Почему «Улисс» считается одним из главных романов XX века и нужно ли читать «Одиссею», чтобы его понять?

18200
3
0
31 августа
23:35
сентябрь
2015

Нужно или не нужно читать «Одиссею» для лучшего понимания «Улисса» - универсального ответа на этот вопрос, на мой взгляд, не существует. По большому счету, вполне можно обойтись и без «Одиссеи», и даже без комментария переводчика. Безусловно, литературный и исторический контекст в случае с "Улиссом" играет важную роль, однако Джойс ведь писал книгу не только для того, чтобы козырнуть своим знанием классики, побухтеть на тему сиротской судьбы Ирландии и высмеять чем-то обидевших его знакомых. Несмотря на непростой нрав писателя, не поддающийся, в общем-то, сомнению, «Улисс» - это книга не о том, какой Джойс умный, начитанный, наблюдательный, дотошный. И язвительный. И злой. И классный. О чем она?

Курсе на третьем университета я начала ходить на спецсеминар по американской литературе, в рамках которого мы проходили, в том числе, «Лолиту» Набокова. Вел занятия мой любимый, замечательный научный руководитель Павел Вячеславович Балдицын, который задал нам, студентам, простой вопрос: «О чем эта книга?». И мы, с высоты своего юношеского литературоведческого максимализма, начали изгаляться ко во что горазд. Приплели и проблему нравственности общества, и конфликт отцов и детей, и даже Богородицу с непорочным зачатием (хотя, казалось бы, она-то тут при чем). В конце концов, ПВ надоело слушать эту мутоту, и он, хлопнув книжкой по столу, сказал: «Да нет же! «Лолита» - это книга о любви!»

Так вот «Улисс» - это тоже книга о любви. Великая книга о любви. О любви к женщине, о любви к городу, о любви к миру вокруг. Последнее «Да» Молли Блум адресовано не только любовнику: оно адресовано огромной, бесконечной жизни, которая вспыхнула в чреве Молли, сжавшись до размеров одного-единственного дня. И чтобы услышать это «Да», не нужны ни Гомер, ни Хоружий.

В то же самое время, на мой взгляд, читать «Улисса», имея хороший литературный бекграунд, попросту интереснее. И под бекграундом я подразумеваю не только «Одиссею». Во-первых, начинать знакомство с Джойсом лучше, конечно, не с «Улисса», а с «Дублинцев». Они, несмотря на кажущуюся незатейливость, написаны гораздо более искусно, чем крупная проза Джойса. Собранные в «Дублинцах» рассказы дают о нем представление скорее как о писателе натуралистического и символистского толка и, в отличие от «Улисса», не потрясают нагромождением деталей и смыслов. Воннегут неспроста сказал, что его любимая строка у Джойса – из рассказа «Эвелин»: «Она устала». Для меня рассказ «Земля» - один из лучших образцов малой прозы в мировой литературе.

За «Дублинцами» хорошо было бы прочитать биографию писателя – в серии ЖЗЛ вышла вполне приличная, авторства Алана Кубатиева. Фрагментарный литературоведческий анализ в ней, по моему мнению, оставляет желать лучшего, однако о жизни, окружении и личности Джойса она дает хорошее представление. Без этого понять, из чего родился «Улисс», увы, невозможно.

Ну а непосредственным предисловием к «Улиссу» станет, разумеется, «Портрет художника в юности», в котором показано религиозное, философское, интеллектуальное и нравственное становление Стивена Дедала. В «Улиссе» есть множество отсылок и к «Дублинцам», и к «Портрету», и к событиям, которые случились в жизни самого Джойса. И не только к ним.

Так называемые революционные, фактически приравнивающиеся к манифестам, литературные произведения, как правило, либо аккумулируют в себе черты уже существующего, но формально никем пока не открытого литературного направления – как, например, было в случае с романами Стендаля и Бальзака, которые писали в жанре реализма, того не подозревая; самые строптивые, вроде Золя, еще и придумывают ему название. Либо предвосхищают литературное направление, которому только суждено появиться – как было, в частности, с поэзией Верлена и Рембо: символизмом она, строго говоря, не была, но подтолкнула целый пласт поэтов к тому, чтобы он таки родился.

Уникальность «Улисса» в этом смысле заключается в том, что он сделал и то, и другое одновременно – продемонстрировав при этом грандиозный размах: собрал в себе литературный опыт не только предшествующих столетий, но и последующих. Одного, во всяком случае, точно – дальше уже время покажет. Именно поэтому мы и называем «Улисс» одним из главных романов не только XX века, но и последнего тысячелетия. Читая «Улисса», каким-то чудом находишь в нем аллюзии не только на Шекспира и Гомера, но и на Фолкнера, Памука, Ерофеева и бог знает кого еще. Такое вот невероятное путешествие во времени – длиной, напомню, всего в один день.

К слову о Ерофееве. Как-то раз, читая по двадцатому кругу «Москва-Петушки» и топчась на отрывке про Горького и его волосатые ноги, я вдруг споткнулась о фразу: «Публика – смеялась» и внезапно поняла, что она является отсылкой к первому предложению рассказа Горького «Мальва». В этот момент мне показалось, что неохватная громада мировой литературы лежит вот здесь, у меня на ладони. И это чувство было не самолюбованием, а до дрожи пробирающем ощущением того, что между мной и всеми писателями мира на мгновение установилась непостижимая, невидимая связь.

«Улисс» полон таких волшебных озарений. Создавая «Улисса», Джойс, в конце концов, стремился потешить не только свое, но и ваше тщеславие, сделать вас участниками игры, показать, что литература – это не просто страницы, обложки и слова-слова-слова, а удивительное таинство. Так что читайте «Улисса», читайте Гомера, читайте Шекспира, читайте Ерофеева. Просто читайте. Это – огромное счастье.

231
11
сентябрь
2015

Отвечать на этот вопрос можно очень долго, но можно попробовать и коротко: «Улисс» — это книга, вместившая в себя мир.

Это соседство трагикомичной повседневности с попытками вечности через религию и искусство. Гигантский пласт многотысячелетней культуры, на дне которого обычный Дублинский еврей весь день натыкается на любовника своей жены. Шекспир, Гомер и Евангелие на одной полке с утренней дефекацией, газетными объявлениями и публичным домом.

Джойс написал роман всеми литературными (и нелитературными) стилями, существовавшими до него, и ещё несколькими, существовавшими после. До Джойса, литературе уже некуда было далее продолжаться: существующие методы одновременно и достигли пределов своих возможностей, и потеряли всякую связь с сегодняшним днём. То, что сделал Джойс — это литературный аналог полного переливания крови.

И нет, пусть даже знание цитат и аллюзий неизмеримо доставляет в процессе чтения, они необязательны. Их чрезмерная насыщенность только указывает на их же сиюминутность. Есть много исторических периодов, много книг, языков, смыслов — мир необъятен, искусство необъятно, язык необъятен, и вообще всего безумно много. Но в самом конце всего этого, в самом-самом конце остаётся только сегодняшний день.

Например, 16 июня.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
51
0
сентябрь
2015

В дополнение к вышесказанному я бы добавил еще несколько соображений.

Прежде всего - "Улисс" это не тот роман, который вы будете читать запоем, удивляясь хитросплетеньям сюжета, философским отступлениям или вообще всем тем, что зачастую привлекает, когда мы говорим о художественной прозе, далекой от модернизма и постмодернизма. Представляется, что роман будет интересен прежде всего с филологической точки зрения. "Улисс", как уже было сказано выше, очень богат на использование всевозможных литературных техник. Например, одна глава книги написана в стиле катехизиса, другая в форме потока сознания без знаков препинания, очень часто используется нарочитое перечисление вещей и свойств. При этом весь текст пропитан бесконечными отсылками и цитатами из других произведений, которые без определенного литературного бэкграунда воспринять просто невозможно. Отчасти эту проблему решают комментарии С. Хоружего к русскому изданию "Улисса",занимающие почти четверть книги, но проблемы чрезвычайной требовательности романа к эрудиции они полностью не решают.

Я нередко слышал мнение (и в какой-то степени его разделяю), что чтение об "Улиссе" может быть для нефилолога интереснее, чем сам роман. Если вам подобная точка зрения близка, то настоятельно рекомендую к прослушиванию цикл лекции А.А. Аствацатурова о Джойсе и "Улиссе" , а так же большую статью Набокова о великом романе.

Выше упоминалась биография Джойса Алана Кубатиева в серии ЖЗЛ. Я с интересом прочел ее, но впоследствии убедился, что она чуть более чем наполовину состоит из достаточного грубого плагиата биографии Джойса, написанной Ричардом Элманом (он так же написал великолепную биографию Оскара Уайлда). Так что если английский язык вас не смущает, имеет смысл обратиться к американскому биографу.

17
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта