Тоня Самсонова
февраль 2018.
29

«Нелюбовь» начинается в 2012-ом году?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Начинается фильм осенью 2012 года. Звучит «Коммерсант ФМ», там говорят о Координационном совете оппозиции, там Немцов, там ожидания апокалипсиса 2012, он должен случиться до конца года по календарю Майя. А эпилог фильма и последние несколько сцен – это февраль 2015 года, в это время Дебальцевский котел, пик Восточно-Украинской войны. Все то, что происходит на фоне, необычайно точно календарно соответствует каждому дню, мы знали по числам, когда и что происходит. Это достоверное описание реального социального ландшафта, в котором происходит действие фильма и в котором живут его герои, оно и создает ощущение правдивого описания российской ситуации и наводит многих зрителей на мысль о политическом высказывании. В «Нелюбви» основной конфликт локальный, семейный, даже интимный, скрещивается финале с более значимым конфликтом - политическим, глобальным, конфликтом взаимоотношений двух еще недавно близких народов. Взаимосвязь эта настолько очевидна, что некоторые критики упрекали фильм в прямолинейности художественного решения, но я с этим категорически не согласен. Фильм не делался как политическое заявление про состояние дел в России и у его авторов не было публицистического драйва и пафоса. Такой подход вообще очень несвойственен Звягинцеву, он никогда не высказывается общо о жизни и стране и всегда настаивает на том, что не является политическим режиссером.

Я сейчас говорю не с намерением слукавить и увести разговор из зоны политических напряжений. Звягинцев, действительно, сфокусирован только на одном – на исследовании человеческой природы. Он убеждён в ответственности отдельных (!) людей, каждого из нас, за то, что происходит вокруг нас и, главное, в нас самих. Потому Звягинцев, начиная думать о новом фильме, ищет всегда так называемый  протосюжет. То есть, он проверяет сюжет на наличие каких-то внутренних связей с чем-то значительно более важным. Это могут быть библейские тексты, как это было с Книгой Иова и "Левиафаном". А могут быть и нерелигиозные контексты, но Звягинцеву нужно ощущение связи своего сюжета с опытом, уже пережитым человечеством, чем-то более важным, чем конкретная история сегодняшних людей. Точно так важны и политические темы в фильме, потому что они раскрывают существенную часть жизни современных людей, они говорят о людях в очень точно описываемых предлагаемых обстоятельствах. И если фильм волнует, если драматичная, даже трагическая участь его героев трогает зрителей, то они неизбежно задумываются и о собственной стране и о её будущем.

0
0
Прокомментировать
Ответить