О чём будет последняя художественная книга человечества?

1935
3
0
5 сентября
02:18
сентябрь
2015

Шааб Сун Ы, бывалый тайкун-давэй плазмера «Небесная слива», пожертвовав ради экономии энергии живобразами экипажа, высаживается согласно цяньфенплану на потенциально обитаемой планете в системе Кепилили-438. Планета оказывается непригодной для сложной жизни: она сильно раскалена, ее океаны испаряются, на ней существует лишь примитивная растительная жизнь, но при этом Шааб Сун Ы испытывает к этой планете странное влечение. Глядя на единственный раскаленный спутник планеты, освещенный красноватым светом раздутого светила, он отчего-то вспоминает песни, которые звучали в его инкубаторе, и ему хочется плакать, хотя он, как и все люди за последние 400 лет, родился без слезных желез.

«Небесная слива» гибнет, провалившись во внезапно образовавшуюся расщелину. Спасаясь от жара звезды, Шааб Сун Ы забредает в пещеру и находит останки существовавшей здесь когда-то цивилизации: жалкие приспособления, напоминавшие те, что он видел подростком в центральном историческом музее на Ян-стороне Луны. Шааб Сун Ы понимает, что попал не на Кепилили-438b, а на Землю далекого будущего. Он обвиняет в своем злоключении своего соперника, ученого Жао Салмана, посоветовавшего ему во время полета совершить гравитационный маневр вокруг недавно созданной за пределами Облака Тысячи Звездинок черной дыры (Шааб Сун Ы сначала отказывался, потому что такой маневр означал бы отъем небольшого количества белой энергии у Земли).

Вход в пещеру обваливается, оставляя Шааб Сун Ы в ловушке. При свете карманного шара он записывает эту историю наборным лазером на листах металла, разбросанных по пещере. Последние листы посвящены его возлюбленной Ду-сы, которую он ревновал к Жао Салману. Слабеющий Шааб Сун Ы находит в себе силы простить ее и соперника и описывает сцену их любовного единения в желтом поле под раскидистой сливой, в последних абзацах заменяя имя Салмана собственным. Текст обрывается на словах «Да я хочу да».

Лев Оборинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
26
2
сентябрь
2015

Александр Николаевич Скрябин пытался завершить историю человечества в своей "Мистерии". Это музыкальное произведение - по замыслу - даже не должно было быть художественным произведением, в нем должно было принимать участие все человечество.

Установка на "последнее" синкретическое художественное произведение была впервые сформулирована Рихардом Вагнером ("Произведение искусства будущего").

Стефан Малларме писал "Книгу" (книгу книг). И т.д.

"Завершить мир" в художественном тексте - характерная черта модернизма 20 века.

Я понимаю, что вопрос ваш шуточный, как и ответ на него Льва Оборина. А я - зануда и прилипала.

Но все-таки всерьез "последнее" художественное произведение можно представлять себе только в христианской парадигме: либо как мессианское, либо как апокалиптическое (и не факт, что это различные вещи).

6
2
январь
2016

Издательский самотек отыскал ответ:

"Уважаемый Илья,

мой роман - переложение теории суперструн. Существует несколько тканей реальности под названием Россия - есть Россия, в которой изобрели лекарство вечной жизни, и в ней правит Сталин, есть современная Россия, но с подъебинкой в исторических нюансах, есть Россия победивших либералов, а есть ватная Россия. Я веду несколько сюжетных линий в каждой из этих Россий, а во втором томе случается война миров, когда России начинают смешиваться друг с другом, все очень динамично и удобно экранизировать.

Главная героиня - либералка Лида, которая попадает в другую, путинскую Россию и влюбляется в директора пропагандитского телеканала. Не буду утомлять вас пересказом всего сюжета, главное - Лида забеременела и вернулась в либеральную Россию, чтобы родить ребенка другого мира. В этот момент на ее родину вторгается сталинская армия, и она вынуждена, спасая своего ребенка, отправится в Россию победивших ватников (Донбасс стал частью этой России, а Аляска называется Айс-Крым (как в меме) и тоже "наша"). Возлюбленный Лиды следует за ней и понимает, что всю жизнь жил неправильно, он видит, к чему может привести идея "русского мира", теперь ему важно только найти Лиду и своего ребенка.

Вереница прекрасных образов, колоритная мистическая драма, пока 23 авторских листа, но будет больше. Хотел бы издать в двух томах, с заделом на третий: Лида окажется в сталинской России, чтобы украсть лекарство вечной жизни (ее возлюбленного ранили, когда они бежали из Крыма в Гималаи в поисках точки перехода между реальностями), она сразится со Сталиным и вернется в свою Россию. А здесь будет финт, что все России уже смешались, и будет серьезная многопластовая литература, с рефлексией.

Прикладываю две главы из рукописи, остальное по договору. Спасибо вам!"

4
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта