Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
16
25 ответов
Поделиться

Смотря что Вы имеете в виду под "противопоставлять". Если это вопрос в формате "кто прав на самом деле?", так сказать, онтологический, то нет. Наука и религия занимаются принципиально разными вещами и не могут быть "опровергнуты" друг другом, поскольку у них нет общего, скажем так, поля боя.

Если же вопрос поставить методологически, то, пожалуй, можно: религия базируется на вере, которая в некотором смысле более аподиктична, чем опытное знание. То есть в религии есть некоторая твердая всеобщая истина, на которой строятся частности. И основные теологические споры и развитие религиозных представлений как раз касается этих частностей (пусть и очень важных). Таким образом, можно сказать, что религия, если иметь в виду ее развитие, исходит из знания и вырабатывает метод.

Наука же, наоборот, основана на фундаментальном незнании всеобщей истины (и даже уверенности в ее существовании нет), но при этом имеет четкие критерии построения моделей и методологию сбора экспериментальных данных для построения этих моделей, позволяющих накопить и систематизировать знание об окружающем мире (чтобы это словосочетание ни значило). Таким образом, можно сказать, что наука исходит из метода и вырабатывает знания.

Можно еще противопоставить "этику науки" и "этику религии". Во всяком случае аспект "сомнения". Для науки - это основная доблесть, самое важное качество ученого. Ученый, у которого нет сомнений, погиб для науки в общем-то. Для религии же сомнение, хотя в некотором смысле очень важная вещь, но все-таки нечто подлежащее преодолению и в конце концов даже осуждению.

Поскольку я сам имею отношение к науке, но не имею отношения к религии, то, вероятно, моя терминология верующим людям покажется весьма странной, но основную мысль уловить можно.

60
-2

Хорошая терминология и развернутый хороший ответ. )

Конечно, верующие люди согласны в том, что есть твердая всеобщая истина, но по факту практически не бывает такого, чтобы все были согласны в чем именно эта истина заключается.

+5
Ответить

Спасибо) Эта истина - существование Бога, дальше уже начинаются частности, по которым нет согласия. Но именно существование Бога составляет то базовое знание, которое определяет религиозное сознание.

+3
Ответить

Даже с существованием не так всё просто. Общепринятой формулировкой в восточнохристианском богословии является следующая: «Бог не существует, но превосходит саму категорию существования». Например, у прп. Максима Исповедника:

«Бог не есть сущность — ни в общем, ни в конкретном смысле этого слова, — даже если Он есть Начало; Бог не есть возможность — ни в общем, ни в конкретном смысле этого слова, — даже если Он есть Середина; Бог не есть действие — ни в общем, ни в конкретном смысле этого слова, — даже если Он есть Завершение мыслимого до этого завершения сущностного движения. Но Бог есть созидающее сущность и сверхсущностное Первоначало бытия; Он есть созидающая силу и наимогущественная Основа; наконец, Он есть бесконечное и действенное Состояние всякого действия. Кратко сказать, Бог есть Творческая Причина сущности, силы и действия, то есть начала, середины и конца».

+4
Ответить
Ещё 2 комментария

Ну, и насчёт сомнения тоже немного неточно. Вернее, совсем неточно.

В основе христианской, например, эпистемологии лежит представление о том, что когнитивный аппарат человека катастрофически повреждён вследстве грехопадения, как бы заражен неким вирусом (вместе со всем имеющимся в распоряжении понятийной базой) — поэтому, хотя Истина и существует, вместить и адекватно дискурсивно оформить её мы не в состоянии.

Поэтому, в частности, техника духовной безопасности (называемая в христианстве словом «аскетика») предписывает подвергать жёсткому сомнению любой интеллектуальный, эмоциональный и духовный опыт — по умолчанию это просто помехи, рябь на поверхности сознания. «Не принимай, но и не отвергай».

+2
Ответить

ОК, можно переформулировать базовое знание так: "первопричиной является Бог" или "мир невозможен без Бога" или "утверждение о том, что Бога нет - ложно". В принципе, апофатичность Бога - это скорее языковая проблема. То есть, если сказать любому христианину, что никакого Бога нет и всё это выдумки, то он не согласится с этим, а уж как именно он сформулирует свое несогласие - это детали. Насчет сомнения спорить не буду, это и в науке тоже скользкий вопрос, написал для полноты картины, наверное зря.

+4
Ответить
Прокомментировать

Предыдущий ответ был весьма исчерпывающим, я просто добавлю немного от себя. С точки зрения науки, такое противопоставление некорректно и нелогично, говоря проще, «неспортивно».

Я часто сталкиваюсь с непониманием, что же из себя представляет наука. Наука чётко определяет границы своего поля деятельности. Она не занимается вопросами, где невозможно поставить эксперимент, который однозначно доказывает или опровергает. Подобные теории являются неопровержимыми и, соответственно, ненаучными. «Неисповедимы пути Господни», «со знакомой моей знакомой был случай…», «существует то, чего мы ещё не знаем…», «объясните-ка мне…» и «почему она мне не звонит?» — всё это лежит за пределами деятельности науки.

Воспринимайте науку, как импозантную даму в возрасте, опытную, чрезвычайно строгую и дотошную. Она не терпит ошибок, не принимает ничего на веру, придирается к любой мелочи, и при том, никому ничего не должна. Бремя доказательства лежит на стороне утверждающего. А благосклонность дамы нужно заслужить, причём весьма тяжёлым умственным трудом.

В науке так — любая гипотеза не является истинной, пока не доказано обратное. То есть, если вам говорят, что есть теория, которая всё объясняет, но её не принимает наука, знайте, что в ней просто нет доказательств, а значит, весомость такой теории не более домысла, каким бы он правильным не казался. Кстати, даже есть принцип «презумпции естественности» — любое явление должно быть объяснено естественными причинами, пока есть способы, способные это объяснить.

Наука занимается изучением окружающего нас мира, причины и следствия, но не станет отвечать на вопрос «зачем всё так?». За это и стоит уважать науку.

Некоторые думают, что множество учёных верующие, но я хочу отметить, что мнение любого учёного о религии не относится к его профессии и является сугубо личным. И опять же, Эйнштейн вовсе не верил в того Бога, который подразумевается, о чём не раз говорил.

Отношение религии к науке мне, возможно, не так хорошо известно, однако замечу, что некоторые конфессии вполне адекватно относятся к науке и, порой, даже это поощряют. Например, ислам (тот самый, неагрессивный, мирный), насколько я знаю, не порицает получение знаний, если они не хулят имя Аллаха (простите за возможные неточности). А наука, как я написал выше, таким не будет заниматься.

В итоге, я бы сравнил противопоставление науки и религии с попыткой устроить честное соревнование биатлониста и боксёра. Оно было бы честным и правильным, как думаете?

Я не раз встречал верующих людей и общался с ними. Я считаю, что религия — личное дело каждого, а не повод для дискриминации.

P.S. плюсую предыдущего комментатора за качественный, толерантный комментарий, желаю ему удачи.

34
-1
Прокомментировать

Есть несколько причин на мой взгляд, почему популяризаторы науки являются противниками религии.

Во-первых, религия ограничивает ученых. Типичная ситуация со стволовыми клетками, как мы знаем, церковь против любых опытов с ними. Также было и во времена, когда медицина только зарождалась. Советую посмотреть фильм "Лекарь: Ученик Авиценны".

Во-вторых, ученые привыкли доказывать\опровергать факты или теории. Существование Бога или подобных невозможно доказать\опровергнуть.

Дмитрий Ханикянотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
21
-5
Прокомментировать

Как говаривал Поль Сабатье: "Естественные науки и религию противопоставляют друг другу лишь люди плохо образованные как в том, так и в другом".

Самым большим злом нашего времени следует признать то, что Религия и Наука представляют из себя две враждебные силы, не соединенные между собой. Зло это тем более пагубно, что оно идет сверху и незаметно, но непреодолимо просачивается во все умы как летучий яд, который вдыхается вместе с воздухом. А между тем каждый грех мысли превращается неизбежно в душевное зло, а следовательно, и в зло общественное.

До тех пор, пока христианство утверждало христианскую веру в среде европейских народов еще полуварварских, какими они были в средние века, оно было величайшей из нравственных сил, оно формировало душу современного человека. До тех пор, пока экспериментальная наука стремилась восстановить законные права разума и ограждала его безграничную свободу, до тех пор она оставалась величайшей из интеллектуальных сил; она обновила мир, освободила человека от вековых цепей и дала его разуму нерушимые основы.

Но с тех пор как церковь, не способная защитить свои основные догматы от возражений науки, заперлась в них словно в жилище без окон, противопоставляя разуму веру как неоспоримую абсолютную заповедь; с тех пор как наука, опьяненная своими открытиями в мире физическом, превратившая мир души и ума в абстракцию, сделалась агностической в своих методах и материалистической в своих принципах и целях; с тех пор как философия, сбитая с толку и затерявшаяся между религией и наукой, готова отречься от своих прав в пользу скептицизма -- глубокий разлад появился в душе общества и в душе отдельных людей.

Вначале конфликт этот был необходим и полезен, так как он служил восстановлению прав разума и науки, но не остановившись вовремя, он же сделался в конце концов причиной бессилия и очерствения. Религия отвечает на запросы сердца, отсюда ее магическая сила; наука -- на запросы ума, отсюда ее непреодолимая мощь. Но прошло уже много времени с тех пор, как эти две силы перестали понимать друг друга.

Религия без доказательств и наука без надежды стоят друг против друга недоверчиво и враждебно, бессильные победить одна другую.

Отсюда глубочайшая раздвоенность и скрытая вражда не только между государством и церковью, но и внутри самой науки, в лоне всех церквей, а также и в глубине совести всех мыслящих людей. Ибо каковы бы мы ни были, к какой бы философской, эзотерической или социальной школе мы ни принадлежали, мы несем в своей душе эти два враждебных мира, на первый взгляд непримиримые, хотя оба они возникли из одинаково присущих человеку, никогда не умирающих потребностей: потребности его разума и потребности его сердца.

Шюре Эдуард. Великие Посвященные

1889 г.

Kirill Zholobovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
18
-4
Прокомментировать

Если отвечать в таком ключе, то хотелось бы обратить внимание на лекцию Макса Планка, Нобелевская премия по физике 1918 год, основоположник квантовой физики. Лекция Религия и естествознание: gumer.info

"... оба эти пути не расходятся, а идут параллельно, встречаясь в бесконечности у одной и той же цели."

И если есть сомнения насчет современности, то:

В 2010 году в выступлении по случаю получения Нобелевской премии физик Андрей Гейм отметил, что быстрый прогресс в изучении графена «был бы невозможен без Миши Кацнельсона, который предоставил нам теоретическую поддержку, о которой только может мечтать экспериментатор». rambler.ru

"— Вы православный верующий, что для физика достаточно необычно…

Не знаю, в какой мере это необычно, просто на эти темы в научном сообществе говорить не принято — и, пожалуй, это правильно."

12
-2
Прокомментировать
Читать ещё 20 ответов
Ответить