Schwarz Panzer
март 2018.
2143

Кто такой Титов и как бы вы отнеслись к нему как к президенту?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

В наших нынешних условиях застоя смена декораций и любое новое лицо уже будут во благо.

Однако через год эйфория пройдёт, и все мы вновь столкнёмся с проблемами. Какие они будут с Титовым?

Многое о Титове говорит то, что он является частью действующей исполнительной власти – той самой, которая и довела всё дело до застоя и тупика. В эту власть просто так не попадают, во всяком случае, точно не по заслугам. Пример Титова это подтверждает:  ничем выдающимся до своего назначения он не отличался, да и за время пребывания в своей должности ничем не отличился. Даже лозунг его предвыборной кампании – «А что… Титов?» - признаёт незначительную его узнаваемость и известность и работает по принципу «на безрыбьи и рак – рыба».

Во власти Титов оказался на одной из самых экзотических должностей– бизнес-омбудсмена. Экзотичность даже не в самом названии, которое за неимением соответствующего русского слова, призванного отразить некую реальность, использует малопонятный русскому человеку иностранное слово. Поэтому и смысл этой должности малопонятен. Ведь есть несколько объединений бизнеса, которые реально представляют интересы своих участников – к чему обмудсмен, который не входит в правительство, не имеет каких-либо полномочий. Кого он представляет? Судя по всему, никого, поэтому и диалог бизнеса с российским руководством формируется точно не через омбудсмена, а по совершенно иным каналам, о которых можно только догадываться, когда, например, достоянием гласности становятся факты отдыха высокопоставленных чиновников на яхтах крупных бизнесменов.

Многое о Титове говорит то, что его идеологическим партнёром является академик-экономист и помощник президента Глазьев, известный, в частности, своей активностью в развязанной в России антиукраинской кампании, поддержке ДНЛР. Значит, Титов поддерживает всю эту деятельность, и с его избранием президентом она не прекратится. Поэтому он и оказался включённым в «санкционный» список. А ведь именно прекращение этой антиукраинской деятельности, выполнение минских соглашений является залогом снятия санкций в отношении РФ со стороны Запада. Это означает, что Россия останется в изоляции, без доступа к столь необходимым ей для развития кредитным ресурсам и технологиям, т.е. ничего не изменится.

Ну и о предвыборной программе Титова. На первый взгляд, она вполне разумна. Но возникает чувство смущения, и вот почему: 1) она совершенно неконкретна и размыта до такой степени, что под ней можно подразумевать любой экономический и политический курс; 2) почему-то за образец государственной деятельности берётся Столыпин, который известен очень радикальными и жестокими, внеэкономическими решениями. Вместе с тем, если уж очень так хочется взять какой-то пример из прошлого, то значительно больше и позитивных плодов принесла России деятельность, например, С.Витте или Александра II. Они осуществили эпохальные для нашей страны реформы, которые к тому же не были сопряжены с жертвами, как у Столыпина; 3) всегда странно, когда человек во власти критикует эту же власть.

У нас, однако, есть возможность лучше понять экономический план Титова – для этого достаточно посмотреть на «стратегию роста» Столыпинского клуба, одним из лидеров которого Титов и является.  

Этот клуб предлагает меры, которые не только не решают острые и срочные проблемы России, но приведут к их обострению.  

Главная наша проблема состоит в том, что в результате санкций Россия оказалась лишённой доступа к долгосрочным кредитам – тем самым, без которых компании не в состоянии вложиться в обновление и расширение производства, новые проекты, в строительство. На западные кредиты российские банки кредитуют те российские компании, которые не могут взять эти кредиты на Западе самостоятельно. От этих кредитов, в частности, зависит и будущее системы ипотеки. Но именно проблему санкций Титов не сможет решить и не обещает это сделать – он связан с теми внутриполитическими силами, которые заинтересованы в продолжении конфликта с Украиной.

«Столыпинцы» безответственно заявляют, что добьются экономического роста за счёт государственного стимулирования одновременно и спроса и предложения. Такого в принципе не бывает – либо стимулируется потребительский спрос (кейнсианская модель), либо предложение (либеральная модель Милтона Фридмэна). Первая предполагает рост государственных расходов за счёт увеличения налогов, вторая – снижение налогов и госрасходов. Попытка объединить эти две модели свидетельствует о непонимании «академиками-экономистами» и «бизнесменами» сути того, что они предлагают, функционирования рыночной экономики.

Вместо децентрализации и демонополизации экономики, развития рынка, что ребует умньшения вмешателства государства и сокращения объёма госрегулирования,  Столыпинский клуб предлагает рост госрасходов - на общую фантастическую сумму 1,3 триллиона рублей, или 8% нынешних госрасходов. Это возможно за счёт роста налогов и/или печатания необеспеченных денег, что в любом случае ляжет бременем на население.  Будет также сохранена зависимость рынка от милости государства. Это всё то, что мы имеем в настоящее время и что и привело российскую экономику к стагнации с раскручивающейся коррупцией.

Титов предлагает новую обёртку для старых идей.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
36
-2
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью