Ася Распутина
декабрь 2017.
207

Раздражает ли маскулистов, что от их имени выступают сексисты с маскулинистами из мужских движений, где презирают женщин и сражаются с призраками матриархата?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Очевидно, что эти люди, застрявшие в прошлом веке и отстаивающие какие-то лубочные порядки, дискредитируют маскулистское движение и бросают тень на мужскую повестку в принципе.

Очевидно, что маскулизм — не про ограничение женских прав и свобод, а про пересмотр гендерных ролей и положения мужчин в современном обществе. Про борьбу с man box, с токсичной гегемонной маскулинностью, с гипергамией и токсичными привилегиями. Маскулизм — про мужскую свободу.

К сожалению, некоторые “мужские правозащитники” вкладывают в маскулизм кардинально противоположный смысл...

Впрочем, ничего нового.

Фрики и радикалы — это всегда пятое колесо в телеге.

  • Кучка неадекватов выступает якобы от имени националистов, делая откровенно ксенофобские заявления. ➡ Обыватели начинают думать, что национализм — это не про любовь к своему народу, это не про этническую идентичность, а перерождение скинхедов с русскими Иванами, чей лозунг выразил ещё Данила Багров: “Не брат ты мне, гнида черножопая”.
  • Кучка неадекватов верит в волшебную невидимую руку рынка, который саморегулируется, и в то, что государственные и фискальные институты мешают людям договориться между собой. ➡ Обыватели начинают думать, что либерализм — это не концепция главенства свобод во всех сферах общественной жизни, которые тем не менее контролируются с помощью общественных институтов, а сборище тех, кто снова хочет ограбить собственный народ, допустив безвластие.
  • Кучка неадекваток выступает якобы от имени феминисток, позволяя себе неосторожные и утрированные заявления, граничащие с мужененавистничеством. ➡ Обыватели начинают думать, что феминизм — это не про равноправие полов, не про личную свободу каждого человека, не про борьбу с гендерными предубеждениями и стереотипами, а воинствующие поклонницы матриархата, мечтающие уничтожить или по крайней мере поработить мужской род.
  • Кучка неадекватов называет себя социалистами, требуя упразднить любые классовые (и не только) неравенства и предотвращать появление класса “богатых”, обкладывая тех всё б`ольшими налогами в пользу малоимущих. ➡ Обыватели начинают думать, что социализм — это не про общественные институты и не про необходимость сбалансированного развития, а заурядные “леваки” и адепты эгалитаризма, которые мечтают задушить рынок и убить экономику за счёт тотальной уравниловки.

...
Вместе с тем они затрагивают действительно злободневные процессы и события, в связи с которыми необходима публичная дискуссия. Женская меркантильность и преимущественно женские запросы к мужчинам — это ведь не плоды воспалённого воображения мужчин с неудачной личной жизнью, а обыденная проблема, которая отражается плюс-минус на всех. Процент меркантильных мужчин совсем низок, плюс мужские запросы к женщинам не в пример скромнее и редко несут в себе политическую (представительскую) функцию.

Сексисты и МДшники горланят “бабы в край обнаглели”, видимо, не понимая, что борются со следствием, а не с причиной. Их не интересует гендерное неравенство и вообще такое слово, как “гендер” (набор поведенческих установок, обусловленных биологическим полом и наиболее характерный для лиц этого пола в этой культуре).

В СССР было равноправие, женщины укладывали шпалы и работали на железной дороге, например, и ничего!

— вот только было такое равноправие фантомным и формалистским (как многое в Союзе). Социальная роль мужчин оставалась архаичной, вдобавок так и не устоялось адекватное восприятие ни мужского домашнего труда, ни мужской внешности в отрыве от мужского статуса. Плюс весь 20-й век мужской гендер был в зоне турбулентности: то войны (включая гражданскую и Чечню), то репрессии, ГУЛАГ и романтизация блатного мира, то мучительный переход на рельсы капитализма.

Поколение слабых тёлочек — продукт гендерного неравенства и результат неудачного опыта советского равноправия.

Когда женщины самоустранились из борьбы за свои права (включая борьбу за равноправные отношения), зато решили — не без поддержки со стороны некоторых мужчин, — что в “мужском мире” главное найти сильное мужское плечо, к коему нужно прижаться и подчиняться, тогда и обретёшь женское счастье.
...
Да, у мужчин в России очень мало прав на ребёнка. Но это отчасти (во многом?) обусловлено мачистскими установками, выгоняющими мужчину из семьи и заставляющими нас стыдиться в себе фемининных (типично “женских”) качеств. Воспитывать ребёнка — это не про то, чтобы сводить пацана на футбол и “взять его с мужиками на охоту/рыбалку”, а девочку — на танцы или в художественную школу (ибо “девочка должна быть изящной”). Это кропотливый ежедневный рутинный труд.

Как приготовление пищи, например. Даже на одного человека: сделать салатик из овощей и зелени — полчаса. Гарнир будет вариться ещё полчаса. А на одних полуфабрикатах долго не протянешь.

То... сё... суммарно набегают часы и даже сутки.

То время, которое “распоясавшиеся бабы” могли бы потратить на собственное развитие, пока взрослый лоб убеждён, что кухня, быт, дети и вообще тактические (оперативные) вопросы — это не мужская епархия, в отличие от “танков”, телевизора, пивасика, гаража и так далее.

А невозможно достичь равноправия, не упраздняя “мужские” и “женские” обязанности, не перераспределяя их между полами. Причём это работает в обе стороны. Как в отношении женского фактора, так и по поводу мужского фактора.

Там, где надо выступать против патриархата и гегемонной маскулинности, против консервативных ценностей и гендерных привилегий вообще (указывая на их токсичность), сексисты и МДшники этого не делают.

Кстати, там, где надо выступать против гегемонной маскулинности (по отношению к мужчинам) и женских привилегий, против женщин, лояльных к патриархату, некоторые феминистки этого не делают в свою очередь.
...
Я уже молчу про то, что чудовищные ярлыки типа “разведёнка с прицепом” и критика сексуальной жизни женщин прямо противоречат мужской свободе. И просто здравому смыслу.

Искусственно ограничивая женский “срок годности”, мы потакаем женской привередливости и выводим женские запросы на новый уровень. И в 30, и в 40, и даже чуть позже женщины всё равно бывают прекрасны, а в постели — так вообще огонь, потому что женское либидо нередко раскрывается после 30 лет. Если просто позволить женщине быть собой.

Словом, маскулизм не имеет никакого отношения к ограничению женской сексуальности.
...
Маскулизм не против законов о домашнем/семейном насилии. Реальный маскулизм в них прямо заинтересован (при условии соблюдения гендерной нейтральности), ибо насилие против мужчин в отечественной культуре принято замалчивать в ещё большей степени, нежели рукоприкладство по отношению к женщинам. Мальчиков растлевают, мальчиков бьют родители обоих полов, в некоторых случаях мужчины подвергаются физическому воздействию со стороны женщины уже во взрослой жизни.

Олигофрены-демагоги, которые горланят, что “после принятия законов о домашнем насилии мужчин будут арестовывать по первому звонку женщины”, — это не маскулисты. А махровые сексисты по поводу лиц своего биологического пола, кои просто не сталкивались с бытовым насилием со стороны других мужчин (или женщин) — либо цинично отстаивают своё сегодняшнее право на применение физической силы.

Маскулизм не против права женщины на юридическую защиту от сексуального насилия и возмездия в отношении преступников. “Давайте и дальше продвигать шкурыгинг, чтобы б...ди просто так ломали жизнь и мстили мужчинам” — это снова демагогия с казуистикой на пару, потому что такие люди не знакомы с процессом судмедэкспертизы, например, — а без соответствующего экспертного заключения почти исключено, чтобы заявлению об изнасиловании дали ход. 

У нас жёсткое законодательство по этому поводу, и под сексуальным насилием обычно подразумевается, что женщина сопротивлялась, а значит, на теле есть следы принуждения к интимной близости, причём время возникновения следов должно примерно совпадать с датой изнасилования. “Защитнички прав мужчин”, позволю себе это выражение, просто не представляют, что женщина, решившая оклеветать мужчину, не получит даже нужных результатов судмедэкспертизы.

Безусловно, бороться с лжесвидетельствами необходимо, и в этом направлении нужны новые меры. Возможно, принцип сексуального согласия и пресловутая расписка о добровольном сексуальном контакте, взаимовыгодная лицам обоих полов.

К сожалению, некоторые недальновидные активисты “в защиту мужчин и за их права” вместо конструктива бросают гигантское чёрное пятно на и так щуплую репутацию маскулизма.
...
Но куда проще ворчать про мифический матариархат, нежели менять восприятие мужчин в обществе, не унижая при этом женщин.

5
-4
Прокомментировать
Ответить