Vladimir Raevskiy
октябрь 2016.
2039

Какой была наполеоновская оккупация части Российской империи в 1812 году?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

Никаких проектов долгосрочной оккупации областей Центральной России у Наполеона не было. Значительного внимания политическому переустройству в Смоленской и Московской губерниях французский император не уделял. Главной его целью при продвижении по этим территориям было обеспечение тылов для дальнейшего продолжения боевых действий. Решение о походе на Москву возникло уже в ходе кампании 1812 года. Оно было следствием неудачи первоначального плана французского императора – разгромить русскую армию в генеральном сражении на приграничных территориях и продиктовать свои условия мира.

Грандиозные планы по завоеванию России стали приписывать Наполеону только десятилетия спустя. Реальный план кампании был совсем другим. Известно, что накануне вторжения Наполеон говорил австрийскому министру иностранных дел Клеменсу фон Меттерниху: «Торжество будет уделом более терпеливого. Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу я её в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь».

Одной из главных целей французского императора было возрождение независимой Польши на основе образованного под протекторатом Франции в июле 1807 года Варшавского герцогства. В её состав планировалось включить украинские, беларуские и литовские земли, которые вошли в Российскую империю по результатам разделов Речи Посполитой в XVIII веке. Новое государство должно было стать противовесом своему восточному соседу.

30 мая 1812 года Наполеон прибыл в Познань, где инициировал созыв чрезвычайной сессии польского сейма. Он должен был обратиться к французскому императору с просьбой восстановить Речь Посполитую в прежних границах, за исключением Галиции, и призвать население западных российских губерний к объединению с Варшавским герцогством.

22 июня 1812 года, находясь в своей штаб-квартире в Вилковишках, Наполеон выпустил воззвание к Великой армии, в котором обвинил Россию в нарушении условий Тильзитского мира и объявил о начале вторжения. Предстоявшую кампанию он назвал Второй польской войной.

24 июня 1812 года передовые части Великой армии перешли через пограничную реку Неман и заняли крепость Ковно. Вступив в западные губернии Российской империи, французские войска встретили симпатии со стороны местного населения. Горожане торжественно встречали их. Почти вся литовско-беларуская шляхта, рассчитывавшая на восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года, воспринимала Наполеона как освободителя от российского самодержавия. Католические священники, а в ряде мест и православные иерархи, также поддержали Наполеона.

28 июня 1812 года французские войска вступили в Вильно. Горожане радостно встретили солдат и офицеров Великой армии как своих освободителей. Им дарили цветы, угощали хлебом и молоком.

Наполеон лично санкционировал превращение городской газеты «Kurjer Litewski» в пропагандистский инструмент новых властей. Прибыв в Вильно, он приказал вызвать к себе редактора Каллиста Даниловича и долго с ним беседовал. Французский император расспрашивал его о численности русской армии, причинах её отступления из Вильно, состоянии динабургской крепости, лазаретных помещениях, размерах населения края и настроениях среди литовского дворянства, духовенства, профессоров, студентов и крестьян. Понимая влияние местной прессы на общественное мнение, Наполеон приказал продолжить издание «Kurjer Litewski», которое с началом войны приостановилось. Цензором газеты был назначен статс-секретарь Дарю, а затем императорский комиссар Биньон. В дальнейшем «Kurjer Litewski» использовался для распространения среди населения информации об успехах императорских войск.

1 июля 1812 года Наполеон подписал в Вильно декрет о восстановлении литовской государственности и создании временного правительства – Комиссии временного правительства Великого княжества Литовского. Она подразделялась на семь комитетов, каждый из которых возглавлял один из членов Комиссии: Продовольствия и магазинов – Станислав Солтан, Полиции – Карл Прозор, Финансов – Йозеф Сераковский, Военный – Александр Сапега, Судебный – Франц Иельский, Внутренних дел – Александр Потоцкий, Народного просвещения и религий – Ян Снядецкий. Генеральным секретарём стал Юзеф Коссаковский.

Комиссия представляла собой высший орган гражданского государственного управления княжества. Она занималась сбором налогов, распределением бюджетных средств, организацией вооружённых сил, формированием жандармерии и судебных органов.

Территориально княжество Литовское охватывало четыре департамента с двойной (местной и французской) администрацией, созданные на месте бывших Виленской, Гродненской, Минской губерний и Белостокского округа. Главные должности в департаментах заняли французские военачальники – интенданты.

Для управления городом Вильно были назначены мэр, четыре адъюнкта и муниципальный совет, состоящий из 12 человек. Всем им «вменялось в обязанность заведывать имениями, принадлежащими городу, иметь надзор над благотворительными учреждениями и над муниципальной полицией».

Высшая военная власть в Литве принадлежала Виленскому генерал-губернатору, дивизионному генералу графу Дирку ван Гогендорпу. Ему подчинялись военные губернаторы департаментов. Общее политическое руководство Литвой от имени Наполеона осуществлял министр иностранных дел Франции Юг-Бернар Маре.

5 июля 1812 года Наполеон издал декрет о создании вооружённых сил Литвы. Началось формирование девяти пехотных и уланских полков. Для первоначальных расходов по комплектации войск из французской казны было выделено 500 тысяч франков. Литовскую армию возглавил дивизионный генерал князь Ромуальд Гедройц. Бригадный генерал граф Ксаверий Несиоловский стал инспектором пехоты, а генерал Юзеф Вавжецкий – инспектором кавалерии.

Организация, обмундирование и штаты литовских полков устанавливались по образцу польских. Командирами назначались офицеры из богатых и знатных местных шляхетских родов. Наполеон рассчитывал, что они возьмут на себя часть расходов по формированию своих частей. Рекрутов набирали сроком на 6 лет. Для обучения новобранцев к каждому литовскому полку был прикомандирован майор из числа офицеров Варшавского герцогства, имевший боевой опыт. За основу обучения бралась система подготовки французских солдат,

7 июля 1812 года Комиссия временного правительства обратилась со специальным воззванием к духовенству, подчеркнув, что оно является лучшим посредником «для извещения народа о благодеяниях Великого Наполеона». Священникам предписывалось «приносить вместе с народом моления Всевышнему» за французского императора французов и успехи Великой армии, «а также убеждать народ терпеливо переносить случайные невзгоды, которые в своё время будут вознаграждены». 

Вопрос о политическом будущем Великого княжества Литовского остался нерешённым. Чрезвычайный сейм в Варшаве объявил о восстановлении Польского королевства и создании Генеральной конфедерации. Новым главой государства должен был стать князь Адам Чарторыйский, бывший лучший друг царя Александра I. Сейм направил в Вильну депутацию во главе с Юзефом Выбицким. 11 июля 1812 года он встретился с Наполеоном и призвал его официально провозгласить восстановление Польского королевства в границах всей бывшей Речи Посполитой.

Но французский император уклонился от прямого ответа, не желая возрождать Речь Посполитую до полной победы над Россией. Наполеон отказался от присоединения территории Великого княжества Литовского к Варшавскому герцогству. Виленская комиссия формально признала верховенство Генеральной конфедерации, но запретила своим чиновникам вступать с ней в какие-либо сношения кроме как через комиссию.

Отступая под ударами французских частей, русская армия 7 июля 1812 года оставила Минск. После этого местная шляхта сформировала Временный совет с целью предотвращения беспорядков и сохранения городских складов. Председателем был избран президент первого департамента минского губернского суда Людвик Каминский. Членами совета стали уездный предводитель дворянства Игнатий Монюшко и чиновники городского магистрата. Также в него вошёл президент второго департамента минского губернского суда Ян Ходько.

Узнав о приближении к Минску войск маршала Даву, Временный совет решил организовать ему торжественный приём. Утром 8 июля 1812 года делегация во главе с Каминским и Монюшко выехала за город. Через 2 км они встретили наполеоновский авангард. Спустя час французы вступили в Минск. На городской черте возле Раковской заставы маршала Даву с хлебом-солью встретили Ян Ходько, минский подкоморий князь Михаил Пузына и шляхтич Ян Сераковский. Они заявили, что в его лице горожане приветствуют Наполеона как избавителя от власти российского императора. Маршал благосклонно воспринял их речь. В ответ он сказал, что Великая армия пришла не завоёвывать Минск, а освобождать жителей бывшей Речи Посполитой.

На площади Верхнего рынка с цветами и оркестром французов приветствовали члены магистрата и толпы жителей города. Раздавались радостные возгласы: «Да здравствует Наполеон, избавитель Польши». Горожане рукоплескали маршалу Даву и плакали от радости.

Временный совет передал Великой армии минские склады, где находилось до 120 тонн муки, много овса и 614 кг пороха. Также французам достался большой запас лазаретного имущества.

10 июля 1812 года в минском кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии был отслужен «благодарственный молебен за освобождение Литвы». На нём присутствовал весь французский генералитет со своими штабными офицерами в полной парадной форме и с маршалом Даву во главе. Потом состоялся сбор милостыни для бедных. После этого на площади Верхнего рынка прошёл военный парад.

13 июля 1812 года декретом маршала Даву был создан первый официальный орган новой власти — Комиссия временного правительства Минского департамента. Бригадный генерал Жозеф Барбанегр стал временным губернатором. Председателем комиссии был назначен князь Михаил Пузына. В 1-й отдел комиссии (продовольственный) вошли Игнатий Монюшко, Антон Ванькович и Михаил Зенович. Во 2-й отдел (полиции) — Людвик Каминский, Винцент Володкович и Ксаверий Липский. В 3-й отдел (финансовый) — Ян Ходько, Атанас Прушинский и граф Кароль Чапский. Пост секретаря комиссии занял Роман Ивановский. Одновременно маршал Даву назначил из числа горожан 24 комиссара. Они были ответственны за обеспечение его корпуса провиантом и фуражом.

14 июля комиссия опубликовала воззвание, в котором призвала горожан помогать императорским войскам. В тот же день она организовала в занятых французами Минском, Борисовском, Игуменском и Вилейском уездах аналогичные комиссии по 5 человек в каждой.

16 июля 1812 года в Минск прибыл постоянный губернатор — генерал французской армии Николай Брониковский, поляк по происхождению. Он приказал создать почтовую службу минского департамента и назначил её начальником Игната Алешу. Губернатор издал прокламацию, в которой призвал жителей Минска поддерживать правопорядок и добросовестно исполнять реквизиции. Он предупредил о том, что грабителей, мародёров и скупщиков краденого ожидает смертная казнь. Борьба с ними была поручена французской военной жандармерии. 

19 июля 1812 года католический епископ минского диоцеза Якуб Игнатий Дедерко отслужил мессу в кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии. На богослужении присутствовал губернатор Николай Брониковский со всем своим штабом. В краткой речи епископ поблагодарил французского императора за его помощь в освобождении от царской власти и в заключение сказал: «Сокрушились московские кандалы. Попадаем мы в сладкое царство Наполеона. Призываю всех, кому дорога Отчизна, под хоругви Освободителя!».

15 августа 1812 года в Минске состоялись крупные торжества в честь дня рождения Наполеона. Праздник начался с колокольного звона во всех костёлах города. Епископ Дедерко отслужил торжественную обедню в кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии, на которой присутствовали все гражданские и военные власти города. В честь дня рождения Наполеона площадь Верхнего рынка было решено переименовать в площадь Наполеона. В Городском саду устроили соревнования в беге. Пехота и кавалерия Великой армии дали показательное выступление в стрельбе по цели. В районе городского сада был запущен воздушный шар, украшенный различными плакатами с поздравлениями от местных жителей «восхваляющими величие и силу избавителя нашего Наполеона Великого». Кульминацией торжеств стало театральное представление по пьесе Яна Ходько «Освобождение Литвы или переход через Неман». Закончилось празднование дня рождения французского императора балом-маскарадом на 600 человек.

Тем временем наполеоновские войска продолжали продвигаться на восток. 21 июля 1812 года корпус маршала Даву вышел к Могилёву. Сломив сопротивление немногочисленного гарнизона, французы в течение нескольких часов овладели городом. При въезде Даву со свитой в Могилёв его встретил губернский предводитель дворянства Кроер и часть жителей. По приказу маршала губернатором города стал маркиз Делорм. Для управления Могилёвской губернией создавалась временная комиссия. В неё вошли представители польской шляхты.

Французов приветствовал православный архиепископ Могилёвский и Витебский Варлаам (Шишацкий). Выступая перед прихожанами, он произнёс проповедь, в которой заявил: «На ком более действует Всевышний Промысел, как на великом Наполеоне? Предприятия его чрезвычайны, подвиги велики. Дальновидные его намерения приводят в изумление всю вселенную».

25 июля 1812 года временная комиссия направила архиепископу Варлааму предписание осуществить акт принесения присяги французскому императору могилёвским духовенством, дворянством и другими сословиями православного вероисповедания. После этого он «должен лично как первенствующий архипастырь Могилёвской епархии совершить литургию, поминая отныне, а равно и на благодарственном молебствии, вместо императора Александра I, французского императора и италийского короля Великого Наполеона. И чтобы всё это было исполнено им, архипастырем Греко-Российской церкви, с приличным торжеством не только в Могилёве, но и во всех приходах епархии, а потому и должен он послать от себя повестки по г. Могилёву и по епархии и о последующем уведомить временную комиссию».

Получив предписание, Варлаам согласился привести своих прихожан к присяге. Утром 26 июля 1812 года православные жители Могилёва принесли клятву верности Наполеону. В ней говорилось: «Я, нижепоименованный, клянусь Всемогущим Богом в том, что установленному правительству от Его Императорского Величества Французского Императора и Италийского Короля Наполеона имею быть верным и все повеления его исполнять и дабы исполнены были – стараться буду». Аналогичную присягу принесли в католических костёлах и иудейских синагогах.

В последующие дни во все духовные учреждения Могилёвской епархии были разосланы подписанные Варлаамом указания. В них содержалось требование о принесении священнослужителями присяги французскому императору. Позже оно неоднократно подтверждалось. Подчиняясь архиепископу, большинство священников дало клятву верности Наполеону. Священный Синод был вынужден констатировать, что «две трети духовенства по могилёвской епархии учинили присягу на верность врагу».

В первой половине августа 1812 года корпус маршала Даву оставил Могилёв. Его сменил 5-й польский корпус. Им командовал генерал Юзеф Понятовский. Он собрал губернскую конференцию шляхты, которая приняла решение присоединиться к Польше. 

28 июля 1812 года Великая армия вошла в Витебск. Накануне часть горожан эвакуировалась. Выехали многие дворянские и купеческие семьи, в основном, этнические русские, со своими крепостными, а также чёрное и белое духовенство, чиновники. Были эвакуированы гимназия и семинария. Семь еврейских купеческих семей, проживавших в Витебске, не покинули город. 

Вслед за основными силами прибыл Наполеон. Горожане с любопытством смотрели на него, но восторженной встречи, как в первые дни войны в Литве, здесь уже не было. 

В Витебске остался гарнизон в 200 человек. Остальные французские силы двинулись на восток. Развивая наступление, кавалерийский авангард под командованием маршала Мюрата опрокинул заслоны отступавшей русской армии и занял село Рудня в 68 км от Смоленска. Здесь проходила старая граница Речи Посполитой до её первого раздела.

Наполеон хорошо понимал, что после того как он перейдёт пределы Витебской губернии и вступит на территорию Смоленщины, где преобладало русское население, кампания формально перестанет быть войной за восстановление Польши. Патрули и фуражиры доносили императору о том что «здесь приходит конец таким местам, где население за нас; дальше — люди становятся другими. Все против нас; все готовы либо защищаться, либо бежать... Мужики вооружены пиками, многие на конях».

Наполеону не удалось добиться основной цели – разгромить противника в генеральном сражении и принудить Александра I к принятию выгодных для Франции условий мира. Согласно плану французского императора, именно в Витебске должны были начаться переговоры с русскими представителями. Если не о мире, то хотя бы о перемирии. Бригадный генерал Филипп-Поль де Сегюр, который находился как квартирмейстер при Главном штабе в свите французского императора, вспоминал, что Наполеон, приехав в Витебск, отстегнул шпагу, резко бросил её на карты России, лежащие на столе, и произнёс: «Я останавливаюсь здесь! Я хочу здесь осмотреться, собрать тут армию, дать ей отдохнуть, хочу организовать Польшу. Кампания 1812 года кончена! Кампания 1813 года сделает остальное».

В ожидании русских переговорщиков французский император решил сделать остановку, чтобы дать отдых войскам, расстроенным после 400 км наступления, и заняться устройством жизни в захваченных землях.

Согласно указу Наполеона от 6 августа 1812 года в Витебской губернии создавалась административная комиссия. Ей было поручено управление финансами и средствами региона, организация жандармерии. Витебская губерния разделялась на 12 уездов, каждым из которых управлял подпрефект. Также в уездах были назначены военные коменданты.

Главой Витебской губернии Наполеон назначил дивизионного генерала графа Анри Шарпантье. Он же стал первым председателем административной комиссии. Также в неё вошёл интендант Витебской губернии маркиз Амеде де Пасторе. Остальные посты в комиссии заняли представители шляхты – бригадир Храповицкий, Станислав Богомолец, Юревич, Иосиф Шаверновский. Позже председателем стал интендант де Пасторе, генеральным секретарём – Ян Щит. В новый состав комиссии вошли граф Иосиф Борх, князь Павел Сапега, князь Радзивилл, Шадурский, Вейсенгоф. Подпрефектом Витебского уезда стал Станислав Богомолец. Мэром города был назначен Ромуальд Богомолец.

В Витебске начал действовать магистрат. Он занимался сбором с населения налогов и сборов для нужд армии, их записью и дальнейшим распределением, рассмотрением обращений и жалоб граждан. В магистрат входили городской голова Гавриил Лиорко, бурмистры Запольский и Лучёсский, ратманы Гарман, Сувар и Скуратович. Также в его состав был включён Перлин, представитель местной еврейской общины. Кроме того, в Витебске функционировали уголовный суд и городская полиция во главе с комиссаром Крассовским.

По указанию Наполеона ксёндз Полонский произнёс в иезуитском костёле речь, в которой призывал горожан принести присягу французскому императору. Присягнувшие обязаны были носить на рукаве цветную кокарду. Те, кто её не имел, при появлении на улице подвергались оскорблениям и побоям.

Постепенно отношение жителей беларуских земель к французам стало меняться. Шляхта, которая ранее восторженно встречала Наполеона, теперь была недовольна массовыми реквизициями и стала относиться к Великой армии настороженно.

3 августа 1812 года 1-я армия Барклая де Толли и 2-я армия Багратиона соединились под Смоленском. На военном совете было принято решение о начале наступления. Наполеон в это время колебался между выбором: остаться зимовать на захваченной территории и продолжить войну в следующем году или же следовать за русской армией вглубь России. Из перехваченного личного письма одного из русских офицеров император узнал о готовившемся наступлении. После этого он сделал выбор в пользу продолжения кампании. Наполеон заранее составил план ответных действий, решив втянуть противника в генеральное сражение, которое должно было закончить войну. 13 августа 1812 года он вместе с Великой армией выступил из Витебска к Смоленску.

Русские войска в течение трёх дней упорно обороняли город. Но командование, стремясь избежать крупной битвы без шансов на победу и сохранить армию, уступавшую французам в численности, приняло решение отступить, оставив Смоленск. Наполеону снова не удалось навязать русским войскам генеральное сражение.

18 августа 1812 года Великая армия заняла разрушенный и объятый пожарами Смоленск. Улицы были завалены трупами и брошенными ранеными, которых эвакуировали сюда из разных мест. Большинство жителей ушло вслед за русской армией. В городе осталось не более 700 человек. Некоторые из них, в основном, женщины, старики и дети, укрылись в Успенском соборе.

Назначенный комендантом Смоленска пехотный генерал Антуан-Анри Жомини писал под впечатлением упорного сопротивления русских войск: «Мы найдём здесь новую Испанию, но Испанию без полей, без виноградников, без городов; мы не найдём здесь, конечно, Сарагосы, так как все деревянные дома были во власти огня благодаря поджогам и гранатам, но не менее ужасные препятствия, только в другом роде, ожидали здесь наступающую армию...».

Первоочередной задачей Великой армии в Смоленске стало очищение города от трупов. Усилиями наполеоновских солдат и жителей города тела погибших убрали с улиц и похоронили.

Интендантом Смоленской губернии был назначен аудитор французского государственного совета Арман де Вилльбланш. Он сформировал из «высших русских граждан» муниципальный совет. На этот орган была возложена задача возвратить горожан в свои дома. Председателем муниципального совета и мэром Смоленска был назначен отставной титулярный советник Ярославлев, секретарём — учитель гимназии Ефремов, как хорошо знавший французский язык. Вилльбланш издал прокламацию, в которой призвал жителей губернии доверять французам и по всем вопросам обращаться к новым властям.

Главной обязанностью муниципалитета стало снабжение Великой армии провиантом и фуражом, необходимыми строительными и прочими материалами. Также он должен был заниматься распределением войск по квартирам, поддержанием чистоты в городе и предоставлением в распоряжение наполеоновского командования необходимого количества рабочих.

В уездах Смоленской губернии французские власти назначили своих комиссаров. Они набирались из русских помещиков. Комиссарам было поручено восстановить и охранять порядок, выслушивать и принимать жалобы и ходатайства от населения, снабжать провиантом и фуражом Смоленск и Великую армию по требованию интендантов. Также они занимались охраной имущества местных жителей от грабежей, мародёрства и поджогов. Для руководства деятельностью комиссаров в Смоленске была учреждена верховная комиссия, которая состояла из французов и русских.

Большинство местных жителей старалось уклониться от исполнения обязанностей возложенных на них новыми властями. Нередко французскому командованию приходилось принуждать их к этому под угрозой смерти.

Находясь в Смоленске, Наполеон сделал первую попытку закончить войну. Французский император отправил царю письмо, в котором говорил о своём желании заключить мир и предлагал начать переговоры. Послание дошло до Александра I, но никакого ответа не последовало.

25 августа 1812 года Наполеон в карете и сопровождаемый свитой выехал из Смоленска вслед за основными силами Великой армии, которая продолжила преследование отступавших русских войск по направлению к Москве. Населённые пункты на пути следования французских частей сжигались, их жители по мере возможности уходили. Наполеоновская армия один за другим занимала горящие и пустые города – Дорогобуж, Вязьму, Гжатск.

Отступая, русское командование оставляло в тылу противника армейские партизанские отряды, которые при поддержке местного населения наносили ощутимый урон французам. Барклай де Толли писал атаману Платову: «Как мы теперь находимся в местах отечественной России, то должно внушить обывателям, чтобы они старались хватать малые неприятельские патрули, шатающиеся по разным дорогам, и где можно, то бы их истребляли». Если раньше французские войска сталкивались с эпизодическими случаями противодействия населения, то теперь сопротивление оккупантам стало почти повсеместным. Это сразу почувствовали как рядовые снабженцы Великой армии, так и маршалы Наполеона.

После Бородинского сражения, в котором русские войска понесли тяжёлые потери, главнокомандующий фельдмаршал Кутузов приказал оставить Москву без боя с целью сохранения сил. Армия прошла через город и двинулась на юго-восток по Рязанской дороге. Вместе с ней эвакуировалось большинство жителей. 

14 сентября 1812 года Великая армия вошла в Москву с запада. Наполеон расположился в Дорогомиловской слободе. Французское командование издало прокламацию для жителей Москвы, подписанную маршалом Бертье. В ней предписывалось представить коменданту города Дюронелю рапорты «о всех русских, находящихся у них, как о раненых, так и здоровых», сообщить в течение суток «о всех вещах, принадлежащих казне», известить о «мучных, ржаных и питейных припасах», а также выдать всё имеющиеся оружие. В заключении провозглашалось, что «спокойные жители Москвы не должны сомневаться в сохранности их имущества».

В тот же вечер в разных местах города начались пожары. Существует несколько версий их возникновения — организованный поджог при отступлении из Москвы, который обычно связывают с именем генерал-губернатора Ростопчина, поджог русскими лазутчиками, неконтролируемые действия французских мародёров, случайно возникший пожар, распространению которого способствовал общий хаос. Так как очагов возгорания было несколько, то, возможно, что в той или иной мере верны все версии.

15 сентября 1812 года Наполеон под звуки «Марсельезы» въехал в Кремль через Боровицкие ворота в сопровождении своей гвардии. Он расположился в парадных покоях царя Александра I. Ночью начался сильнейший ветер, продолжавшийся, не ослабевая, более суток. В результате пожар усилился. Пламя охватило центр Москвы вблизи Кремля, Замоскворечье, Китай-город, а также значительные территории на окраинах.

На рассвете 16 сентября 1812 года Наполеон, спасаясь от огня, переехал в Петровский путевой дворец на Тверском тракте. Он приказал принять «верховное командование над городом Москвой» маршалу Мортье, который был назначен генерал-губернатором. В качестве полицейских сил ему предлагалось использовать части Молодой гвардии. Под начальством Мортье находились военный комендант генерал Мийо. Также ему подчинялись штабные полковники Пютон и Тери. В 20 районах города были назначены военные коменданты.

Главной задачей французской администрации стало тушение пожара. Все силы были брошены на борьбу с огнём. Этим занимались как гражданские, так и военные чиновники. Пожар бушевал несколько дней. Он уничтожил русские склады с продовольствием и оружием. В огне погибло три четверти городских построек, которые были, в основном, деревянными. Благодаря дождю и стихшему ветру, утром 18 сентября 1812 года пожар удалось локализовать. Наполеон вернулся в Кремль. Начались поиски поджигателей. Суд над ними состоялся 24 сентября 1812 года в доме князя Долгорукова на Покровке. В тот же день начались первые расстрелы. Всего было казнено до 400 человек. Все они являлись представителями низших сословий.

Гражданским интендантом Москвы стал Жан-Батист Лессепс, генеральный комиссар по делам торговли. Ему было доверено формирование местного органа самоуправления – Московского муниципалитета. Лессепс поручил местному купцу Дюлону, с которым был хорошо знаком и в доме которого первоначально остановился, пригласить нескольких известных уважаемых москвичей из числа оставшегося в городе мещанства и купечества. Фамилии всех собравшихся переписали. Затем каждому сообщили о должности, которую он будет занимать в муниципалитете. Тем, кто откажется, интендант пригрозил, что «будет с ними худо».

24 сентября 1812 года Лессепс подписал документ под названием «Временные должности предварительной московской муниципальности». В нём было указано 12 пунктов, которые входили в компетенцию нового органа самоуправления. К их числу относились содержание дорог, улиц и мостовых, попечение о больницах и госпиталях, охрана свободы богослужения, помощь в работе «мастеровых, какой бы нации ни были, назначением им места, где бы им можно было вольно заниматься их рукоделием и работой и платежом за их труды». Также в задачи муниципалитета входили расквартирование войск, забота об общественной безопасности и спокойствии, мировая юстиция и исправительная полиция, общественное призрение, очистка улиц и садов от трупов людей и животных. 

1 октября 1812 года Лессепс объявил о начале работы муниципалитета. Он призвал жителей Москвы возвращаться в свои дома, уверяя, что порядок в городе восстановлен и поддерживается новыми властями. Муниципалитет разместился в доме канцлера Румянцева на Маросейке. В его состав входило 25 человек. Председателем был городской голова Пётр Находкин. Муниципалитет делился на 6 департаментов. Во главе каждого из них стояли товарищи городского головы. Знаками отличия членов муниципалитета были красная лента через правое плечо и красная лента на левом рукаве. Городской голова, кроме этого, носил также белый пояс. На воротах домов членов самоуправления крепился «билет» с целью защитить их жилища от разграбления и при необходимости легко найти.

Наряду с муниципалитетом была образована городская полиция. Лессепс заявил, что она «учреждена по прежнему положению». Во главе полиции стояли два обер-полицмейстера. Вся территория города была разделена на 20 участков, которыми руководили участковые комиссары. Также в штат входил от 19 до 21 комиссарских помощника и 4-5 переводчиков. На должности в полиции были назначены преимущественно лица французского происхождения, проживавшие в Москве.

Наполеон ещё трижды попытался начать с русским командованием переговоры о мире, но безуспешно. В войсках всё больше чувствовались проблемы с продовольствием, фуражом, тёплой одеждой. Началось общее разложение Великой армии. Среди солдат падала дисциплина, распространялось пьянство и мародёрство. Всё это вынудило Наполеона отдать приказ об отступлении из города. 20 октября 1812 года последние французские части оставили Москву. Великая армия двинулась на юго-запад по Старой Калужской дороге.

После возвращения в Москву русских войск жители, которые работали в оккупационной администрации, по требованию генерал-губернатора Ростопчина подверглись полицейской проверке. Однако, в связи с тем, что большинство из них действовало по принуждению, почти никто не был привлечён к ответственности за сотрудничество с врагом. Только единицы, которые сознательно остались в Москве для помощи французам, были приговорены к телесным наказаниям и ссылке в Сибирь.

В связи с поражением Наполеона и выходом русских войск к государственной границе, Александр I принял решение амнистировать представителей населения западных губерний, сотрудничавших с Великой армией. 24 декабря 1812 года, находясь в Вильно, царь издал «Манифест о прощении жителей от Польши присоединённых областей, участвовавших с французами в войне против России». Александр I писал, что тех из них, кто добровольно помогал Наполеону «долженствовал бы наказать меч правосудия; но видя излившийся на них гнев Божий, поразивший их вместе с теми, которых владычеству они вероломно покорились, и уступая вопиющему в Нас гласу милосердия и жалости, объявляем Наше Всемилостивейшее общее и частное прощение, предая всё прошедшее вечному забвению и глубокому молчанию, и запрещая впредь чинить какое-либо по делам сим притязание, или изыскание».

Императорская амнистия не распространялась на церковных иерархов, которые добровольно поддержали Наполеона. Они были привлечены к ответственности.

По распоряжению Александра I Священный Синод отстранил архиепископа Могилёвского и Витебского Варлаама (Шишацкого) от власти над епархией и отдал под суд. Указом от 1 мая 1813 года его «яко оказавшегося явным клятвопреступником» лишили сана и священства. Обряд извержения над ним совершил архиепископ Михаил (Десницкий). После этого Варлаама простым монахом отправили в Спасо-Преображенский Новгород-Северский мужской монастырь. Находясь там, он ослеп. 23 июля 1820 года Варлаам скончался и был похоронен вблизи монастыря.

Минский католический епископ Якуб Игнатий Дедерко был лишён власти над епархией. Его отправили в ссылку в село Олыка на Волыни, где поместили в монастырь. Там Дедерко умер 24 января 1829 года.

Таким образом, наказание лиц, которые сотрудничали с французской администрацией, было исключительно адресным. Никаких массовых репрессий со стороны российских властей после окончания войны в их отношении не последовало.

Вячеслав Бабайцевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
26
Прокомментировать

Никаких проектов долгосрочной оккупации областей Центральной России у Наполеона не было. Значительного внимания политическому переустройству в Смоленской и Московской губерниях французский император не уделял. Главной его целью при продвижении по этим территориям было обеспечение тылов для дальнейшего продолжения боевых действий. Решение о походе на Москву возникло уже в ходе кампании 1812 года. Оно было следствием неудачи первоначального плана французского императора – разгромить русскую армию в генеральном сражении на приграничных территориях и продиктовать свои условия мира.

Грандиозные планы по завоеванию России стали приписывать Наполеону только десятилетия спустя. Реальный план кампании был совсем другим. Известно, что накануне вторжения Наполеон говорил австрийскому министру иностранных дел Клеменсу фон Меттерниху: «Торжество будет уделом более терпеливого. Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу я её в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь».

Одной из главных целей французского императора было возрождение независимой Польши на основе образованного под протекторатом Франции в июле 1807 года Варшавского герцогства. В её состав планировалось включить украинские, беларуские и литовские земли, которые вошли в Российскую империю по результатам разделов Речи Посполитой в XVIII веке. Новое государство должно было стать противовесом своему восточному соседу.

30 мая 1812 года Наполеон прибыл в Познань, где инициировал созыв чрезвычайной сессии польского сейма. Он должен был обратиться к французскому императору с просьбой восстановить Речь Посполитую в прежних границах, за исключением Галиции, и призвать население западных российских губерний к объединению с Варшавским герцогством.

22 июня 1812 года, находясь в своей штаб-квартире в Вилковишках, Наполеон выпустил воззвание к Великой армии, в котором обвинил Россию в нарушении условий Тильзитского мира и объявил о начале вторжения. Предстоявшую кампанию он назвал Второй польской войной.

24 июня 1812 года передовые части Великой армии перешли через пограничную реку Неман и заняли крепость Ковно. Вступив в западные губернии Российской империи, французские войска встретили симпатии со стороны местного населения. Горожане торжественно встречали их. Почти вся литовско-беларуская шляхта, рассчитывавшая на восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года, воспринимала Наполеона как освободителя от российского самодержавия. Католические священники, а в ряде мест и православные иерархи, также поддержали Наполеона.

28 июня 1812 года французские войска вступили в Вильно. Многотысячные толпы горожане радостно встретили солдат и офицеров Великой армии как своих освободителей. Им дарили цветы, угощали хлебом и молоком.

Прибыв в Вильно, Наполеон приказал вызвать к себе редактора виленской газеты «Kurjer Litewski» Каллиста Даниловича и долго с ним беседовал. Французский император расспрашивал его о численности русской армии, причинах её отступления из Вильно, состоянии динабургской крепости, лазаретных помещениях, размерах населения края и настроениях среди литовского дворянства, духовенства, профессоров, студентов и крестьян. Понимая влияние местной прессы на общественное мнение, Наполеон приказал продолжить издание «Kurjer Litewski», которое с началом войны приостановилось. Цензором газеты был назначен статс-секретарь Дарю, а затем императорский комиссар Биньон. В дальнейшем «Kurjer Litewski» стал пропагандистским инструментом французской администрации и использовался для распространения среди населения информации об успехах Великой армии.

1 июля 1812 года Наполеон подписал в Вильно декрет о восстановлении литовской государственности и создании временного правительства – Комиссии временного правительства Великого княжества Литовского. Она подразделялась на семь комитетов, каждый из которых возглавлял один из членов Комиссии: Продовольствия и магазинов – Станислав Солтан, Полиции – Карл Прозор, Финансов – Йозеф Сераковский, Военный – Александр Сапега, Судебный – Франц Иельский, Внутренних дел – Александр Потоцкий, Народного просвещения и религий – Ян Снядецкий. Генеральным секретарём стал Юзеф Коссаковский.

Комиссия представляла собой высший орган гражданского государственного управления княжества. Она занималась сбором налогов, распределением бюджетных средств, организацией вооружённых сил, формированием жандармерии и судебных органов.

Территориально княжество Литовское охватывало четыре департамента с двойной (местной и французской) администрацией, созданные на месте бывших Виленской, Гродненской, Минской губерний и Белостокского округа. Главные должности в департаментах заняли французские военачальники – интенданты.

Для управления городом Вильно были назначены мэр, четыре адъюнкта и муниципальный совет, состоящий из 12 человек. Всем им «вменялось в обязанность заведывать имениями, принадлежащими городу, иметь надзор над благотворительными учреждениями и над муниципальной полицией».

Высшая военная власть в Литве принадлежала Виленскому генерал-губернатору, дивизионному генералу графу Дирку ван Гогендорпу. Ему подчинялись военные губернаторы департаментов. Общее политическое руководство Литвой от имени Наполеона осуществлял министр иностранных дел Франции Юг-Бернар Маре.

5 июля 1812 года Наполеон издал декрет о создании вооружённых сил Литвы. Началось формирование девяти пехотных и уланских полков. Для первоначальных расходов по комплектации войск из французской казны было выделено 500 тысяч франков.

Литовскую армию возглавил дивизионный генерал князь Ромуальд Гедройц. Бригадный генерал граф Ксаверий Несиоловский стал инспектором пехоты, а генерал Юзеф Вавжецкий – инспектором кавалерии.

Организация, обмундирование и штаты литовских полков устанавливались по образцу польских. Командирами назначались офицеры из богатых и знатных местных шляхетских родов. Наполеон рассчитывал, что они возьмут на себя часть расходов по формированию своих частей.

Рекрутов набирали сроком на 6 лет. Для обучения новобранцев к каждому литовскому полку был прикомандирован майор из числа офицеров Варшавского герцогства, имевший боевой опыт. За основу обучения бралась система подготовки французских солдат,

7 июля 1812 года Комиссия временного правительства обратилась со специальным воззванием к духовенству, подчеркнув, что оно является лучшим посредником «для извещения народа о благодеяниях Великого Наполеона». Священникам предписывалось «приносить вместе с народом моления Всевышнему» за французского императора французов и успехи Великой армии, «а также убеждать народ терпеливо переносить случайные невзгоды, которые в своё время будут вознаграждены».

Вопрос о политическом будущем Великого княжества Литовского остался нерешённым. Чрезвычайный сейм в Варшаве объявил о восстановлении Польского королевства и создании Генеральной конфедерации. Новым главой государства должен был стать князь Адам Чарторыйский. Сейм направил в Вильну депутацию во главе с Юзефом Выбицким. 11 июля 1812 года он встретился с Наполеоном и призвал его официально провозгласить восстановление Польского королевства в границах всей бывшей Речи Посполитой. Но Наполеон уклонился от прямого ответа, не желая возрождать Речь Посполитую до полной победы над Россией.

Французский император отказался от присоединения территории Великого княжества Литовского к Варшавскому герцогству. Виленская комиссия формально признала верховенство Генеральной конфедерации, но запретила своим чиновникам вступать с ней в какие-либо сношения кроме как через комиссию.

Отступая под ударами французских частей, русская армия 7 июля 1812 года оставила Минск. После этого местная шляхта сформировала Временный совет с целью предотвращения беспорядков и сохранения городских складов. Председателем был избран президент первого департамента минского губернского суда Людвик Каминский. Членами совета стали уездный предводитель дворянства Игнатий Монюшко и чиновники городского магистрата. Также в него вошёл президент второго департамента минского губернского суда Ян Ходько.

Узнав о приближении к Минску войск маршала Даву, Временный совет решил организовать ему торжественный приём. Утром 8 июля 1812 года делегация во главе с Каминским и Монюшко выехала за город. Через 2 км они встретили наполеоновский авангард. Спустя час французы вступили в Минск. На городской черте возле Раковской заставы маршала Даву с хлебом-солью встретили Ян Ходько, минский подкоморий князь Михаил Пузына и шляхтич Ян Сераковский. Они заявили, что в его лице горожане приветствуют Наполеона как избавителя от власти российского императора. Маршал благосклонно воспринял их речь. В ответ он сказал, что Великая армия пришла не завоёвывать Минск, а освобождать жителей бывшей Речи Посполитой.

На площади Верхнего рынка с цветами и оркестром французов приветствовали члены магистрата и толпы жителей города. Раздавались радостные возгласы: «Да здравствует Наполеон, избавитель Польши». Горожане рукоплескали маршалу Даву и плакали от радости.

Временный совет передал Великой армии минские склады, где находилось до 120 тонн муки, много овса и 614 кг пороха. Также французам достался большой запас лазаретного имущества.

10 июля 1812 года в минском кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии был отслужен «благодарственный молебен за освобождение Литвы». На нём присутствовал весь французский генералитет со своими штабными офицерами в полной парадной форме и с маршалом Даву во главе. Потом состоялся сбор милостыни для бедных. После этого на площади Верхнего рынка прошёл военный парад.

13 июля 1812 года декретом маршала Даву был создан первый официальный орган новой власти — Комиссия временного правительства Минского департамента. Бригадный генерал Жозеф Барбанегр стал временным губернатором.

Председателем комиссии был назначен князь Михаил Пузына. В 1-й отдел комиссии (продовольственный) вошли Игнатий Монюшко, Антон Ванькович и Михаил Зенович. Во 2-й отдел (полиции) — Людвик Каминский, Винцент Володкович и Ксаверий Липский. В 3-й отдел (финансовый) — Ян Ходько, Атанас Прушинский и граф Кароль Чапский. Пост секретаря занял Роман Ивановский.

14 июля комиссия опубликовала воззвание, в котором призвала горожан помогать императорским войскам. В тот же день она организовала в занятых французами Минском, Борисовском, Игуменском и Вилейском уездах аналогичные комиссии по 5 человек в каждой.

16 июля 1812 года в Минск прибыл постоянный губернатор — генерал французской армии Николай Брониковский, поляк по происхождению. Он издал прокламацию, в которой призвал жителей Минска поддерживать правопорядок и добросовестно исполнять реквизиции.

19 июля 1812 года католический епископ минского диоцеза Якуб Игнатий Дедерко отслужил мессу в кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии. На богослужении присутствовал губернатор Николай Брониковский со всем своим штабом. В краткой речи епископ поблагодарил французского императора за его помощь в освобождении от царской власти и в заключение сказал: «Сокрушились московские кандалы. Попадаем мы в сладкое царство Наполеона. Призываю всех, кому дорога Отчизна, под хоругви Освободителя!».

15 августа 1812 года в Минске состоялись крупные торжества в честь дня рождения Наполеона. Праздник начался с колокольного звона во всех костёлах города. Епископ Дедерко отслужил торжественную обедню в кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии, на которой присутствовали все гражданские и военные власти города. В честь дня рождения Наполеона площадь Верхнего рынка было решено переименовать в площадь Наполеона. В Городском саду устроили соревнования в беге. Пехота и кавалерия Великой армии дали показательное выступление в стрельбе по цели. В районе городского сада был запущен воздушный шар, украшенный различными плакатами с поздравлениями от местных жителей «восхваляющими величие и силу избавителя нашего Наполеона Великого». Кульминацией торжеств стало театральное представление по пьесе Яна Ходько «Освобождение Литвы или переход через Неман». Закончилось празднование дня рождения французского императора балом-маскарадом на 600 человек.

Тем временем наполеоновские войска продолжали продвигаться на восток. 21 июля 1812 года корпус маршала Даву вышел к Могилёву. Сломив сопротивление немногочисленного гарнизона, французы в течение нескольких часов овладели городом.

При въезде Даву со свитой в Могилёв его встретил губернский предводитель дворянства Кроер и часть жителей. По приказу маршала губернатором города стал маркиз Делорм. Для управления Могилёвской губернией создавалась временная комиссия. В неё вошли представители польской шляхты.

Французов приветствовал православный архиепископ Могилёвский и Витебский Варлаам (Шишацкий). Выступая перед прихожанами, он произнёс проповедь, в которой заявил: «На ком более действует Всевышний Промысел, как на великом Наполеоне? Предприятия его чрезвычайны, подвиги велики. Дальновидные его намерения приводят в изумление всю вселенную».

25 июля 1812 года временная комиссия направила архиепископу Варлааму предписание осуществить акт принесения присяги французскому императору могилёвским духовенством, дворянством и другими сословиями православного вероисповедания. После этого он «должен лично как первенствующий архипастырь Могилёвской епархии совершить литургию, поминая отныне, а равно и на благодарственном молебствии, вместо императора Александра I, французского императора и италийского короля Великого Наполеона».

Утром 26 июля 1812 года православные жители Могилёва принесли клятву верности Наполеону. В ней говорилось: «Я, нижепоименованный, клянусь Всемогущим Богом в том, что установленному правительству от Его Императорского Величества Французского Императора и Италийского Короля Наполеона имею быть верным и все повеления его исполнять и дабы исполнены были – стараться буду». Аналогичную присягу принесли в католических костёлах и иудейских синагогах.

В последующие дни во все духовные учреждения Могилёвской епархии были разосланы подписанные Варлаамом указания. В них содержалось требование о принесении священнослужителями присяги французскому императору. Позже оно неоднократно подтверждалось. Подчиняясь архиепископу, большинство священников дало клятву верности Наполеону. Священный Синод был вынужден констатировать, что «две трети духовенства по могилёвской епархии учинили присягу на верность врагу».

В первой половине августа 1812 года корпус маршала Даву оставил Могилёв. Его сменил 5-й польский корпус. Им командовал генерал Юзеф Понятовский. Он собрал губернскую конференцию шляхты, которая приняла решение присоединиться к Польше.

28 июля 1812 года Великая армия вошла в Витебск. Накануне часть горожан эвакуировалась. Выехали многие дворянские и купеческие семьи, в основном, этнические русские, со своими крепостными, а также чёрное и белое духовенство, чиновники. Были эвакуированы гимназия и семинария. Семь еврейских купеческих семей, проживавших в Витебске, не покинули город.

Вслед за основными силами прибыл Наполеон. Горожане с любопытством смотрели на него, но восторженной встречи, как в первые дни войны в Литве, здесь уже не было.

В Витебске остался гарнизон в 200 человек. Остальные французские силы двинулись на восток. Развивая наступление, кавалерийский авангард под командованием маршала Мюрата опрокинул заслоны отступавшей русской армии и занял село Рудня в 68 км от Смоленска. Здесь проходила старая граница Речи Посполитой до её первого раздела.

Наполеон хорошо понимал, что после того как он перейдёт пределы Витебской губернии и вступит на территорию Смоленщины, где преобладало русское население, кампания формально перестанет быть войной за восстановление Польши. Патрули и фуражиры доносили императору о пророссийских настроениях жителей к востоку от Рудни и Красного. Они сообщали, что «здесь приходит конец таким местам, где население за нас; дальше — люди становятся другими. Все против нас; все готовы либо защищаться, либо бежать... Мужики вооружены пиками, многие на конях».

Наполеону не удалось добиться основной цели – разгромить противника в генеральном сражении и принудить Александра I к принятию выгодных для Франции условий мира. Согласно плану французского императора, именно в Витебске должны были начаться переговоры с русскими представителями. Если не о мире, то хотя бы о перемирии. Бригадный генерал Филипп-Поль де Сегюр, который находился как квартирмейстер при Главном штабе в свите французского императора, вспоминал, что Наполеон, приехав в Витебск, отстегнул шпагу, резко бросил её на карты России, лежащие на столе, и произнёс: «Я останавливаюсь здесь! Я хочу здесь осмотреться, собрать тут армию, дать ей отдохнуть, хочу организовать Польшу. Кампания 1812 года кончена! Кампания 1813 года сделает остальное». В ожидании русских переговорщиков французский император решил сделать остановку, чтобы дать отдых войскам, расстроенным после 400 км наступления, и заняться устройством жизни в захваченных землях.

Наполеон поселился в Губернаторском дворце. 6 августа 1812 года он издал указ, согласно которому в Витебской губернии создавалась административная комиссия. Ей было поручено управление финансами и средствами региона, организация жандармерии. Витебская губерния разделялась на 12 уездов, каждым из которых управлял подпрефект. Также в уездах были назначены военные коменданты.

Главой Витебской губернии Наполеон назначил дивизионного генерала графа Анри Шарпантье. Он же стал первым председателем административной комиссии. Также в неё вошёл интендант Витебской губернии маркиз Амеде де Пасторе. Остальные посты в комиссии заняли представители шляхты – бригадир Храповицкий, Станислав Богомолец, Юревич, Иосиф Шаверновский. Позже председателем стал интендант де Пасторе, генеральным секретарём – Ян Щит. В новый состав комиссии вошли граф Иосиф Борх, князь Павел Сапега, князь Радзивилл, Шадурский, Вейсенгоф. Подпрефектом Витебского уезда стал Станислав Богомолец. Мэром города был назначен Ромуальд Богомолец.

В Витебске начал действовать магистрат. Он занимался сбором с населения налогов и сборов для нужд армии, их записью и дальнейшим распределением, рассмотрением обращений и жалоб граждан. В магистрат входили городской голова Гавриил Лиорко, бурмистры Запольский и Лучёсский, ратманы Гарман, Сувар и Скуратович. Также в его состав был включён Перлин, представитель местной еврейской общины. Кроме того, в Витебске функционировали уголовный суд и городская полиция во главе с комиссаром Крассовским.

По указанию Наполеона ксёндз Полонский произнёс в иезуитском костёле речь, в которой призывал горожан принести присягу французскому императору. Присягнувшие обязаны были носить на рукаве цветную кокарду. Те, кто её не имел, при появлении на улице подвергались оскорблениям и побоям.

3 августа 1812 года 1-я армия Барклая де Толли и 2-я армия Багратиона соединились под Смоленском. На военном совете было принято решение о начале наступления. Наполеон в это время колебался между выбором: остаться зимовать на захваченной территории и продолжить войну в следующем году или же следовать за русской армией вглубь России.

Из перехваченного личного письма одного из русских офицеров император узнал о готовившемся наступлении. После этого он сделал выбор в пользу продолжения кампании. Наполеон заранее составил план ответных действий, решив втянуть противника в генеральное сражение, которое должно было закончить войну. 13 августа 1812 года он вместе с Великой армией выступил из Витебска к Смоленску.

Русские войска в течение трёх дней упорно обороняли город. Но командование, стремясь избежать крупной битвы без шансов на победу и сохранить армию, уступавшую французам в численности, приняло решение отступить, оставив Смоленск. Наполеону снова не удалось навязать русским войскам генеральное сражение.

18 августа 1812 года Великая армия заняла разрушенный и объятый пожарами Смоленск. Улицы были завалены трупами и брошенными ранеными, которых эвакуировали сюда из разных мест. Большинство жителей ушло вслед за русской армией. В городе осталось не более 700 человек. Некоторые из них, в основном, женщины, старики и дети, укрылись в Успенском соборе.

Назначенный комендантом Смоленска пехотный генерал Антуан-Анри Жомини писал под впечатлением упорного сопротивления русских войск: «Мы найдём здесь новую Испанию, но Испанию без полей, без виноградников, без городов; мы не найдём здесь, конечно, Сарагосы, так как все деревянные дома были во власти огня благодаря поджогам и гранатам, но не менее ужасные препятствия, только в другом роде, ожидали здесь наступающую армию...».

Первоочередной задачей Великой армии в Смоленске стало очищение города от трупов. Усилиями наполеоновских солдат и жителей тела погибших убрали с улиц и похоронили.

Интендантом Смоленской губернии был назначен аудитор французского государственного совета Арман де Вилльбланш. Он сформировал из «высших русских граждан» муниципальный совет. На этот орган была возложена задача возвратить горожан в свои дома. Председателем муниципального совета и мэром Смоленска был назначен отставной титулярный советник Ярославлев, секретарём — учитель гимназии Ефремов, как хорошо знавший французский язык. Вилльбланш издал прокламацию, в которой призвал жителей губернии доверять французам и по всем вопросам обращаться к новым властям.

Главной обязанностью муниципалитета стало снабжение Великой армии провиантом и фуражом, необходимыми строительными и прочими материалами. Также он должен был заниматься распределением войск по квартирам, поддержанием чистоты в городе и предоставлением в распоряжение наполеоновского командования необходимого количества рабочих.

В уездах Смоленской губернии французские власти назначили своих комиссаров. Они набирались из русских помещиков. Комиссарам было поручено восстановить и охранять порядок, выслушивать и принимать жалобы и ходатайства от населения, снабжать провиантом и фуражом Смоленск и Великую армию по требованию интендантов. Также они занимались охраной имущества местных жителей от грабежей, мародёрства и поджогов. Для руководства деятельностью комиссаров в Смоленске была учреждена верховная комиссия, которая состояла из французов и русских.

Большинство местных жителей старалось уклониться от исполнения обязанностей возложенных на них новыми властями. Нередко французскому командованию приходилось принуждать их к этому под угрозой смерти.

Находясь в Смоленске, Наполеон сделал первую попытку закончть войну. Он попросил захваченного в плен русского генерал-майора Павла Тучкова написать письмо своему брату Николаю, командиру 3-го пехотного корпуса. В нём французский император говорил о своём желании заключить мир и предлагал царю начать переговоры. Послание дошло до Александра I, но никакого ответа не последовало.

25 августа 1812 года Наполеон в карете и сопровождаемый свитой выехал из Смоленска вслед за основными силами Великой армии, которая продолжила преследование отступавших русских войск по направлению к Москве. Населённые пункты на пути следования французских частей сжигались, население по мере возможности уходило. Наполеоновская армия один за другим занимала горящие и пустые города – Дорогобуж, Вязьму, Гжатск.

Отступая, русское командование оставляло в тылу противника армейские партизанские отряды, которые при поддержке местных жителей наносили ощутимый урон французам. Барклай де Толли писал атаману Платову: «Как мы теперь находимся в местах отечественной России, то должно внушить обывателям, чтобы они старались хватать малые неприятельские патрули, шатающиеся по разным дорогам, и где можно, то бы их истребляли». По мере продвижения французских войск, сопротивление населения, особенно сельского, активизировалось. Этому способствовали рост насилия со стороны наполеоновских солдат и падение дисциплины в Великой армии, которая постепенно превращалась в банду грабителей и мародёров. Бежавшие из плена русские военнослужащие и добровольцы из числа местных жителей брали на себя инициативу по организации самообороны и формированию партизанских отрядов. Если раньше французские войска сталкивались с эпизодическими случаями противодействия населения, то теперь сопротивление оккупантам стало повсеместным. Это сразу почувствовали как рядовые снабженцы Великой армии, так и маршалы Наполеона.

После Бородинского сражения, в котором русские войска понесли тяжёлые потери, главнокомандующий фельдмаршал Кутузов приказал оставить Москву без боя с целью сохранения сил. Армия прошла через город и двинулась на юго-восток по Рязанской дороге. Вместе с ней эвакуировалось большинство жителей. Согласно отчёту полиции, в городе оставалось всего около 6200 человек, то есть 2,3% от довоенного населения.

14 сентября 1812 года Великая армия вошла в Москву с запада. Наполеон расположился в Дорогомиловской слободе. Французское командование издало прокламацию для жителей Москвы, подписанную маршалом Бертье. В ней предписывалось представить коменданту города Дюронелю рапорты «о всех русских, находящихся у них, как о раненых, так и здоровых», сообщить в течение суток «о всех вещах, принадлежащих казне», известить о «мучных, ржаных и питейных припасах», а также выдать всё имеющиеся оружие. В заключении провозглашалось, что «спокойные жители Москвы не должны сомневаться в сохранности их имущества».

В тот же вечер в разных местах города начались пожары. Существует несколько версий их возникновения — организованный поджог при отступлении из Москвы, который обычно связывают с именем генерал-губернатора Ростопчина, поджог русскими лазутчиками, неконтролируемые действия французских мародёров, случайно возникший пожар, распространению которого способствовал общий хаос. Так как очагов возгорания было несколько, то, возможно, что в той или иной мере верны все версии.

15 сентября 1812 года Наполеон под звуки «Марсельезы» въехал в Кремль через Боровицкие ворота в сопровождении своей гвардии. Он расположился в парадных покоях царя Александра I. Ночью начался сильнейший ветер, продолжавшийся, не ослабевая, более суток. В результате пожар усилился. Пламя охватило центр Москвы вблизи Кремля, Замоскворечье, Китай-город, а также значительные территории на окраинах.

На рассвете 16 сентября 1812 года Наполеон, спасаясь от огня, переехал в Петровский путевой дворец на Тверском тракте. Он приказал принять «верховное командование над городом Москвой» маршалу Мортье, который был назначен генерал-губернатором. В качестве полицейских сил ему предлагалось использовать части Молодой гвардии. Под начальством Мортье находились военный комендант генерал Мийо. Также ему подчинялись штабные полковники Пютон и Тери. В 20 районах города были назначены военные коменданты.

Главной задачей французской администрации стало тушение пожара. Все силы были брошены на борьбу с огнём. Этим занимались как гражданские, так и военные чиновники. Пожар бушевал несколько дней. Он уничтожил русские склады с продовольствием и оружием. В огне погибло три четверти городских построек, которые были, в основном, деревянными. Благодаря дождю и стихшему ветру, утром 18 сентября 1812 года пожар удалось локализовать. Наполеон вернулся в Кремль. Начались поиски поджигателей. Суд над ними состоялся 24 сентября 1812 года в доме князя Долгорукова на Покровке. В тот же день начались первые расстрелы. Всего было казнено до 400 человек. Все они являлись представителями низших сословий.

Гражданским интендантом Москвы стал Жан-Батист Лессепс, генеральный комиссар по делам торговли. Ему было доверено формирование местного органа самоуправления – Московского муниципалитета. Лессепс поручил местному купцу Дюлону, с которым был хорошо знаком и в доме которого первоначально остановился, пригласить нескольких известных уважаемых москвичей из числа оставшегося в городе мещанства и купечества. Фамилии всех собравшихся переписали. Затем каждому сообщили о должности, которую он будет занимать в муниципалитете. Тем, кто откажется, интендант пригрозил, что «будет с ними худо».

24 сентября 1812 года Лессепс подписал документ под названием «Временные должности предварительной московской муниципальности». В нём было указано 12 пунктов, которые входили в компетенцию нового органа самоуправления. К их числу относились содержание дорог, улиц и мостовых, попечение о больницах и госпиталях, охрана свободы богослужения, помощь в работе «мастеровых, какой бы нации ни были, назначением им места, где бы им можно было вольно заниматься их рукоделием и работой и платежом за их труды». Также в задачи муниципалитета входили расквартирование войск, забота об общественной безопасности и спокойствии, мировая юстиция и исправительная полиция, общественное призрение, очистка улиц и садов от трупов людей и животных.

1 октября 1812 года Лессепс объявил о начале работы муниципалитета. Он призвал жителей Москвы возвращаться в свои дома, уверяя, что порядок в городе восстановлен и поддерживается новыми властями.

Муниципалитет разместился в доме канцлера Румянцева на Маросейке. В его состав входило 25 человек. Председателем был городской голова Пётр Находкин. Муниципалитет делился на 6 департаментов. Во главе каждого из них стояли товарищи городского головы. Знаками отличия членов муниципалитета были красная лента через правое плечо и красная лента на левом рукаве. Городской голова, кроме этого, носил также белый пояс. На воротах домов членов самоуправления крепился «билет» с целью защитить их жилища от разграбления и при необходимости легко найти.

Наряду с муниципалитетом была образована городская полиция. Лессепс заявил, что она «учреждена по прежнему положению». Во главе полиции стояли два обер-полицмейстера. Вся территория города была разделена на 20 участков, которыми руководили участковые комиссары. Также в штат входил от 19 до 21 комиссарских помощника и 4-5 переводчиков. На должности в полиции были назначены преимущественно лица французского происхождения, проживавшие в Москве.

Наполеон ещё трижды попытался начать с русским командованием переговоры о мире, но безуспешно. В войсках всё больше чувствовались проблемы с продовольствием, фуражом, тёплой одеждой. Началось общее разложение Великой армии. Среди солдат падала дисциплина, распространялось пьянство и мародёрство. Всё это вынудило Наполеона отдать приказ об отступлении из Москвы. 20 октября 1812 года последние французские части оставили город.

После возвращения в Москву русских войск жители, которые работали в оккупационной администрации, по требованию генерал-губернатора Ростопчина подверглись полицейской проверке. Однако, в связи с тем, что большинство из них действовало по принуждению, почти никто не был привлечён к ответственности за сотрудничество с врагом. Только единицы, которые сознательно остались в Москве для помощи французам, были приговорены к телесным наказаниям и ссылке в Сибирь.

В связи с поражением Наполеона и выходом русских войск к государственной границе, Александр I принял решение амнистировать представителей населения западных губерний, сотрудничавших с Великой армией. 24 декабря 1812 года, находясь в Вильно, царь издал «Манифест о прощении жителей от Польши присоединённых областей, участвовавших с французами в войне против России».

Александр I писал, что тех из них, кто добровольно помогал Наполеону «долженствовал бы наказать меч правосудия; но видя излившийся на них гнев Божий, поразивший их вместе с теми, которых владычеству они вероломно покорились, и уступая вопиющему в Нас гласу милосердия и жалости, объявляем Наше Всемилостивейшее общее и частное прощение, предая всё прошедшее вечному забвению и глубокому молчанию, и запрещая впредь чинить какое-либо по делам сим притязание, или изыскание».

Императорская амнистия не распространялась на церковных иерархов, которые добровольно поддержали Наполеона. Они были привлечены к ответственности.

По распоряжению Александра I Священный Синод отстранил архиепископа Могилёвского и Витебского Варлаама (Шишацкого) от власти над епархией и отдал под суд. Указом от 1 мая 1813 года его «яко оказавшегося явным клятвопреступником» лишили сана и священства. Обряд извержения над ним совершил архиепископ Михаил (Десницкий). После этого Варлаама простым монахом отправили в Спасо-Преображенский Новгород-Северский мужской монастырь. Находясь там, он ослеп. 23 июля 1820 года Варлаам скончался и был похоронен вблизи монастыря.

Минский католический епископ Якуб Игнатий Дедерко был лишён власти над епархией. Его отправили в ссылку в село Олыка на Волыни, где поместили в монастырь. Там Дедерко умер 24 января 1829 года.

Таким образом, наказание лиц, которые сотрудничали с французской администрацией, было исключительно адресным. Никаких массовых репрессий со стороны российских властей после окончания войны в их отношении не последовало.

Вячеслав Бабайцевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
22

Очень плохой ответ. Куча лишнего текста, из всей простыни по-сути вопроса лишь пара предложений.

-8
Ответить

превосходный ответ! это ведь выдержка из какой-то книги, нет? очень не хватает ссылки

+2
Ответить

Артём, спасибо за высокую оценку. Канва повествования моя собственная, но с использованием целого ряда книг, статей и интернет-ресурсов. Вот список со ссылками (некоторые из них не отображаются, поэтому просто скопирую адрес публикации).

1. Наполеон в России глазами иностранцев

2. «Tymczasowa Gazeta Mińska» о Минске в 1812 г.

3. К.К. Арнольди. Французы в Могилёве-на-Днепре. 1812 г. Рассказ очевидца

4. Беларусь и война 1812 года. Документы

5. Ф.А. Кудринский. Вильна в 1812 году

6. А.Е. Тарас. 1812 год – трагедия Беларуси

7. А.Н. Сергеев. Присяга Наполеону и моление за него в Могилёвской епархии в 1812 г.

8. Письма французского офицера из г. Смоленска в 1812 году

http://www.museum.ru/1812/Library/Grachev/index.html

9. М.М. Ковалевский. 1812. От Ковно до Бородина

10. С.А. Лютых. Минск во время войны 1812 г.

http://elib.bsu.by/bitstream/123456789/98217/1/95-98.pdf

11. А.И. Попов. Партизаны и народная война в 1812 году

http://www.museum.ru/museum/1812/Library/Borodino_conf/2000/Popov.pdf

12. А.И. Попов. Наполеон и крепостное право в России в 1812 году

http://www.museum.ru/museum/1812/Library/Borodino_conf/2001/Popov.pdf

13. Ю.И. Литвиновская. Положение Православной церкви на территории Беларуси, занятой армией Наполеона во время войны 1812 г.

http://www.hist.bsu.by/images/stories/files/nauka/izdania/tif/8/Litvinovskaya_UI.pdf

14. В.Н. Земцов. Московский муниципалитет при Наполеоне: коллаборационизм образца 1812 года

15. Статья «Якуб Игнатий Дедерко» из Циклопедии

16. Статья «Война 1812 г в Могилёве» из MogilevWiki

17. Статья «Варлаам (Шишацкий)» с сайта Древо. Открытая православная энциклопедия 

18. Статья «Витебск во время Отечественной войны 1812 года» из Витебской энциклопедии

19. Статья «Долгая остановка в Витебске» с сайта Война 1812 года: Хроника. Ровно 200 лет назад: Один день войны

+5
Ответить
Прокомментировать
Ответить