Почему из всех союзных республик только УССР и БССР стали странами-учредителями ООН?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

«Объединённые Нации» появились как термин и как широкая международная антигитлеровская коалиция 1 января 1942, когда в Вашингтоне Рузвельтом, Черчиллем и представителями от СССР и Китая была подписана Декларация Объединённых Наций. В ней стороны (всего 26 государств) констатировали своё единство в войне с гитлеровской Германией и решимость довести её до победного конца на условиях безоговорочной капитуляции.

Позже между США, СССР и Великобританией начал прорабатываться вопрос о создании после войны новой международной организации по поддержанию мира и безопасности. Она должна была прийти на смену Лиге Наций, существовавшей в межвоенный период (между Первой и Второй мировой войнами).

Практическое рассмотрение вопросов названия такой организации, её устройства, Устава, процедурной базы, состава участников и т.п. прошло в время конференции в августе-сентябре 1944 в Вашингтоне в городской усадьбе Думбартон-Окс (Dumbarton-Oakes).

28 августа 1944 представитель от СССР – советский посол в США А.Громыко (будущий министр иностранных дел СССР в 1957-1985) в числе других поставил вопрос о включении в состав участников ООН всех 16 союзных республик, насчитывавшихся в СССР (16-я - Карело-Финская ССР, просуществовавшая с 1940 по 1956).

Советское руководство подняло эту тему не спонтанно, подготовка началась задолго до переговоров в Думбартон-Оксе. Вопросы создания будущей международной организации начали активно рассматриваться в конце 1943 – сначала на встрече в Москве министров иностранных дел США, СССР и Англии в октябре, а затем на Тегеранской конференции руководителей трёх держав в ноябре-декабре. Тогда же в Москве озаботились будущим составом организации и задались целью получить дополнительные в ней места и голоса, что можно было сделать только за счёт союзных республик. Соцстран или хотя бы зависимых сателлитов в то время ещё не было и не предвиделось. Вместе с тем одних стран-основателей, подписавших Декларацию Объединённых Наций, было уже 26 – из Европы, Латинской Америки, а также британские доминионы. В этой конфигурации Москва не видела, кто будет её поддерживать при рассмотрении конкретных вопросов и голосовании.

Тогда было решено несколько «интернационализировать» союзные республики, придать им видимость государственности, международно-правовой субъектности. Сделать это было возможно по 2м вопросам: оборона и внешние сношения.

Этой теме придавалось столь большое значение, что ради неё был созван единственный за время войны Пленум ЦК ВКП(б), на котором было предложно превратить союзные наркоматы (министерства) обороны и иностранных дел в союзно-республиканские, т.е. показать, что вопросы обороны и внешней политики относятся как бы к совместному ведению Союза и республик, что было нонсенсом в условиях максимальной централизации власти не только при Сталине, но в коммунистической системе вообще. Однако Сталин был достаточно уверен в том, что за этой видимостью усиления самостоятельности республик он сможет без проблем сохранить все рычаги власти и управления за собой.

28 января 1944 Пленум ЦК ВКП (б), естественно, одобрил такой шаг. Вслед за ним в порядке формальности Верховный совет СССР рассмотрел на своей сессии и 1 февраля 1944 принял  законы: «О создании войсковых формирований союзных республик и о преобразовании в связи с этим Наркомата обороны из общесоюзного в союзно-республиканский наркомат» и «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних сношений и о преобразовании в связи с этим Наркомата иностранных дел из общесоюзного в союзно-республиканский наркомат». Были внесены соответствующие изменения в конституцию СССР.  Официальным мотивом для такого решения была заявлена необходимость «сделать новый шаг» в развитии национальной политики. Москва никогда не любила публично озвучивать реальные мотивы своих действий, они всегда имели скрытый смысл. 

Несмотря на такой дальний манёвр, предложение Громыко в Думбартон-Оксе стало большим – и крайне неприятным – сюрпризом для англичан и особенно для американцев.

В тот же день, 28 августа, участвовавший в переговорах первый зам. госсекретаря США Э.Стеттиниус посетил в Белом доме президента Ф. Рузвельта и в присутствии госсекретаря К.Хэлла рассказал об итогах переговоров в тот день и инициативе Москвы насчёт 16 республик.  

Потрясённый Рузвельт в ответ выдохнул: «Боже мой!». Американцы, привыкшие жить в системе правовых норм, осознавали, что с этой темой они не встретят поддержки ни в Конгрессе, ни среди избирателей, ни среди союзников. Проблема им представлялась настолько взрывоопасной, что они даже в своей переписке и внутренних разговорах решили обозначить её как «вопрос Х». 

Рузвельт поручил Стеттиниусу разъяснить Громыко, что США никогда не смогут в силу правовых соображений согласиться на такой шаг.

Громыко, как это ни странно, относительно легко согласился не настаивать на решении этого вопроса и отложить его  рассмотрение на будущее, в ходе планировавшейся Ялтинской конференции.

1 сентября, президент Рузвельт направил послание Сталину, в котором написал:

«Упоминание Вашей делегацией в Думбартон-Оксе о том, что Советское Правительство могло бы пожелать поставить на рассмотрение вопрос о членстве для каждой из шестнадцати Союзных Республик в новой Международной организации, меня весьма беспокоит. Хотя Ваша делегация заявила, что этот вопрос не будет снова поднят в течение нынешней стадии переговоров, я считаю, что я должен сообщить Вам, что весь проект, поскольку это, конечно, касается Соединенных Штатов, да и, несомненно, также других крупных стран, определенно оказался бы в опасности, если бы этот вопрос был поднят на какой-либо стадии до окончательного учреждения Международной организации и до того, как она приступит к выполнению своих функций. Я надеюсь, что Вы сочтете возможным успокоить меня в этом отношении.

Если отложить в настоящее время этот вопрос, то это не помешает тому, чтобы он был обсужден позднее, как только будет создана Ассамблея. Ассамблея имела бы к тому времени все полномочия для принятия решений».

Сталин в ответном послании Рузвельту 7 сентября намечает компромисс – из 16-ти оставить только Украину и Белоруссию:

«…Заявлению советской делегации по этому вопросу я придаю исключительно важное значение. После известных конституционных преобразований в нашей стране в начале этого года Правительства Союзных Республик весьма настороженно относятся к тому, как отнесутся дружественные государства к принятому в Советской Конституции расширению их прав в области международных отношений. Вам, конечно, известно, что, например, Украина и Белоруссия, входящие в Советский Союз, по количеству населения и по их политическому значению превосходят некоторые государства, в отношении которых все мы согласны, что они должны быть отнесены к числу инициаторов создания Международной организации. Поэтому я надеюсь еще иметь случай объяснить Вам политическую важность вопроса, поставленного советской делегацией в Думбартон-Оксе».

Вопрос о странах-участницах ООН был в дальнейшем поднят на Ялтинской конференции в феврале 1945 и там была достигнута договоренность о том, чтобы в ООН в качестве членов-учредителей войдут Украина и Белоруссия.

В феврале 1945 года, находясь в Крыму, Рузвельт написал в записке Сталину: «Мы договорились — причем я, конечно, выполню это соглашение — о том, чтобы поддержать на предстоящей конференции Объединенных Наций принятие Украинской и Белорусской Республик в члены Ассамблеи Международной организации».

Почему произошёл такой поворот в советской позиции – с 16ти республик до 2х? Дело в том, что накануне конференции в Думбартон-Окс и в ходе неё стало ясно, что главным был вопрос организации работы будущего Совета Безопасности и, в частности, права вето. В Москве поняли, что такое право, когда СССР в качестве постоянного члена сможет заблокировать почти любой вопрос в ООН, по большому счёту, лишало смысла тему количества голосов. Настояв на своей формуле права вето и некоторых других вопросов, связанных с работой Совета Безопасности, Москва сочла возможным пойти на компромисс в вопросе о численности представленных в ООН советских республик.

В советское время украинская и белорусская делегации в ООН являлись фактически отделами советского представительства, получали от постпреда инструкции насчёт голосования. Постпред СССР при ООН был их фактическим руководителем.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
21
-3
Прокомментировать

Кроме ООН Украинская и Белорусская ССР были основательницами СССР. Четвёртый сооснователь был разделён (прекратил существование) в 1936 году. Формально Советский Союз был конфедеративным государством вроде ЕС.

29 декабря 1922 года на конференции делегаций от съездов Советов РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР был подписан Договор об образовании СССР.

Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика (Закавказская Федерация, ЗСФСР) — федерация Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР, существовавшая с 12 марта 1922 года по 5 декабря 1936 года.

7
-1
Прокомментировать

Ой, боюсь ошибиться, но, по-моему, еще играл роль тот фактор, что у них были самые большие потери по соотношению общего населения к количеству погибших ... В БССР это был каждый четвертый, а сейчас, вроде, уже пересмотрено и считается, что даже каждый третий... По-моему, это связано. 

Svetlanka Verbolотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
0
0
Прокомментировать
Ответить