Анастасия Разумова
февраль 2018.
1081

Была ли Марина Цветаева феминисткой?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Она просто попыталась войти в феминистскую тусовку.

Марина Цветаева в Париже. Обстановка в русскоязычных литературных кругах была самая напряженная, группы, сплотившиеся вокруг того или иного издания, враждовали друг с другом. А поскольку она могла язвительно высказаться вслух и про друзей, ее возможности печататься все сокращались. Тогда она решила пробиваться на французский рынок и начала переводить свои поэмы, основанные на русском фольклоре, на французский.

Ее парижская знакомая Извольская устроила ей приглашение на одну из пятниц у Натали Барни. Договорились, что МЦ будет там читать свои стихи. Она прочла поэму "Молодец", русско-фольклорную, о любви девушки и вампира. Приняли ее прохладно и больше не приглашали. Потом она негодовала по поводу культурной тупости французов. Но очевидно, это было не совсем правдой - культуры своей у них было предостаточно, просто странные русские стихи их никак не сумели заинтересовать.

Предлагала ли Барни ей помощь, или МЦ сама навязала ей рукопись с просьбой напечатать, неизвестно. Вот что пишет в книге о Софии Парнок Диана Бургин:
"Хорошо известно, что Цветаева часто считала себя разочарованной, когда люди, по ее мнению, не могли отвечать ее критериям дружбы или любви. Кажется, так было и в случае с Барни. По словам Цветаевой, Барни обещала ей помочь в публикации “Молодца” и не только не сдержала обещания, но и потеряла рукопись. Когда спустя несколько лет, в 1935 году, снова появилась надежда опубликовать злосчастного “Молодца”, на этот раз с помощью французской коллеги Ариадны Берг, в письме к ней Цветаева рассказывает о вероломстве Барни: “Я в отчаянии при мысли, что француз мог их [рукописи — Д. Б.] потерять — ибо так уже однажды, в салоне Nathalie Clifford — Barney — со мной (теми же вещами) — было. Ничего не сделала (все обещав! у нее было свое издательство) и потеряла. (Я не ассоциирую Вас с Barney — сохрани Бог! Я знаю Вашу добрую волю ко мне, но ведь вещи — у чужого!)"

Впрочем, нельзя оставлять в стороне и тот аспект критики лесбийских отношений в "Письме к Амазонке", в котором есть отголоски личной неприязни Цветаевой к Барни. Она обещала помочь Цветаевой с публикацией ее сочинений во Франции, но в итоге потеряла ценную рукопись. По справедливому мнению Дианы Л. Бургин, "Письмо..." Цветаевой адресовано сразу двум обманувшим ее чувства реальным амазонкам - Натали Барни и Софии Парнок. Тем более что черты сходства любовной истории "Письма к Амазонке" с взаимоотношениями Марины и Софии очевидны. Но, предрекая в "Письме..." смерть старшей женщины - "одинокой" и "гордой", Цветаева обрекала себя на еще большее, почти вселенское одиночество, о котором она, сочиняя письмо, еще вряд ли подозревала.

3
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью