Тоня Самсонова
декабрь 2017.
1266

Чем сознание злодеев отличается от сознания людей, которые боятся делать зло?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

Для злодея нет зла, он не переступает через себя, у него нет угрызений совести, и его не мучают ночные кошмары, ведь он не делает "зло", он даже уверен что "он как все", а то и и лучше

Вот японский мастер суши, берет еще трепыхающуюся рыбину, и жах, нет головы у рыбины, и вспороли ее, а через пять секунд мастер готовит из нее филе, которое посетитель слопает уложенным на рисовый колобок. Мастер суши злодей? Да нет, он мастер суши. Посетитель ресторана, трескающий рыбу разве злодей? Да нет, он просто кушает, у него ужин. Но не с точки зрения радикального вегана, для которого они злодеи. В истории были очень разные представления о злодействе, вспомните хотя бы ритуалы Карфагенян, от которых стыла кровь в жилах даже у римских сенаторов. Зло оно разное, кто то кромсает рыбу, кто то сжигает живьем младенцев, а кто то подписывает закон о отмене льготных лекарств, сокращая жизнь, причиняя страдания и смерть, не собственной рукой, не бросая младенца в жаровню, но своей властью ставя подпись под документом.

37
-3

У всех убийц не важно рыб , животных , людей - они не чувствуют чужую боль. восприятие нервной системы у всех разное и изначально и притупляется в зависимости и от условий существования , видов спорта. военной подготовки. Последнее  обычно самое актуально, потому что когда человек переступает через порог убийства , психологически он уже не чувствует чужой боли . То есть он не думает. что делает зло - он совершает благо. То же самое в состояни аффекта - человек просто не чувстует ничего кроме раздражения и я рости. Так совераются большинство наездов в практике вождения.

-5
Ответить

У всех убийц не важно рыб , животных , людей - они не чувствуют чужую боль.

Ни одно живое существо не чувствует чужую боль

+1
Ответить
Прокомментировать

Пожалуй, это связано с двумя факторами:

узостью локуса "свой" и широтой локуса "не свой"  - и соответственно перекосами в проявлении эмпатии, когда синтез окситоцина провоцирует деструктивную активность по отношению к "противной", конкурирующей группе и ее представителям. "Так деток любит, что соседских поубывал". Это нарушение связано с проявлением садистическиого удовольствия, хотя в нем можно видеть и рекуррентную связь с наказанием себя за "плохое поведение", и гормональное вознограждение за бессознательное "отождествление с родителем", "пап, смотри, я хороший, наказываю плохого". Такая борьба себя-ребенка с собой-родителем, и обоим хорошо. 

Второе - социально-культурное, "не ты поимеешь - так тебя поимеют", "нет человека - нет проблемы", "выживет только один". Наследие шимпанзе, чингисханов и сталиных.

Mikhail Seleznevотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
1
0
Прокомментировать
Ответить