Андрей 🏳️‍🌈
февраль 2018.
96

На ваш взгляд, Цезарь — спаситель или губитель Республики? Действительно ли Кассий и Брут боролись за сохранение Республики?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Сам Цезарь дал ответ на первую часть Вашего вопроса. У Светония сохранилось замечание Цезаря (со ссылкой на Тита Ампия): voces edebat <...> nihil esse rem publicam, appellationem modo sine corpore ac specie (он объявлял, что республика – ничто, одно название без тела и облика; Suet, Iul., 77).  Мне кажется, что это исчерпывающая характеристика как устремлений самого Цезаря, так и общего состояния республиканского строя, который не в состоянии был дальше функционировать. Верно замечание, что по сути Гражданская война 49–45 гг. до н.э. (и, разумеется, даже в большой степени, Гражданские войны 43–31 гг. до н.э.) не являются противостоянием между сторонниками единоличной власти и республики, а между разными политическими силами, которые выступали за свою гегемонию. Какими бы идеалистами ни были Брут и Кассий (я допускаю, что Брут был идеалистом и вполне мог считать Цезарем врагом Римского государства), за ними стояли политические силы, имевшие свои цели и задачи. Здесь отдельно стоит указать проблему с термином res publica. Сами римляне понимали под этим выражением государство в целом (они использовали его и во времена империи, даже и в V веке н.э.). В литературе понятие республика традиционно и в хронологическом смысле относится ко всему периоду римской государственности между 509 годом до н.э. (свержение царей) и 27 годом до н.э. (принятие Цезарем Октавианом титула Август); под самой республикой понимается строй, где гражданская община (civitas) изъявляла свою волю через такой институт, как народные собрания. Однако кризис этой системы начинается задолго до установления единоличной власти императора, а точнее – всего I века до н.э., когда Рим за счет расширения утрачивает полисные черты. Вернуться к какому-то прежнему укладу замкнутой гражданской общины в новых социально-экономических условиях огромной Средиземноморской державы было невозможно, и потому даже возможные теории Брута и Кассия являлись не более чем фразеологией. 

Иван Миролюбовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
2
0
Прокомментировать
Ответить