Валерия Кот
январь 2018.
4490

Какое название получило движение СССР в защиту прав и свобод граждан?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Не сразу, где-то примерно во второй половине 1960х появились термины "диссидент" и "диссидентство" - сначала на Западе, а оттуда они попали и в СССР.

О движении в защиту прав и свобод человека в СССР можно говорить только как о социально-политическом явлении, но не как об организационно оформленной деятельности. В СССР вообще не было ни партий, ни союзов, ни других юридических образований, которые бы имели право вести политическую деятельность – только Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС) и её молодёжная организация (ВЛКСМ - комсомол).

Тоталитарная система, существовавшая в стране с 1917 по конец 1980х, была построена на отрицании за человеком каких-либо прав и свобод. Тоталитаризм и права человека – это антиподы: либо одно, либо другое. Хотя различные советские конституции и декларировали гражданские права и свободы, делалось это с целью скрыть диктаторский характер власти и выстроить её псевдодемократический фасад – советская власть всегда знала, что она нелегитимна и насильственна по своей природе.

После массовых репрессий 1930-40х оппозиция и несогласие с режимом остались только в придуманных следственных фабулах НКВД – реально оппозиции не было.

Однако антисталинские разоблачения на ХХ съезде КПСС в 1956, наступившая тогда короткая политическая «оттепель» вызвали к жизни критическое переосмысление истории и действительности, оспаривание политических догм, большее внимание к личности. Прекратились репрессии. Возникло некоторое пространство личной свободы. Власть начала несколько более спокойно и толерантно относиться к проявлениям критики политического курса, среди населения распространялись анекдоты про руководство. На этом фоне увеличилось количество людей, решавшихся на то, чтобы открыто высказывать своё оппозиционное мнение, проявлять свободомыслие и свободолюбие. Постепенно становилось всё больше знаковых событий в среде, которую позже стали называть диссидентской.

Вот что по этому поводу написала в своих воспоминаниях "Поколение оттепели" Людмила Алексеева, ставшая впоследствии одной из наиболее активных и видных правозащитниц: "Руководителей и наставников у нас не было, мы могли учиться только друг у друга. "Оттепель" стала для нас временем поиска алтернативной системы ценностей, обтвенного мировоззрения. Пережив сталинизм, мы уже не смогли бы принять никакое "погрессивное" учение, навязываемое сверху.

Стремясь избавиться от сталинской доктрины коллективизма, мы постепенно осознавали, что мы не винтики в государственной машине, не безликие члены "коллектива". Каждый из нас - единственный в своём роде, и каждый имеет право быть самим собой. Не спрашивая разрешений у партии и правительства, мы стали рассуждать и делать выводы: писатели имеют право писать, что они хотят, читатели имеют право выбирать, что им читать, и каждый из нас имеет право говорить то, что думает".

Откровениями звучат эти мысли Л.Алексеевой сегодня, в начале XXI века, на фоне историй с "Матильдой", а теперь ещё и со "Смертью Сталина".

Началось всё с творческой интеллигенции, с писателей – тех, кто умел изложить свои мысли и убеждения. Появлялись литературные издания, альманахи, где начали печататься авторы, не относившиеся к официозному мейнстриму. В 1956 крупным политическим событием стал роман В.Дудинцева «Не хлебом единым», в котором революционно прозвучала мысль автора: «Кто научился думать, того полностью лишить свободы нельзя».

В том же 1956 Б.Пастернак опубликовал в Италии своего «Доктора Живаго». Хотя до России он дошёл много позже и в то время в СССР массово его никто не прочитал, однако, переполох, который он вызвал в руководстве, привлёк всеобщее внимание.

Но это ещё не чисто диссидентская деятельность, а размывание тоталитарной почвы.

Началом собственно диссидентского движения общепринято считать два события в 1965: суд над писателями А. Синявским и Ю. Даниэлем в связи с изданными ими произведениями за рубежом и связанный с этим судом первый публичный протест - митинг, устроенный молодым В.Буковским на Пушкинской площади в День Конституции – 5 декабря.

Затем, уже в 1967, важными событиями стали стихийный митинг протеста на Красной площади у Лобного места 8 человек против ввода советских войск в Чехословакию в 1967, начало оппозиционной деятельности А.Сахаровым, написание А.Солженицыным «Архипелага ГУЛАГ», начало издания В.Максимовым, уже изгнанного из СССР, журнала «Континент», который значительным тиражом тайно перевозился в СССР и читался большим кругом творческой, научной и номенклатурной интеллигенции.

Признаком того, что диссидентская среда разрослась и вызывала тревогу в советском руководстве стало создание в 1967 в структуре КГБ Пятого управления, которое занималось идеологическими вопросами.

Точных данных о количестве диссидентов – тех, кто попадал в поле зрения КГБ и против кого предпринимались те или иные меры принуждения – нет, но считается, что это было несколько тысяч человек

Диссидентское движение было разнородным по формам и целям своих акций, но в целом все они сводились к защите свободы слова, совести, собраний. Борьба за гражданские права и свободы в СССР была криминализирована (ст. 70 Уголовного кодекса квалифицировала это как «антисоветскую деятельность»), что позволяло властям перевести правозащитную, оппозиционную деятельность в плоскость уголовных преступлений. Публично советские представители и пропагандисты использовали лицемерный приём: они говорили о том, что в СССР свободы и права человека не подавляются, а преследуются лишь нарушения закона.

На судьбу и положение многих диссидентов внимание советских властей регулярно обращали западные представители, особенно США, которые в ходе переговоров и встреч регулярно пытались передать советским представителям письменные ходатайства за отдельных диссидентов, а иногда и целые списки диссидентов с просьбой выпустить их на свободу, разрешить им выехать из СССР или хотя бы прсто облегчить условия их тюремного содержания.

Диссидентство утратило противозаконный характер с началом политики «перестройки» в середине 1980х, при М.Горбачёве. Из внутренней ссылки был возвращён А.Сахаров, были освобождены все находившиеся в заключении или на принудительном лечении в психбольницах, в страну вернулись некоторые диссиденты из-за рубежа. В СССР начали широко публиковать их произведения. Однако бывшие диссиденты так и не примирились с истэблишментом.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью