Лёша Колодезный
декабрь 2017.
2246

До начала Второй мировой войны Гитлер привёл Германию к упадку или процветанию?

Ответить
Ответить
Комментировать
14
Подписаться
7
4 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Когда задают подобные вашему вопросы, и когда отвечают на них, всегда имеют в виду только экономику. Но благосостояние народа вовсе не исчерпывается одним только повышением уровня жизни и увеличением промышленного производства - ему должно соответствовать политическое, общественное, духовное развитие нации. На наших глазах был очень наглядный пример этому - если бы развитие и процветание страны было обусловлено только экономикой, десятки тысяч людей (в основном платежеспособные, активные люди, благосостояние которых повысилось за последнее десятилетие) просто не вышли бы на московские улицы в 2011 году. Это в полной мере касается довоенной гитлеровской Германии - да, режим добился весьма заметных успехов в экономике, но при этом происходила коррупция и деградация политических и социальных институтов, искусства, религии и науки. Да и экономическая ситуация, надо сказать, была далека от того, чтобы петь дифирамбы Гитлеру, как это сделали предыдущие комментаторы.

Итак, какова была цена экономического успеха гитлеровского режима, и какие проблемы стояли перед ним? Во-первых, Гитлер был дилетантом во всем, кроме политики - был он дилетантом и в экономике. Но первую половину своего правления он был гораздо более гибким, чем во вторую, поэтому он охотно доверял работу профессионалам, а в его распоряжении они были - это и Яльмар Шахт, и Вальтер Функ, и "капитаны" немецкой промышленности. Кроме того, положительную роль сыграл его политический опыт - он охотно (в то время) шел на риск в политике, и программу строительства объектов инфраструктуры, финансируемую за счет дефицита бюджета, которая начала применяться в ограниченных объемах еще при республиканских правительственных кабинетах, многократно расширили. Т.е., если быть справедливыми, автобаны - не гитлеровское изобретение, но он придал мощный импульс их строительству. Благодаря множеству самых разнообразных мер, помноженных на политический капитал и волю нового главы правительства, а затем и государства, Германия довольно быстро достигла впечатляющего прогресса в экономике, подняв уровень экономического благосостояния своих граждан до высоты, немыслимой в начале 1930-х. Но за этим словесным фасадом - сложности, с которыми в нарастающем объеме сталкивалась Германия.

Во-первых, нарастал дисбаланс промышленного производства. Несмотря на высокие темпы роста промышленности, развитие прежде всего получали предприятия оборонного комплекса и связанных с ней отраслей тяжелой промышленности. Казалось бы, это должно было стать драйвером роста для всей экономики, но не стало - во всяком случае, не в должной степени. Дело в том, что ресурсов на одновременное развитие гражданской тяжелой индустрии и военной промышленности не хватало - показательным было строительство завода Volkswagen в Вольфсбурге: средства на него собирали... с самих рабочих - они должны были отчислять часть зарплаты в качестве рассрочки за покупку автомобиля, которые должны были строиться на этом заводе. Но как только он был введен в строй, он стал работать исключительно на нужды вермахта. Т.е. фактически государство ограбило своих граждан. Но мало этого - ресурсов и мощностей военной промышленности, несмотря на все усилия режима, не хватало для обеспечения все возраставших в объеме и перечне номенклатур потребностей армии, авиации и флота, не хватало ресурсов на выполнение экспортных контрактов (недавно созданный вермахт буквально метлой выметал то, что производили немецкие заводы для иностранных заказчиков). Кроме того, не хватало рабочей силы, причем помимо объективных причин правительство само "позаботилось" об этом - загнав в разные принудительные трудовые организации людей и обязав граждан работать, оно само себя лишило резерва трудовых ресурсов (именно поэтому слишком маленькая безработица вредна для экономики - сбалансированная безработица представляет собой необходимый рынку резерв рабочей силы). Не хватало источников валютных поступлений - Германии на самом деле мало что было предложить мировому рынку (а то, что она могла предложить, было востребовано внутренним рынком), а дефицитная валюта необходима была для развития той же военной промышленности, для чего был разработан такой интересный инструмент, как векселя MeFo (4%-e векселя некоего общества, которым правительство рассчитывалось за военные поставки с предприятиями, и которые не учитывались на балансе рейхсбанка). И еще одной проблемой, причем все усиливавшейся, бессилие перед которой фактически признали и сам Гитлер, и глава его полиции Гиммлер, была коррупция, достигавшая астрономических масштабов. И главными коррупционерами были представители правящей партии. Причем Гитлер сам признавал право своих гауляйтеров и прочих "золотых фазанов" (так называли партийных вождей за обилие золотого шитья на мундирах) на "справедливое возмещение" за "лишения, понесенные в годы борьбы" этими людьми. В общем, чем это все принципиально отличается от путинской РФ последних лет? )

Но, как я сказал, благосостояние общества и его отдельных представителей экономикой вовсе не исчерпываются. Да, "Сила через радость" отправляет немецких рабочих на современных лайнерах в дешевые круизы по Средиземноморью и на балтийские курорты, а чем они расплачиваются за это, помимо отчисления из зарплат? Во-первых, постоянным сужением своих прав и свобод. Нацисты активно строят свое Volksgemeinschaft, народное сообщество - унифицированное общество, в котором одновременно все равны и все должны друг другу подчиняться; в котором нет места индивидуальности; в котором люди не принадлежат сами себе - их здоровье, их дети, их труд принадлежит не им, а фюреру. И люди постоянно идут на сделки с собственной совестью, потому что "так надо" - постепенно немецкое общество пронизывает гитлеровский антисемитизм (в 1933 году он почти не встречает поддержки у немцев, в 40-х он уже полностью укоренился), а немцы предпочитают не замечать преследований, последовательно лишения прав и унижения своих сограждан и соседей. Постепенно немцы приучаются к мысли, что избавление от инвалидов - это благо для всей нации, и сами немецкие семьи начинают сдавать своих больных родственников в центры эвтаназии. Наиболее сильно страдают дети - они индоктринируются столь активно, что различия в ценностях становятся причинами семейных конфликтов. Среди детей антисемитизм насаждают самым активным и изощренным образом - через книжки с картинками, через песни, которые они учат со школьными учителями или в "Юнгфольке".

Далее, происходит коррупция и деградация государственного устройства, права. Основой правовой системы почти любого государства является его конституция, и в гитлеровской Германии продолжала действовать Конституция 1919 года. Но на практике она перестала применяться, а нацисты действовали исключительно на основе чрезвычайного права - правительство и лично Гитлер стали законодателями в обход парламента. Тем не менее, парламент продолжал собираться, раз в четыре года происходили выборы, но альтернативы нацистам на них не было. Соответственно, граждане рейха были лишены какого-либо влияния на власть. Законодательная власть, народное представительство стало фикцией. При этом народ, доверяя фюреру лично, с глубоким недоверием, недоброжелательством относились к нацистской партии и ее членам, руководителям партийных органов, но сам Гитлер запретил даже в своем кругу обсуждать эту проблему - тем не менее, между партией и народом росла стена. Юриспруденция тоже стала служанкой режима - правительственные чиновники облекали людоедские мысли диктатора в формулировки законов (например, составителем Нюрнбергских законов был профессиональный юрист др. Штуккарт, замминистра внутренних дел); профессиональные юристы с докторскими дипломами охотно шли в карательные органы режима, а во время войны докатились до того, что стали командирами айнзац-групп и командовали акциями массовых убийств невинных людей (среди них был даже профессор университета!).  Это, пожалуй, один из самых вопиющих примеров того, насколько разлагающе, ядовитое влияние оказал на немецкое общество нацизм.

Деятели науки, религии и искусства были поставлены режимом перед мучительным выбором - служба режиму, эмиграция или путь борьбы, который мог закончиться (и часто заканчивался) насильственной смертью от рук палача. Гуманитарные науки деградировали сильнее технических - если последние были несколько более свободны от идеологического диктата, а в их результатах режим был заинтересован самым непосредственным образом, то служители первых становились активными пособниками режима, предавая по сути дела интересы науки в угоду режиму. Ни о каком свободном развитии искусства не могло быть и речи - любой художник мог творить, только будучи членом одной из Имперских палат, и доказывать лояльность, исключительно следуя предписанием министерства пропаганды. Религиозные деятели в массе своей поддержали - активно или пассивно - режим; на основе движения "Немецкие христиане" (нацисты-протестанты, которые требовали коррекции вероучения - избавление от неарийских его элементов и Ветхого завета, признания Христа арийцем, а также создания единой Имперской лютеранской церкви и изгнания из нее евреев) нацисты создали единую Евангелическо-лютеранскую церковь рейха, а ее священнослужители принесли Гитлеру личную присягу.  Тем не менее, именно германские христиане явили миру высоты духовного сопротивления злу - пасторы Мартин Нимёллер и Дитрих Бонхёффер, католический епископ Мюнстера блаженный Клеменс граф фон Галлен и многие другие священники и миряне, пострадавшие и убитые нацистами, показали пример истинного христианского поведения в услове тоталитарной антихристианской диктатуры.

Не остался затронутым этой деградацией офицерский корпус Германии - они, не доверяя и ненавидя Гитлера, оказали ему поддержку и продемонстрировали лояльность в обмен на помощь в воссоздании армии, на обуздание амбиций Эрнста Рёма, на гарантии того, что армия останется вне политики. Но позже, когда война началась, а Гитлер все активнее вмешивался в управление войсками, почти никто из генералов не нашел в себе силы протестовать до конца против бесчеловечных и бессмысленных приказов диктатора. Сколько было возмущения в кулуарах по поводу "приказа о комиссарах" и "приказа о подсудности на востоке", по поводу бессудных расправ с евреями и мирным населением. Сколько возмущались тем преступным отношением Гитлера к собственным солдатам, который сознательно оставил умирать в Сталинграде лучшую свою армию. Никто, за исключением всего нескольких сознательных офицеров, не выразил своего протеста определенно - это было сделано лишь в форме нескольких попыток покушения на Гитлера. Весь остальной немецкий генералитет, покорный идиотским приказам, по словам фельдм. В. фон Рихтхофена, можно назвать "унтерами с генеральскими окладами".

В общем, нацистский рейх конца 30-х годов не был идиллией. В нем где-то явно, а где-то скрыто от посторонних глаз протекали процессы, которые полностью обесценивали экономические достижения режима. И лично я не думаю, что возможность купить радиоприемник или дешевый автомобиль, съездить в круиз на "Вильгельме Густлове" или на курорт на о. Рюген, была достойной платой за необходимость встать в общий строй и, по словам одного партийного лидера из одного фильма Л. Рифеншталь, "маршировать вместе с фюрером".

27
-1
Прокомментировать

Ответ доступен лишь на 140 символов, так что всё нижесказанное будет приведено в краткой и поверхностной форме.

Приход Гитлера к власти в 1933 году как рейхсканцлера, и затем в августе 1934 года после смерти Гинденбурга в качестве фюрера, практически было уже вполне ожидаемым событием. Ведь тяжелые условия Версалького мира, которая больно ударило по экономике Германии, немцы были практически униженными (в народе постепенно зарождалась идея так называемого реваншизма и национализма). Мировой экономический кризис, повлёкшая безработицу и нищету среди стран капиталистического мира. 

В таких условиях немецкий народ все более убеждался в слабости Веймарского правительства, в её неспособности решить острые и насущные проблемы. Такие люди, как Адольф Гитлер были неким эдаким символом силы, стабильности и веры в завтрашний день. Лозунги нацистов, их программа находила большую поддержку не только у крупных германских и иностранных монополистов, но и среди простого народа. Особенно людей интересовала обещания НСДАП о ликвидации безработицы, инфляции, возрождении былого величия Рейха и возвращении прежних, отнятых территорий. И в результате выборов 1932-1933 годах, эта партия получила большинство. Гинденбург назначил Гитлера главой правительства и рейхсканцлером. Спустя некоторое время, в августе 1934 года, был издан указ, что в случае смерти президента, его полномочия переходили к рейхсканцлеру. И тут, словно мистически, умирает Гинденбург и Адольф объявляет себя фюрером (Вождём). 

В период с 1934-1939 до Второй мировой войны, экономика Германии (Третьего Рейха) показывала блестящие результаты. Нацистам удалось устранить безработицу, вследствие введёной принудительной трудовой повинности. Особенное развитие получали отрасли промышленности, связанные с армией. В стране широко прокладывались скоростные автострады и железные дороги. Уровень инфляции был значительно снижен. В государстве создавались многочисленные фонды и организации поддержки рабочих ("Сила в радости") Особенно нацисты ценили мать, её труд, им выдавались большие льготы при рождении ребенка, предоставлялся декретный отпуск. Перед началом Второй мировой, Германия по экономическим показателям находилась наряду с такими странами как США, Франция, Великобритания). Несмотря на установление тоталитарной диктатуры, дискриминации и гонения на евреев (Хрустальная ночь, Нюрнбергские законы), нельзя отрицать того, что Германия, благодаря Гитлеру, перед Второй мировой являлась высокоразвитой страной с мощной промышленностью и экономикой, сильной армией. 

10
-4
Прокомментировать

Если бы Гитлер скоропостижно скончался в 1938 году, он вошел бы в историю как гений экономического возрождения, реформатор, гуманист и просветитель. И мало кто вспоминал бы про миллионы, которые ему перепали на вполне конкретные цели.А так... что случилось - то случилось. 

6
-6
Прокомментировать

Рост экономики Третьего рейха (и связанный с этим рост уровня жизни) повергал в шок любого экономиста Чикагской школы – да и всех-прочих экономистов тоже. Только с 1936 по 1939 год объем общего промышленного производства Третьего Рейха вырос на 37%, за 1939 год Германия произвела 24 миллиона тонн чугуна (что составило 22% общемирового производства), 22.3 миллиона тонн стали (24%), 333 миллиона тонн каменного угля (17%), а по производству искусственного каучука и металлообрабатывающих станков заняла устойчивое первое место. Экспорт черных металлов Германией превысил подобный американский показатель вчетверо!
И ладно бы немцы добились бы такого роста благосостояния при помощи иностранного «инвестора», этому самому инвестору выделяя львиную долю барышей – так нет! Иностранный (главным образом, еврейский) капитал был самым обидным образом отодвинут от раздела германского пирога!

Эти нахальные немцы даже решили провести тотальную автомобилизацию своего народа – опять же, выбросив из дележа прибылей международные концерны! Автомобиль, позже известный как «Фольксваген Жук», по прайс-листу завода стоил бы немецкому гражданину в 1939 году (если бы началось его массовое
производство) 990 марок. Немыслимо, оскорбительно дешево! Понятно, что такая цена будущего «Жука» была возможна благодаря исключению из процесса производства доли прибылей, получаемой обычно гешефтмахерами известной национальности – но для этих самых гешефтмахеров это было ну просто запредельно обидно.
26 мая 1938 года Адольф Гитлер заложил первый камень в фундамент завода «Фольксваген». Немецкий Трудовой Фронт инвестировал в его строительство 300 миллионов марок – и к июлю 1939 года завод уже дал первую продукцию! Всего до 1 сентября было построено 630 «жуков», затем завод перешел на производство военной техники.

Продавать эти машины планировалось в кредит, каждый желающий (по плану немецкого руководства) получал бы в свое полное владение «жука» и еженедельно в течение неполных 4 лет платил бы за него 5 марок. При ежемесячной средней зарплате в 400 марок платить из них 20 марок за автомобиль – совсем не обременительно!
Да что там автомобили – немцы к 1943 году планировали «оснастить» все германские домохозяйства народным телевизором FE-III - ибо телевидение в Третьем Рейхе начало успешно функционировать с 15 января 1936 года (до этого 22 марта 1935 года его уже запускали, но в августе сгорел передатчик звука и изображения). Помешала война – но даже в ходе ее немецкое телевидение работало до 23 ноября 1943 года, до момента его уничтожения союзной авиацией.

Германия испытывала столь острую нужду в рабочих руках, что каждый год принимала все новые и новые программы для стимуляции трудовой миграции в Рейх немцев из-за границы – и для всех для них находилась работа! Для пораженного тяжелыми кризисами западного мира это казалось немыслимым – хотя на самом деле, ничего удивительного в этом не было. В Германии бурно росло производство вооружений – но немецкие экономисты нашли способ, как совместить этот рост расходов на танки, пушки и самолеты с резким возрастанием национального дохода и, как следствием, с ростом покупательской активности населения.

Самым характерным признаком доверия населения к власти стал бурный рост рождаемости – сравните это с сегодняшней катастрофической демографической ситуацией в России.
Как удалось нацистам создать из только недавно нищей, как церковная мышь, Германии промышленного гиганта?
Путем введения частичной экономической автаркии.

Немцы решили исключить из своей экономики иностранный капитал – как внутри страны (изгнав из экономической жизни евреев, капитал которых был связан миллионами нитей с международным капиталом), так и во внешней торговле – перейдя со своими партнерами к клиринговым расчетам, исключив во внешнеторговых операциях хождение иностранной валюты.

А стимулировать возрастание промышленного производства нацисты решили путем массированных заказов вооружения и боевой техники.
С 1934 по 1 сентября 1939 года военные расходы Германии составили 60 миллиардов марок, иными словами – 59.1% расходов бюджета. Вроде ужасно много?

На самом деле – не очень.

Производительность труда и потенциал германской промышленности в это время были одними из самых высоких в мире. То есть теоретически германская экономика могла в очень короткий срок обеспечить бурно растущие вермахт и люфтваффе новейшим вооружением. Но для того, чтобы осуществить такой рост производства, было одно серьезное ограничение - финансовые возможности государства (заказчика вооружений). Да и население (покупателя швейных машинок, велосипедов и штанов с юбками) нельзя было лишать возможности приобретать промышленные товары гражданского назначения. Надо было выбирать – или покупать танки, или штаны. Третьего, казалось, было не дано.
Как сделать так, чтобы, начав массированное строительство танков, пушек и самолетов, не оставить это самое население без этих самых последних штанов? В то же время, не подняв колоссальную инфляционную волну?

Немецкие нацисты (не сами, конечно; для этого у них были высокопрофессиональные экономисты) смогли решить эту проблему. Более того – они посмели обойтись без привлечения иностранного капитала!

Они создали параллельные внутренние деньги. Предназначенные исключительно для финансирования производства вооружений. Не имеющие свободного обращения на финансовом рынке вне Германии. Говоря простым языком – создали дублирующую кровеносную систему немецкого хозяйственного механизма (как известно, деньги – кровь экономики).

Сначала, в 1934-1935 годах, такими деньгами были векселя Металлургического научно-исследовательского общества (Mefo). Их эмитировали для оплаты вооружений фирмам-поставщикам, они гарантировались государством и были нормальным финансовым инструментом – с одной оговоркой. Они могли использоваться лишь промышленными предприятиями, работающими на войну.
Из 101.5 миллиарда марок расходов немецкого бюджета в 1934-1939 году, не менее 20 миллиардов марок представляли из себя векселя Mefo, то есть инвестиционные деньги, не имеющие хождения на рынке, а посему - не создающие инфляционного давления на экономику.

Но это было только начало.

С 1938 года вместо денег имперское кредитное управление фирмам-производителям начало выплачивать «денежные переводы за поставку» со сроком погашения в шесть месяцев. За год таких переводов было выплачено более чем на шесть с половиной миллиардов марок – ни одна из них не пошла на закупку
новеньких «Мерседесов» для топ-менеджеров военных концернов или на приобретение шикарных особняков и яхт на Бодензее. Все были целевым образом потрачены на оружие для вермахта.
С 1939 года 40% военных заказов начало оплачиваться так называемыми «налоговыми квитанциями», которыми подрядчики (создатели вооружений) имели право рассчитываться с поставщиками. Всего до начала войны таких квитанций было выплачено 4.8 миллиарда марок.

Дабы абсолютно перекрыть какое бы то ни было «бегство капиталов» за границу, в 1937 году было издано «положение о немецких банках», по которому ликвидировалась независимость государственного банка, прекращался свободный обмен марки на иные валюты. А «Закон о государственном банке» 1939 года вообще снял все ограничения по предоставлению государственного кредита – надобность в параллельных деньгах отпала, отныне марка обеспечивалась втрое возросшим достоянием Третьего рейха! С 1934 года по так называемому «Новому плану» внешняя торговля перешла под полный государственный контроль, а все предприятия вошли в состав семи «имперских групп промышленности».
Денежное обращение Германии, таким образом, оставалось сбалансированным, финансирование же военных заказов руководство Германии смогло произвести путем создания инвестиционных денег, стимулируя рост производства без ущерба для благосостояния нации.

1
-2
Прокомментировать
Ответить