Почему в Англии 500 лет — от Вильгельма до Генриха VIII — не было переписей, а результаты этих двух похожи?

2043
1
1
1 сентября
14:46
сентябрь
2015

UPD 2016

Если я правильно понимаю Ваш вопрос, речь идёт о "Книге Страшного Суда" (1086 г.) и описях церковных владений после роспуска монастырей в 1536 г.

Во-первых, Вы ошибаетесь терминологически: "Книга Страшного Суда" – это не перепись населения, а опись. Перепись населения ставит социологические задачи, а описи могут быть гораздо более прикладными: имущественные описи, земельные описи, описи земельных держаний, церковные описи и т. д. Во-вторых, Вы ошибаетесь, считая, что между Вигельмом I и Генрихом VIII не было описей. Были, просто более скромного масштаба и частного характера (см. ниже). В-третьих, как мне кажется, причина заключается в очень конкретных обстоятельствах, предшествовавших этим событиям. Вообще, рекомендую книгу Roffe, David R. 2000. Domesaday: The Inquest and the Book. Oxford – New York: Oxford University Press, если Вам Ваше замечательное советское образование, как мы выяснили в комментариях к другим ответам, позволяет читать на иностранном языке.

Для начала давайте вспомним, что в доиндустриальную эпоху в традиционных обществах проводить масштабные переписи населения крайне сложно (в России первая всеобщая перепись населения состоялась в 1897 г. (sic!), через почти 800 лет после первой английской). Тому есть масса причин:

  • идеологическая: хотя монарх и правит милостью божей, многие его подданные-феодалы могут быть крайне против вмешательств в их дела;
  • финансовая: подобные мероприятия очень дорого обходятся казне (напомню, что в Англии вплоть до Славной Революции 1688 г. государственная казна и личное состояние короля суть одно и то же, прямых налогов нет, да и существующие косвенные – ратифицируемые Парламентом! – воспринимаются как нечто чрезвычайное, например, на конкретные расходы);
  • политическая: хотя Англия по сравнению со многими континентальными государствами – более или менее единая страна с достаточно сильной королевской властью, она по-прежнему так или иначе политически раздроблена; например, лорды на границе с Шотландией были очень независимы, т.к. выполняли функцию защиты страны от вторжения с севера; не совсем понятно, чего добьётся король, проведя всеобщую перепись; кроме того, существует сильная независимая церковь, по сути, государство в государстве;
  • техническая: осуществить подобную экспедицию очень сложно до изобретения массового производства и широкого распространения грамотности;

...и др.

В связи с этим масштабные описи – это уникальные события по своему размаху и исторической значимости. Однако не стоит думать, что они создавались на пустом месте. Например, доктор Салли Харви в 1960-70-е показала, что Книге Страшного Суда предшествовали подобные же описи ещё англо-саксонской эпохи на уровне сотен (сама мелкая административная единица; см. Loyn, Henry R. 1984. The Governance of Anglo-Saxon England 500-1087. Vol. 1. The Governance of England. London: Edward Arnold. P. 191).

В 1166 г. Генрих II потребовал, чтобы его главные держатели направили ему среди прочего списки их собственных держателей, а все те, кто ещё не принесли ему присягу, чтобы принесли её. Ответы баронов содержатся в источнике, известном как Cartae Baronum (см. Stenton, Frank Merry. 1932. The First Century of English Feudalism, 1066-1166. Oxford: Clarendon Press. P. 10). После этого частные описи имели место в 1170, 1198, 1250 и 1274 гг. (Roffe D. Op. cit. P. 53). А в 1316 г. была большая опись Nomina Villarum: это список всех городов, местечек и городков и их лордов, выполненный в правление Эдуарда II (Ibid. P. 123). Кроме того, не следует забывать, какое огромное количество деловой переписки и делопроизводства до нашего врмени не сохранились, и мы знаем о них только по упоминаниям (об этом, например, свидетельствует утерянный свиток 1130 г. из серии Pipe Rolls – см. Stenton F.M. Op. cit. P. 10). Более того, в недавней статье Чарльз Инсли показал, что в англо-саксонский период документооборот был очень значительным, но, увы, сохранился весьма фрагментарно (с ним можно ознакомиться в открытом доступе здесь), т.к. монастыри, чьи архивы нам и достались, редко были в нем заинтересованы (см. Insley, Charles. 2013. Archives and lay documentary practice in the Anglo-Saxon world. In: Brown, Warren, Marios Costambeys, Matthew Innes, and Adam J. Kosto, eds. 2013. Documentary Culture and the Laity in the Early Middle Ages. Cambridge: Cambridge University Press. P. 336-362).

Вполне уместно было бы переформулировать вопрос: почему такие грандиозные и сложные мероприятия вообще проводились?

В случае с Вильгельмом Завоевателем и Генрихом VIII есть три сходства:

  1. Власть этих королей очень широкая, сильная (хотя и не "абсолютная") и никем не оспариваемая. Вильгельм завоевал страну за 20 лет до описи, его вассалы ещё не "укоренились" на земле и не представляют ему мощной оппозиции. Генрих VIII унаследовал страну после глубокого кризиса XV в., т.н. "Войн Роз", в котором погибло значительное число старых аристократов. Есть обоснованное мнение, что Тюдоры буквально создавали новый нобилитет. Т.о. Генриху VIII также не противостоит сильная оппозиция. Замечу также, что оба короля были очень жёсткими правителями и жестокими людьми, не терпящими вызовов своей власти.
  2. По означенной причине Англия при этих монархах более едина, чем в Высокое Средневековье. Заметная политическая раздробленность (именно раздробленность, а не регионализм) началась уже после правления Вильгельма, а Генрих VII в. – отец Генриха VIII в. – практически покончил с ней в конце XV в. после "Войн Роз" (например, немаловажный факт: он запретил своим лордам иметь вооружённые дружины).
  3. Конкретные обстоятельства. Оба исследования проводились не ради самого факта описи, а с очень конкретной целью – дать представление о финансовом состоянии королевства.

Вильгельм был чужестранцем и, видимо, плохо понимал завоёванную им страну. Надо помнить, что между его родной Нормандией и Англией были очень существенные различия. Вильгельм повёл себя как рачительный хозяин и попытался разобраться в своём новом "приобретении".

В 1085 г. короли Норвегии (Олаф III) и Дании (Кнут IV) и примкнувший к ним граф Фландрии (Роберт) на полном серьёзе готовили вторжение в Англию. Кнут IV имел права на престол: его дед, Кнут Могучий, правил Англией с 1016 по 1035 гг.). Ещё в 1074 г. у берегов Англии появился датский флот из 200 кораблей. В 1086 г. датский флот, собранный в Лимфъорде, самораспустился, пока король находился в Шлезвиге, что вызвало репрессии, а они породили мятеж, кончившийся убийством Кнута IV, из-за чего вторжение не состоялось (см. Stenton F.M. Op. cit. P. 149). Дэвид Рофф убедительно показывает в своей книге 2000 г., что Вильгельм задумал опись, позже оформленную в Книгу Страшного Суда, с очень практической задачей: он набрал очень большое войско наёмников на континенте и разместил их по гранизонам в Англии. Опись была финансовым отчётом: сколько страна может заплатить звонкой монетой наёмникам.

Генрих же, судя по всему, пытался оценить масштаб экспроприированного им у церкви имущества, т.к. никакой центральной статистики та не имела и каждая община вела свой учёт. Чиновники Генриха, похоже, хотели создать своего рода сводную базу данных, чтобы представить королю отчёт об экспроприации. Ведь надо понимать, что оба монарха не вели сами хозяйство на земле, но раздавали её своим вассалам в наделы.

Таким образом, отсутствие описей в масштабе всей страны на уровне Книги Страшного Суда между 1086 и 1530-ми годами объясняется отсутствием средств, возможностей их осуществления и, не в последнюю очередь, также и потребности в оных. Проведение описей в указанные годы связано с совпадением конкретных обстоятельств и наличием очень чётких целей.

Что же касается результатов, я не совсем понимаю, что Вы имеете в виду, говоря об их похожести. Из общих соображений я предположу, что в традиционном аграрном обществе они в целом при любом раскладе будут более или менее похожи (условно говоря, они демонстрируют существование феодальных порядков), но всё же в каждом конкретном случае будут свои различия, что те переписи и показали.

UPD 2012 (2) и холивар:

1) Вот список литературы по Книге Страшного Суда, упомянутой в ответе, на которую я ссылался:

  1. Insley, Charles. 2013. Archives and lay documentary practice in the Anglo-Saxon world. In: Brown, Warren, Marios Costambeys, Matthew Innes, and Adam J. Kosto, eds. 2013. Documentary Culture and the Laity in the Early Middle Ages. Cambridge: Cambridge University Press. P. 336-362.
  2. Loyn, Henry R. 1984. The Governance of Anglo-Saxon England 500-1087. Vol. I. The Governance of England. London: Edward Arnold.
  3. Roffe, David R. 2000. Domesaday: The Inquest and the Book. Oxford – NY.: Oxford University Press.
  4. Stenton, Frank Merry. 1932. The First Century of English Feudalism, 1066-1166. Oxford: Clarendon Press.

Могу вам всю эту литературу выслать для ознакомления, если ваше замечательное советское образование позволяет читать на английском. Вам кроме Кеслера есть что предъявить или так и будем ссылаться на фриков?..

2) Если "Книга Страшного Суда" – безумная подделка, как вы изволили подразумевать, то что делать со всей документацией, которая черпает из неё сведения? Помимо двух томов самой "Книги...", есть ещё крупные описи XII в. (некоторые – более чем в одном манускрипте), где напрямую прослеживается связь с "Книгой..." на уровне текстологии и сведений:

  • Liber Exoniensis
  • Inquisitio Comitatus Cantabrigiensis
  • Crowland Domesday
  • А также ещё 26 описей разной полноты и качества из аббатств Абингдона, Или, Бата, Ившема и Вустера.

(см. Roffe D. Op. cit. P.  94-112).

Их мы тоже объявим подделкой?.. А если датировка неверна, то мы объявим неверной датировку сразу для более чем 30 манускриптов? (не говоря о сотнях других рукописях того же времени) Вы понимаете, насколько абсурдно это звучит?

Бросьте, батенька, как говорят в народе, "пургу нести", благо, с 2015 г. вы куда-то с портала, слава невидимому другу, слились.

23
13
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта