Olga Zeveleva
24 января 15:41.
1194

Почему глава британского Генштаба Великобритании боится гибридной войны с Россией?

БританияПолитикаВойнаГибридная войнаМеждународные отношения
Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
6
3 ответа
Поделиться

Да нет, он там как раз бодро говорит о том, что ведущаяся Россией «системная война» должна быть подавлена («This system warfare has to be defeated»). Не заметно, чтобы он боялся войны, он всё-таки старший военачальник одной из самых боеспособных и оснащённых армий в мире, которая к тому же является частью более крупного и самого мощного военного союза – НАТО. За его плечами большая карьера профессионального военного, который должен быть готов к войне. Он, похоже, просто хорошо понимает, что речь в данном случае, несмотря на футуристическое название – гибридная война, идёт о риске вполне настоящей войны, а не «холодной». Весь мир увидел последствия этой войны на примере Украины: силой перекроены границы в Европе, за 4 года этой войны погибло примерно 10.000 чел., сбит пассажирский лайнер, стране нанесён большой материальный ущерб. Всё по-настоящему и всё очень серьёзно.

В рамках  своего недавнего очередного выступления в лондонском think-tank’е – Королевском институте вооружённых сил – начальник британского генштаба генерал Ник Картер рассказал об основных военно-политических угрозах Великобритании. Они совпадают с теми, что определены в только что опубликованной военной стратегии США. Это не удивительно с учётом общих ценностей, целей и задач.

Картер подчеркнул, что теперь основные угрозы исходят не от отдельных террористических групп и альянсов, а от национальных государств – России, Китая, Ирана и КНДР, при этом российскую угрозу он выделил в качестве главной и наиболее опасной. Картер отметил, что военное командование США, Франции и Германии разделяют эту оценку.

Генерал говорит не об абстрактной угрозе со стороны России – он подробно рассказывает о том, в чём она состоит. Картер отмечает, что британский генштаб всегда оценивает противоположную сторону по её возможностям (capability) и намерениям (intent) вести боевые действия. Говоря о российских возможностях, Картер указал на то, что в отличие от периода «холодной войны», обусловленной идеологическим противостоянием, действия современной России показали, что у неё нет единой модели конфликта с НАТО – Москва использует различные модели для конфронтации с Западом. Эти слова генерала следует понимать так, что у России нет логической и чем-то оправданной цели противостояния с НАТО, она различными способами «расшатывает ситуацию» в попытке найти своё место в изменившейся после «холодной войны» мировой ситуации. 

Москва использует свои возможности в 3-х плоскостях: конвенциональной (обычное оружие), неконвенциональной (гибридной) и ядерной. Картер выделяет гибридную плоскость в качестве новой, где Москва, по образному выражению генерала,  может одновременно использовать «маленьких зелёных человечков, более крупные зелёные танки и совсем большие зелёные ракеты». В оценке Картера, российское военное командование продемонстрировало гибкость в выработке концепций своих действий, понимание собственных проблем, в частности, перспективу сокращения населения, а также уязвимости Запада (системы связи, зависимость от ИТ, слабая ПВО).

С 2016 Россия, по словам генерала, начала активные действия в киберпространстве, используя различные методы подрывной работы и подстрекательства, а также пропаганды. В качестве примеров он назвал вмешательство в президентскую кампанию в США, а также попытку организации госпереворота в Черногории. Узор российской пропагандистской кампании, по мнению генерала, указывает на попытки Москвы делегитимизировать западную политическую и социальную систему, ослабить политическое единство внутри НАТО, что проявилось, в частности, в сближении Москвы с Турцией.

Отмечая, что военная доктрина РФ предполагает применение не только военных инструментов, но всех институтов и средств государства, генерал Картер говорит о том, эвентуальный конфликт Москва будет стремиться провести быстро, с эскалацией сил и средств для сокращения периода активных боевых действий. Цель – не завоевание территории, а отказ противнику в возможности пользоваться ею. По мнению Картера, Москва делает ставку на первый, превентивный удар.

Крупномасштабные военные учения «Запад» в 2017, по мнению генерала Картера, показали способность российских вооружённых сил к мобильному развёртыванию и скоординированным действиям на больших пространствах как внутри театров военных действий, так и между ними с использованием транспортной инфраструктуры страны. Продемонстрированное в ходе этих учений подавление Россией сигнала GPS на территории Скандинавии показало российские возможности ведения электронной войны.

Оценивая российские вооружения, генерал отметил, что за последние 5 лет в 12 раз увеличилось количество ракет большой дальности всех видов базирования, а также повышена возможность массирования удара на определённых направлениях за счёт повышения мобильности транспортировки ракет. В сочетании с системами ПРО и ПВО, а также с применением беспилотников Россия имеет возможность отказывать вероятному противнику в доступе к большим по площади территориям.

Характеризуя российские намерения (intent), начальник британского генштаба трезво отметил, что Великобритания, как и НАТО в целом, должны быть готовы к внезапным превентивным действиям со стороны России в любой момент, не обязательно по модели, апробированной в Крыму и Украине, а по совершенно новому, необычному шаблону, который будет нацелен на то, чтобы не допустить задействование со стороны НАТО ст. 5 Североатлантического договора о коллективной обороне.

В числе российских мотивов ослабления Запада и соблазна начать военные действия генерал Картер назвал боязнь Москвы усиления технологического разрыва с Западом в течение следующих 10 лет. В этой связи генерал напомнил, что аналогичные опасения по поводу технологического развития Германии стали одной из главных причин вступления России в Первую мировую войну.

Особенно большую опасность британский генерал видит в технических ошибках, связанных с пуском ядерного оружия, что, по его словам, подтвердила недавняя ложная тревога по поводу враждебного пуска ракеты в сторону Гавайских островов.

Кроме того, Картер подчеркнул, что в современных условиях первый акт войны может остаться незамеченным со стороны жертвы.

Вместе с тем, Картер призывает не переоценивать возможности Москвы и, в частности, видеть, что в Украине она так и не смогла добиться свои целей развала страны изнутри за счёт конфликта на Востоке.

Рекомендации начальника британского генштаба по стратегии Запада в отношении России безрадостны и тревожны для Москвы:

  • Исходить из того, что русские уважают силу;
  • Определить и использовать слабости России:
  • укрепить в соседних с Россией странах институты государства и общества для сопротивления подрывной и пропагандистской деятельности со стороны Москвы;
  • сократить зависимость от поставок энергоносителей из России;
  • информировать российское население о реальном положении дел;
  • Укрепить и защитить возможности и потенциал НАТО в киберпространстве;
  • Определить собственные слабости и уязвимые места с точки зрения противодействия пропагандистской кампании России;
  • Продемонстрировать России свою готовность использовать войска;
  • Укрепить единство внутри НАТО;
  • Защитить системы связи в рамках НАТО от внешнего проникновения и иметь возможность безопасно использовать их для обмена информацией;
  • Увеличить интеграцию на уровне войск и за счёт этого лучше использовать доступные ресурсы;
  • Обеспечить внутри союза высокую скорость – оценки информации, принятия решений и ответных действий;
  • Поддерживать многонациональное передовое развёртывание и базирование в сопредельных с Россией странах НАТО;
  • Для целей своевременного логистического обеспечения развернуть в странах Центральной и Восточной Европы склады боевой техники;
  • Создать ракетный «купол» для обеспечения быстрого усиления передового развёртывания в кризисной ситуации;
  • Сформировать возможность молниеносного массированного удара по целям внутри России на глубину до 2 тыс. км.;
  • Восстановить проведение регулярных учений НАТО - от тактического до стратегического уровня;
  • Укрепить с точки зрения боеготовности и увеличить численно резерв;
  • Увеличить расходы на оборону;
  • Быть готовыми к конкретной войне, иметь все необходимые планы.
Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии

Гибридная война России не выгодна, ввиду того, что от гибридной войны выигрывает более мощная сторона, так как это война на взаимное истощение. Поэтому гибридную войну ведет США и их вассалы по НАТО. Называть черное белым - это нормальная практика эпохи постмодернизма.

Прикол ситуации в том, что кидая ресурсы в топку войны с Россией, США всё больше отстают от Китая. И это проблема для США. Горячая война стимулирует производсто и технологии, а ползучая гибридная - только траты. Именно поэтому США кидают свои войска на Ближний и Средний Восток - единственное оставшееся место для упражнений Пентагона.

В Нигерии бы ещё можно побряцать Пентагону, но там уж очень много заразы. Африканцам нужно поставить памятник мухе Це-Це и вирусу Эбола, как главным борцам за свободу от европейского оккупанта.

Запад просто в очередной раз играет в свою любимую игру - "русскую угрозу", ну что поделаешь - как отметила Екатерина Шульман, это "последние гастроли поколения 60-летних", и хотя она имела в виду наших политиков, но на самом деле, тамошние поярче себя проявляют, чем наши (всё-таки, их детские импринты и крепкие убеждения не подвергались пересмотру, как у нас из-за перестройки и дальнейших событий).

Ответить