Ответить
Анонимный вопрос
1 декабря 15:15.
1275

Что знают о жизни люди с психическими проблемами, чего не знают остальные?

Ответить
Комментировать
1
Подписаться
4
7 ответов
Поделиться

Я ценю личный опыт как источник информации, но я не совсем уверен, что какой-либо человек имеет сакральный и полностью недоступный для других опыт и знания. Люди с «психическими проблемами» лучше многих знают на себе, что такое опыт жизни с нейроотличием и/или что такое психическая травма, что такое одиночество, что такое непонимание окружающих, что такое безработица и отсутствие жилья, что такое кошмар на яву, что такое структурное насилие, что такое насилие со стороны общества в целом, что такое насилие со стороны семьи, знакомых, государственных институтов, бизнеса и даже врачей.
Но опыт жизни с СДВГ будет отличаться от опыта жизни с аутизмом, а опыт жизни с аутизмом будет кардинально отличаться от опыта жизни с ПТСР. Хотя всё это — ментальные «диагнозы» и, по-вашему, наверное, - «проблемы». СДВГ и аутизм (как и ОКР, биполярность, «шизофрения» и т.д.) — это формы проявления нейроотличия. Нейроотличие само по себе далеко не всегда вызывает «страдания», необходимые чтобы описать явление как «расстройство»,мне кажется. Многие люди вообще всю жизнь могут счастливо прожить не зная, что их мозг работает как-то иначе. Разве что окружающие могут считать их «слегка странными», «импульсивными» или наоборот, а может и одновременно, «меланхоличными», «болтливыми» или напротив «чрезвычайно замкнутыми». Значительная часть страданий происходит как раз из-за насилия над нейроотличными со стороны общества в целом и конкретных индивидов. Конечно, выжить в «нормальном» обществе проще, если у тебя небольшая гиперактивность базальных ганглий, что вызывает лёгкую форму «ОКР» и/или «СДВГ» (и ты об этом никогда не узнаешь скорее всего). А вот если ты родился неговорящим аутистом, то школа и семья, вполне могут превратить твою жизнь в ад. Но это вина школы и семьи, а не человека. Это не значит опять же, что СДВГ и ОКР всегда выражаютсебя малозаметно, это просто пример. Биполярность может проявлять себя как «циклотимия» с не очень большим диапазоном колебаний настроения, а может как «БАРIтипа»cманией и психотическими проявлениями. Нейроотличие — это ещё и спектр где провести грань между нейротипичностью и нейроотличностью порой очень сложно. Я также не хочу сказать, что любая кажущаяся в человеке «странность» - это обязательно показатель нейроотличия.
Да, определенные формы нейроотличия также могут в отдельных случаях,  но гораздо реже чем это принято считать, вызывать страдания или опасное для себя и окружающих поведение. Например, биполярность. В депрессии человек может хотеть покончить с собой, а в манию — чувствовать себя прекрасно, мнить себя королём галактики и растратить все деньги на книги по астрофизике в бесплодной скорее всего попытке опровергнуть Эйнштейна, бросив семью и работу. При этом, однако, обычно забывают, что состояние лёгкой гипомании может быть очень продуктивным состоянием для творчества и научного поиска. Кей Джеймисон, профессор психиатрии и одновременно биполярный человек в своей книге «Беспокойный ум» пишет: «Я постоянно спрашивала себя: будь у меня выбор, согласилась бы я на судьбу человека, страдающего маниакально-депрессивным заболеванием? Если бы литий [лекарство]мне не подходил или не действовал, ответ прост – нет, и это был бы ответ, переполненный ужасом. Но литий мне помогает, а значит, как мне кажется, я могу позволить себе поставить такой вопрос. Это может звучать очень странно, но я бы выбрала жизнь с болезнью. Это сложно объяснить… Опыт депрессии ужасен, это опыт человека, который уже умирал, а пока был жив – существовал с помутненным рассудком, без божьей искры, когда все вокруг было отвратительным… Так почему же я хочу иметь дело с таким недугом? Потому что я истово верю, что болезнь расширила мою палитру чувств и чувства эти стали сильнее. Болезнь дала мне больше опыта, и очень насыщенного... Я познала самые глубокие пропасти и самые дальние закоулки своего рассудка и сердца и поняла, как они хрупки, как бесконечны, необъятны – и непознаваемы… Но что в нормальном состоянии, что в маниакальной фазе я действовала, думала, любила куда быстрее, сильнее, чем большинство тех, кого я знаю… Чего я не могу – так это представить себя утомленной жизнью, потому что знаю, что в моем разуме все новые и новые лабиринты ждут моих шагов, как ждут открытия бесчисленные окна в безграничные миры».
Человеческий вид — нейроразнообразный.  Точно также как люди отличаются друг от друга по цвету кожи, люди отличаются друг от друга и по устройству нервной системы. Я понимаю, что для большинства людей, которые ещё вчера считали любую ментальную проблему чем-то парадоксально средним между придурью, прихотью и смертельно опасным для окружающих явлением -  это всё какая-то научная фантастика. Как пишет Ник Уолкер в своей статье«Избавься от инструментов хозяина: освобождаясь от парадигмы патологии»  : «Парадигма патологии в конечном итоге сводится к двум пунктам: 1. есть единственно «правильный», «здоровый»,«нормальный» способ работы человеческого сознания (или очень узкий диапазон, в который он должен попадать) 2. если Ваши нейрологические функции (а, как результат, и мышление и поведение) значительно различаются с доминирующим стандартом «нормального», тогда «с Вами что-то не так!» (приветики!). Но если человек не вредит себе и окружающим, то что же с ним «не так»? Зачем его «лечить»? Зачем стремиться сделать всех одинаковыми? Есть множество исследований, которые показывают, что нейроотличные люди могут при правильном подходе добиваться больших и большИх высот в различных отраслях деятельности, превосходя нейротипиков. Так что даже Гарвардское бизнес-обозрение выпустило статью с названием «Нейоразнообразие как конкурентное преимущество». Но такой подход кажется мне слишком рыночно-фетишизированным. В независимости от того трудоспособен человек или нет, и каких успехов он может добиться в чём-то — он важен сам по себе. Как личность. Даже если человек чем-то не похож на других, всё равно его способ мышления, его взгляд — это ещё одна, уникальная и неповторимая, звезда из мириады разумных существ. Если вы с этим не согласны, то любые дальнейшие аргументы будут бесполезны.
На сколько я понимаю, а я не психиатр, не психолог и не специалист в области философии медицины, в парадигме нейроразнообразия при этом есть разделение на нейроотличие, которое конструирует личность и, которое является, внешним по отношению к личности. Так, биполярность, даже когда она себя не остро проявляет, так или иначе является частью личности человека. А вот если человек попал в автоаварию и повредил мозг из-за чего теперь у него, скажем, слуховые галлюцинации - это медицинская проблема. Алкогольный психоз — это медицинская проблема. И т. д. И т.п.
Что знают о жизни, люди с психическими проблемами, вызванными психической травмой, такими как ПТСР или диссоциативное расстройство личности (множественное расстройство личности)? Это отдельная очень долгая история. Здесь тоже всё не вполне однозначно. Расскажу вот что. Несколько раз, когда я пытался открыто говорить о своём диагнозе, люди мне не верили. Вроде того: как у тебя может быть ПТСР, если ты не воевал? Странно, люди вроде живут в современной России, но не догадываются, что для того, чтобы встретиться лицом к лицу с кошмаром не обязательно ехать куда-нибудь далеко в горячую точку. Ужас, абсолютный ужас, встречается, к сожалению, прямо за углом и по соседству. Есть такое выражение«Взгляд на две тысячи ярдов». На одной из картин военного корреспондента Томаса Ли изображён солдат с широко раскрытыми глазами со страшным взглядом, как будто он одновременно направлен бесконечно вглубь себя и бесконечно куда-то вдаль, такой отречённый и расфокусированный взгляд человека, который только что наблюдал кровавую бойню, как будто он видел саму Смерть, которая дотронулась до него, но потом почему-то решила уйти, не прощаясь. Я привык к тому, что мне почти никто не верит, как у меня, молодого и внешне здорового москвича, может быть ПТСР, и мне уже как-то плевать. Но я видел такой взгляд у себя в зеркале и я видел его у некоторых моих знакомых. ПТСР вообще встречается довольно часто, большинство просто не обращается за помощью (да куда?) и его просто алкоголем «лечит». Смерть, боль и разрушение ближе чем некоторым кажется. Ведь все эти растерзанные души, что случайно остались живы, и сводки о чём иногда попадают в новости, они же ведь здесь рядом живут.

Мы одни знаем, как прекрасна эта жизнь! как прекрасно просто пройтись по улице без скованности, как прекрасно мыться в ванной, а не под душем, как прекрасно есть не из металлической посуды, как прекрасно делать вообще что-либо без разрешения на это и не смотреть и не слушать этот чертов телевизор!!!

Все познается в сравнении — вот что знаем только мы..

 Я не думаю, что психическое расстройство открывает нам третий глаз и какое-то тайное знание о мире. Но болезнь, а точнее необходимость бороться с ней, требует от нас постоянных усилий, так что я уверена, что люди с расстройствами психики, знающие о своей проблеме и пытающиеся ее решить, зачастую сильнее духом, чем люди без проблем с ментальным здоровьем.

показать ещё 4 ответа