы застанете смерть своих родителей, друзей детства и универа, ну или просто случайных людей, не со всеми из которых успели даже толком поговорить. И каждая из этих потерь будет не только потерей кого-то другого, как будто бы отдельного от вас, но также и потерей чего-то в себе. Потерей какого-то продолжения. А жизнь будет идти дальше, переполненная ничего не значащей суетой, шумом, бредом. Люди будут уходить, а жизнь будет идти, и не останавливаться. И мы опять будем не успевать, и думать, что нужно быть как-то иначе, и опять всегда будет слишком поздно.

В контексте вышесказанного, что — ценно?

Можно долго говорить о технике Ротко. У него есть очень четкая преемственность Рембрандту и Тициану. Он много обращается к архаике, обратной перспективе, игре с ощущениями пространства, да и вообще у него одна из самых сложных техник среди других абстрактных экспрессионистов. Но это всё не о том, по сравнению с главным: их замыслом. Попыткой что-то сказать о мире, в котором есть смерть, и есть надежда причастности к чему-то вечному, пересечение с которым проходит, возможно, прямо внутри нас, надо его только найти. Именно это Ротко и пытался изображать: надежду и что-то вечное при полной нацеленности на смерть. Возможно, единственную доступную нам ценность.

Ротко принадлежит фраза: "The only thing I fear is the day when black will swallow the red." Что, в общем, есть некоторая готовность к поражению, потому что всё, что мы знаем о плотской стороне реальности, намекает на то, что one day it will. И в этом отношении то, что пытался изобразить Ротко, невозможно. Допустим. Но необходимость изображать – остаётся.

А изображать это можно только сокращая количество посредников, сокращая дистанцию, сжимая всё чувственное восприятие до самых простых форм — самого красного и самого чёрного — заполняющих всё видимое пространство. Превращающих его в горизонт. А на горизонте — всё, что имеет смысл ценить.

Как будто что-то ещё вообще есть.

Gleb SimonovОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
18
2
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта