Bog Vakuuma
февраль 2018.
198

Сможет ли демократия существовать после смерти капитализма?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
3
1 ответ
Поделиться

Современная демократия и капитализм прочно связаны между собой. Безусловно, после «смерти» капитализм настанет другой период развития человечества, изменится общество, поменяется сама демократия. Существуют ли предпосылки к «смерти» капитализм? Нет, но капитализм может несколько видоизмениться. Были марксистские теории коммунизма, но, как мы знаем со времён Аристотеля, частная собственность – неотчуждаема, а поэтому государство никогда не сможет эффективнее занять собственность, получая от неё прибыль, как если бы этим занимался свободный индивид (для этого собственность и существует - чтобы зарабатывать на ней).

Здесь важно также уточнить – какую демократию мы рассматриваем. Вероятно ту, которая сейчас существует в странах Западного Мира: США, Европы, Южной Корее, Японии, Австралии, Канады и прочих – либеральная демократия. Симбиоз рыночной экономики, свободного рынка и защиты прав собственности с правами гражданина и личности, верховенством права – это всё совмещает западная демократия. Кроме этого, западные страны распространяют свой опыт на другие регионы, которые ещё не включились в состав либеральных, путём глобализации.

Унификация, происходящая сейчас ведёт непосредственно к смене капиталистический отношений, но и изменению либеральной демократии. Каждый из нас в чём-то зависим (это не очевидные вещи, вроде, воды, пищи и жилья, а более широкий спектр – наши желания), а для каждого капиталиста важно увеличивать свою аудиторию потребителей, чтобы увеличивать свой капитал; ради этого он пойдёт на многие уловки, вплоть до человеческих пороков, главное – рентабельность его продукта. Свобода движения капитала резко уменьшает возможности государств на собственные налоги и нормы. Тем самым, уменьшает влияние государственных институтов на население. И уже тогда руководителям стран придётся считаться с действиями крупных капиталистов. Власти не смогут ограничить торговлю транснациональной компании, потому что низы – это потребители, который смогут поставить под сомнение легитимность власти ввиду запрета на возможность возмещать свои потребности и желания, а волнений верхи не хотят; с другой стороны – компании, которые могут спекулировать возможностями посредством своих потребителей. Ни в каком случае власть не будет рисковать.

Как пишет Гарвардский профессор Дэни Родрик: «демократия, национальный суверенитет и экономическая глобализация несовместимы, возможна комбинация любых двух из этих компонентов, но всех трех и в полной мере – никогда». Национальное регулирование может негативно влиять на международную торговлю. Когда же барьеры сняты, а нормативы согласованы, в проигрыше оказывается правовая независимость государств».

В этом случае, у нас две альтернативы в будущем - рост мировой плутократии, когда самые богатые влияют на правительство (один из видом олигархии) или политические режимы гибридной демократии, где государство контролирует экономику (примерно то, что сейчас происходит в России).

Как пишет профессор Гарвардского Университета Дэни Родрик (скажем прямо, профессор симпатизирует левым взглядам), те из нас, кто хочет сохранить и либеральную демократию, и глобальный капитализм, должны ответить на ряд серьезных вопросов. Один из них: имеет ли смысл настаивать на новых международных соглашениях, жестко ограничивающих в интересах корпораций возможности национального регулирования? Мне крайне близка позиция гарвардского профессора Лоренса Саммерса, который доказывает, что «о пользе международных соглашений нужно судить не по тому, сколько норм они унифицируют или сколько барьеров разрушат, а по тому, сколько новых возможностей они откроют перед гражданами». Торговля приносит прибыли, но это не значит, что к ним можно стремиться любой ценой. Но самое главное – для сохранения легитимности наших демократических политических систем экономическая политика должна ориентироваться на интересы большинства, а не меньшинства. На первом месте должны быть граждане, которым подотчетны политики. Если нам это не удастся, сами основы политического устройства могут быть поколеблены. В этом не заинтересован никто. Союз либеральной демократии с капитализмом нуждается в заботливом уходе. Его не следует рассматривать как данность».

Поэтому до сих пор невозможно (на данном этапе с сохранением самого института государства) построить абсолютную рыночную экономику без вмешательства в неё государства. Однако, лучше капитализма пока не придумали. Успешная рыночная экономика — не безоговорочный свободный от вмешательства государства рынок, а необходимое сочетание умных госинтервенций и свободного рынка.

Денис Вагнер-Кузнецовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
-1
Прокомментировать
Ответить