DeadWinner
февраль 2018.
1305

Новые фильмы ужасов однотипные и нестрашные. Что может возродить жанр?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
5
3 ответа
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion

Новые фильмы ужасов какие угодно, но точно не однотипные. Если брать в расчет одно только количество заметных поджанров, как раз в последние двадцать лет мы видим огромное разнообразие. Начнем с самого простого: мейнстримом считается мистический хоррор, в котором кровь — не главный, а то и вовсе отсутствующий компонент (так на сеанс в кино можно заманить больше людей). Так вот, этот поджанр пришел из Японии, где традиционный хоррор о призраках (кайдан) режиссеры типа Хидео Накаты («Звонок», 1998) и Такаси Симидзу («Проклятие», 2002) совместили с тревогой по поводу новых технологий. Эти идеи понравились голливудским продюсерам — и так мистический хоррор, начиная с ремейков японских фильмов, стал сниматься чаще и до сих пор успешно собирает полные залы и в США, и в России. Тематизация техники в американском изводе этого поджанра со временем стала необязательной и теперь часто отсутствует или не выступает как главная (например, в «Заклятиях», 2013 и 2016).

Не хотите историй про дома и призраки, а хотите крови и реализма? Тогда к вашим услугам пыточное порно типа «Хостела» или «Пилы». Поджанр до сих пор существует, та же «Пила 8» в прошлом году снова собрала залы в США и в России. Не хотите мейнстримного пыточного порно? Тогда для вас есть авторский сегмент этого поджанра — например, австрийский фильм «Спокойной ночи, мамочка» (2014).

Для тех же, кто хочет размышлять о технике, но не хочет смотреть крупнобюджетный хоррор (скажем, считая его слишком «глянцевым»), есть found footage — поджанр, в котором вся съемка ведется от лица персонажа или установленной им техники («Ведьма из Блэр», 1999 и все «Паранормальные явления»). Found footage поначалу работал на эффекте гиперреализма и нехило пугал своих первых зрителей, а теперь ушел из мейнстрима, но вполне успешно продолжает существовать в нише независимого кино (например, «Ублюдок» и «Ублюдок 2», 2014 и 2017).

Кто любит интеллектуальные игры с правилами жанра, может смотреть метахорроры, в которых авторы обыгрывают все возможные клише (например, «Хижина в лесу», 2012). Но и классические поджанры, популярные в XX веке, тоже никуда не делись — например, слэшеры вполне успешно существуют до сих пор (последний пример успеха у зрителей и критиков — «Счастливого дня смерти», 2017). Любителям веселого брутального и низкобюджетного хоррора можно искать сокровища в сегменте VOD — фильмов, которые выходят не в кинотеатрах, а сразу на онлайн-платформах (например, «Не убивай его», 2016).

Кого не устраивает засилье американского кино, могут смотреть интеллектуальные авторские хорроры из французского экстрима (например, «Мученицы», 2008) или японский боди-хоррор (например, «Токийская полиция крови», 2008).

Наконец, для эстетов и любителей фестивального кино регулярно выходит множество «тихих» хоррор-драм (например, «Оно приходит ночью», 2017). Такие фильмы начинают свой путь к зрителям с многочисленных жанровых фестивалей.

Я перечислил лишь наиболее крупные направления, но и кроме них есть еще множество интересных хорроров: жанр сегодня не просто не страдает однотипностью, но переживает свой расцвет и многообразен, как никогда прежде. Стоит только внимательнее им поинтересоваться. Что же до страха, то насмотренность в старых фильмах ужасов многим дает эффект привыкания. Бояться, как в первые десять просмотров хорроров в своей жизни, уже не выходит — это вполне понятно, только сам жанр здесь ни при чем. Предлагаю рецепт, чтоб испугаться чуточку больше: во время просмотра нового хоррора поубавьте скепсис и доверьтесь создателям фильма.

16
0
Прокомментировать

По моему очевидно. Только уход из плоскости расчлененки и внезапных страшных рож на весь экран в область тонкой психодогии и атмосферности. Больше триллера меньше хоррора.

2
-2
Прокомментировать

Они должны пробуждать животный ужас, на подсознательном уровне. Ужас совершенно не должен быть визуальным, более того, лучше его вообще не видеть, главное чтобы было ожидания чего-то плохого, необъяснимого, и соответствующая атмосфера. Звук, тени, блики. Чем больше схожести с реальной жизнью, тем страшнее, потому что каждый сможет это примерять на себя. 

Я считаю, что старые темы себя изжили. Нужны новые формы. Думаю самой актуальной в наше время была бы форма потеря связи с реальностью, будь то на психической основе, или вынужденное отделение. Один персонаж, и маринование его в его страхах. Замкнутость, безысходность, невозможность отличить вымышленное от реального. 

Ещё, недолжно объясняться, как и почему персонаж оказался в этой ситуации, зритель должен сам домыслить, поставив себя на место жертвы. Наш мозг, способен напугать сам себя очень сильно, главное дать ему необходимой атмосферу. 

Думаю, интересным экспериментом был бы ужас в таком сетинге от первого лица. 

Вадимъ Романюкъотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
1
-2
Прокомментировать
Ответить