Артем Шиков
ноябрь 2017.
6217

Почему Асадов плохой поэт?

Ответить
Ответить
Комментировать
6
Подписаться
5
5 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Ну поехали.

Поскольку мы все понимаем, что главным аргументом против любой критики Асадова неизбежно будет его чорная (sic) лицевая повязка, то давайте я сразу оговорюсь, что проявляю наивысшее возможное уважение к военному подвигу Асадова. Довезти без половины лица грузовик с припасами, а потом после этого еще вдобавок стихи писать – это круто, товарищи, чуть не сказал "дай Бог каждому".

Но стихи этим на автомате не легитимизируются – и уж точно не в той степени, в которой Асадов был легитимизирован по всей стране великой.

Асадов говорил о себе, что его стихи – о его читателях, но с тем же успехом мог бы просто сказать, что это стихи читателей – доярок и фрезеровщиков и прочих чрезвычайно разборчивых в литературном плане людей. Это любительская открыточная поэзия, доведенная авторским трудоголизмом до эстрадного апогея. "А может, всё было не так бы / Случись эта ночь после свадьбы." – и так сорок семь книг подряд.

Приводить примеры, если честно, довольно сложно, поскольку будучи вырванными из контекста, его строчки производят впечатление то ли почти талантливой пародии, то ли намеренного примитивизма – но если, скажем, у Заболоцкого подобные приемы были частью последовательного авторского метода, то Асадова, чтобы оценить весь масштаб катастрофы, нужно читать подряд. Только так становится ясно, что все это пишется на полном серьезе.

"Так вспыхни и брызни во все концы, / Наш гнев, наша дружба и светлый разум, / Чтоб все шовинисты и подлецы / Везде, как клопы, передохли разом!"

Святая Мария среди туркменов...

Тексты Асадова настолько очевидно ужасны, что даже доказывать это несколько неудобно. Это всякое отсутствие размера и ритма практически во всех текстах, слова-затычки ("говорить-то об этом и то смешно"), нагромождение согласных ("словно б вам"), ужасные рифмы ("казбек - человек", многократно и в разных падежах), пошлейшие метафоры ("ледок спокойных глаз"), постоянное вторжение совершенно неуместных клише (жена бухгалтера, мечтавшая о спутнике "с печатью вдохновенья на челе", серьезно), и так далее – и каждый текст обязательно будет по 16 строф, и обязательно закончится восклицательным знаком!

Неслучайно Асадов почти не печатался в собственно литературных журналах – у него самого не было никаких иллюзий по поводу своего положения в иерархиях изящной словесности. В журналах тогда был Слуцкий. На соседних страницах их было бы не поставить. Евтушенко и Ахмадулину не жалели – сами напросимшися бо – а старика зачем обижать, и так инвалид ведь.

При этом, я охотно верю, что многие, ходившие на концерты – действительно всем этим задевались. То есть, людей задевали не тексты, поскольку такой текст невозможно даже без запинки прочесть – люди задевались самим фактом приобщения, когда им в огромном зале, в якобы культурном контексте, возвращали знакомые им сентенции. Это великое достижение поп-культуры – быть великим кишечником.

Расстраивает тут вовсе не то, что такая поэзия существует – есть, в конце концов, вещи и хуже – например, комары. Расстраивает – что приобщение к Асадову ни на дюйм не приближает читателя к собственно хорошей литературе. Оно не приведет его ни к Серебряному веку, ни к футуристам, ни к романтикам, ни к Шекспиру – оно приведет его к шестидесятникам, позднесоветскому шлягеру и юмористическим детективам – в лучшем случае – а если в худшем, то и к брезгливому непринятию всяких других, более сложных и спорных форм.

За чем следует, как правило, и опошление оных – когда тем же, что человек вычитывает у Асадова, он начинает оценивать и Есенина. А вот это, товарищи, уже дно.

Так что вот. Человек же Асадов был, судя по всему, прекрасный. Простой, честный, сопереживающий своим персонажам, любящий читателей и коллег, никого не сдававший, ничего не делавший для славы или наживы. Дай Бог каждому.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
64
-12
Прокомментировать

Сравним Асадова с маститыми современниками. 

Асадов:

История с печалью говорит
О том, как умирали фараоны,
Как вместе с ними в сумрак пирамид
Живыми замуровывались жены.

О, как жена, наверно, берегла
При жизни мужа от любой напасти!
Дарила бездну всякого тепла
И днем, и ночью окружала счастьем.

Слуцкий:

Вы не были в районной бане
В периферийном городке?
Там шайки с профилем кабаньим
И плеск, как летом на реке.

Там ордена сдают вахтерам,
Зато приносят в мыльный зал
Рубцы и шрамы - те, которым
Я лично больше б доверял..

Метафоры Асадова неоригинальны, это такие "розы-морозы" середины ХХ века. История говорит "с печалью", пирамид "сумрак", тепла "бездна". У Слуцкого - шайки с кабаньим профилем (ручки напоминают кабаньи уши?), голые посетители приносят в мыльный зал свои рубцы. Асадов пишет прозу в рифму, Слуцкий -  поэзию, с намеками и красивостями в хорошем смысле этого слова.

Ахмадулина:

Пластинки глупенькое чудо,
проигрыватель - вздор какой,
и слышно, как невесть откуда,
из недр стесненных, из-под спуда
корней, сопревших трав и хвой,
где закипает перегной,
вздымая пар до небосвода,
нет, глубже мыслимых глубин,
из пекла, где пекут рубин
и начинается природа,-
исторгнут, близится, и вот
донесся бас земли и вод,

Рубин "пекут", бас земли и вод. Оригинальные метафоры и, опять же, намеки и аллегории, а не зарифмованная проза.

Арсений Тарковский:

И эту тень я проводил в дорогу
Последнюю - к последнему порогу,
И два крыла у тени за спиной,
Как два луча, померкли понемногу.

И год прошел по кругу стороной.
Зима трубит из просеки лесной.
Нестройным звоном отвечает рогу
Карельских сосен морок слюдяной.

Автор вырисовывает трагическую и загадочную картину. Кто эта тень? Бывшая любовь? Умерший близкий человек? Плюс метафоры - зима "трубит", слюдяной "морок карельских сосен".

Продолжать можно до бесконечности. Асадов - малохудожественно, заигранно и в лоб реализованный сюжет, а ля "Как я провел каникулы", и еще морализаторство в заключительных строфах почти каждого стихотворения. Настоящие поэты создают нужное впечатление косвенно, слог у них оригинальный.

Кстати, из Асадова с его версификационной скоростью, мог бы получиться неплохой детский поэт уровня Михалкова. Детям - как минимум, определенного возраста - как раз нужны простые, понятные стихи, с плохими и хорошими героями, а также выводами в конце типа "мамы всякие важны".

10
0
Прокомментировать

P.S. Почему-то ещё хочется сравнить стихи Асадова с "Понедельник начинается в субботу" - словно единым научно-рабоче-позитивным духом и то, и другое напитано.

P.P.S. Прошу прощения если оскорбила чьи-то чувства предыдущим постом, но бабников не люблю - ррр.

0
-1
Прокомментировать

Асадов - мой любимый поэт. Именно из-за содержания стихов. Не скажу, что самый, т.к. люблю и Тютчева с Фетом - ещё в девять лет ими зачитывалась, и Гумилёва - его часто бессмысленная, но очень живописная поэзия буквально заворожила и пленила меня, шестнадцатилетнюю. И "Мцыри" я когда-то на треть заучила (дальше запалу не хватило). И "Витязь в тигровой шкуре" - мрачная, жестокая, но такая яркая сказка!

Не сложно писать красиво - можно посидеть, почитать любого поэта и начать слагать нечто в похожем стиле (да, и под Пушкина, и под Лермонтова, и под Гумилёва с его совершенно невообразимыми строфами). Весь вопрос в содержании. Потому что произведение - это не набор красивых слогов, а композиция, сюжет.

У Есенина очень красивые, невероятно летящие стихи, но: "Как жену чужую обниму берёзку..." - это просто мерзко, нечего чужих жён обнимать.   Конечно, стихи должны сочетать внутреннее и внешнее, только тогда это будет искусство.

Стихи Асадова и не претендуют на нечто высокое, они простые и тёплые, фактически непритязательные рассказы, которые чем-то похожи на рассказы Ферсмана о камнях! И тот, и другой раскрывают душу того, о чём пишут!

P.S. Любимое - Эдельвейс :)

0
-3

Глупость Вы говорите. "Как жену чужую, обниму берёзку" Это чувство не для всех. Бывает, что чужою жена может быть только по факту, но никак не перед любовью. Вы ведь не знаете всех обстоятельств из за чего чужая жена стала чужой? Возможен брак по расчёту, или под давлением, шантажом и т. д. А если тот, для кого его любовь стала чужой женой до сих пор её любит, и она отвечает ему тем же? Кто мы такие что бы кого то судить? И возможно, чужая жена для кого то не такая уже и чужая? Не надо свои псевдоморализаторские посылы всовывать везде куда не надо! Стихи от от Вашего морализаторства хуже не становятся! Поверьте! И ещё, то что для Вас мерзость,-для других может быть счастье. По себе всех не судите. И говорю я не по себе. Просто я умею понимать людей. А Вы нет. Псевдоморализаторство-вот настоящая мерзость. И стихи Есенина,-это отражение жизни общества в начале 20 века. Это, если в общих чертах. И да, я не ханжа.

+1
Ответить
Прокомментировать

Если вам действительно интересно, плохой ли поэт Асадов, рекомендую почитать Дмитрия Быкова. "Советская литература. Краткий курс". Там есть глава Баллада об Асадове.

Прочитав его статью несколько лет назад, я пересмотрела свои взгляды на творчество Асадова, и, хотя и не полюбила его (как с юности некоторые мои знакомые), но перестала смотреть на его творчество так сурово как раньше ;)

Да и в целом книга у Быкова получилась интересная, советую к прочтению.

3
-7

Простите, а что есть плохой/хороший? Да, с литературной точки зрения у Асадова есть огрехи. "Вдруг..", "почему", вставленные ради рифмы, и так далее. Но есть и потрясающе сильные метафоры. А  в плане содержания, психологической точности - придраться не к чему. И это, на мой взгляд, важнее, чем, например, безупречное со стилистической точки зрения, но по сути бессмысленное "Пять коней подарил мне мой друг Люцифер И одно золотое с рубином кольцо".  Да и не написал бы человек, хорошо понюхавший пороху и понимающий, что в жизни действительно важно, такую ахинею, да простят меня поклонники Гумилёва. А культовое блоковское "По вечерам над ресторанами..." о чём? О том, как пьяница пришёл в кабак, увидел даму лёгкого поведения и, окутанный винными парами, напридумывал себе романтики. 

Без "чорной полумаски" он точно так же собирал бы залы, просто у него было бы больше возможностей редактировать, больше ярких образов.

Вообще, зачастую Асадова терпеть не могут, в основном, мужчины. Потому что на фоне, например, ловеласа Тютчева, или алкаша Высоцкого, или сифилитика Блока легко выглядеть героем. А на фоне настоящего героя Асадова - чуть труднее. И стихи у него порой по самым больным местам "сильной половины" бьют, например, "Трусиха" - а ведь чистейшая правда. Вот и выискивают, в чём он плохой. Быков, например, непотятно по какому праву считающий себя образцом изысканного вкуса а 80% населения Союза/ России - быдлом, вообще сравнивает Асадова с "Зайкой моей". Но 1. сравнивать такие вещи - недопустимо, 2. "Зайка моя" тем и хлам, что это наспех нашлёпано ради рифмы, чтобы "зажечь" публику и в конечном итоге оскотинить. Завидует, не иначе. Лучше бы в спортзал записался и в форму в себя привёл, тогда, может быть, и женщины не на его телеса начнут обращать внимание, а на его самого. А его конъюнктурные стишки, может быть, с литературной точки зрения и "вылизаны", но с содержательной - гниловатые.

Асадов каждое своё слово "выстрадал ", как говорил Ч.Т. Айтматов, и апеллировал к лучшим чувствам. После прочтения его стихов хочется работать над собой, становиться лучше. В этом и есть истинно высокое искусство.

-3
Ответить

Если для вас блоковская "Незнакомка" это стихи, в которых ради формы пренебрегают содержанием, а Гумилёв писал бред, то это лишь показывает вашу невосприимчивость к поэзии. Асадов нелюбим, помимо своего слога, ещё и за то, что у него почти нет поэтических образов, что все его выстраданные строки можно (и нужно) было сказать в прозе. Асадов легко понятен, он ведь не поэт вдохновения, он поэт-страдалец и трудяга. Но когда стихотворное творчество превращается в банальное потение, это уже не поэзия

+2
Ответить

Не знаю, мне кажется Асадов поэтом типа Донцовой

+4
Ответить

Никто, ведь, не спорит с тем, что Асадов был Человек. Честный, гордый, достойный. Но мы, ведь, говорим не о человеке, а о поэзии. Стихи Асадова звучат как дворовая песня на 3 аккорда в оркестровой яме. Не музыка, а лишь инструмент для начитывания текста. Я когда-то давно и безуспешно пыталась объяснить подруге, почему Любовь Успенская - это не музыка, а Моцарт, Шопен, Бетховен - это музыка, а она мне отвечала, что Успенская ее за душу берет, а Моцарт не трогает...Мне кажется, чем больше разбираешься в предмете, тем больше видна виртуозность, чем больше накапливаешь опыт, тем очевиднее видны пределы своих возможностей, когда не каждый способен, чем больше читаешь стихи,  тем очевиднее штампы, пафос, морализаторство, за которое неловко...Стихи Асадова напоминают мне мастерски зарифмованные поздравления, написанные трудовым коллективом по случаю какого-либо события.

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью