Jean Claude
ноябрь 2017.
840

Что бы было, если бы в Римской империи изобрели паровоз типа того, что создал Стефенсон?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
4 ответа
Поделиться

Паровая машина - это не котёл, топка и поршни. Паровая машина - это в первую очередь общественное сознание.

Давайте начнём с того, что до паровозу Стефенсона предшествовало 100 лет использования паровых машин - сначала машин низкого давления Ньюкамена, затем - высокого давления Уатта. Причём - это очень разные системы. Сто лет паровые машины сначала лишь качали воду, потом ещё и крутили колёса на фабриках прежде чем стать частью средств передвижения. И на это были причины - первые машины были слишком тяжелы, несовершенны и небезопасны в использовании.

До этого были десятилетия использования паровых "машин" для фонтанов. До них - опыты с атмосферным давлением, доказательство того, что оно в принципе существует. Для этого - рождение научного метода в принципе. Без паровой машины промышленная революция была вряд ли возможна, не обязательно произошла бы и с её появлением. Без научного метода появление паровой машины - практически исключено.

Научный метод существовал в Греции, но в Риме он умер - примерно во второй половине II в.н.э., вместе с Героном, Галеном и Птолемеем. Римляне всё ещё любили пофилософствовать, но наука свелась к комментированию классиков. Техника продолжала развиваться - в первую очередь в области архитектуры - но немногим более того.

По уровню развития технологии Рим отставал от Европы позднего средневековья. И дело даже не только в том, что умели римляне, а в каком количестве. Паровая машина - это очень, очень сложный прибор. Когда в конце прошлого века люди попытались воссоздать машину Ньюкамена, потребовалось десять лет исследований и несколько месяцев тонкой настройки машины - и это притом, что люди знали, чтó строят, и что это будет работать. Для того, чтобы создать её, нужны не только знания, но и умения - Джеймсу Уатту помогало множество опытных ремесленников, разбиравшихся в мельничном, кузнечном, часовом деле. Таких в Риме не было. Рим не знал механических часов; у римлян не было такого опыта литья; наконец, хоть в Риме и были мельницы, в том числе, судя по всему преобразовывавшие вращательное движение в поступательное, этих мельниц было исчезающе мало по сравнению со средневековой Европой, когда они стояли в каждом селе и городе. Да, был и изобретённый Архимедом брахистохрон, и антикиферский механизм - но традиции их изготовления не совершенствовались, и в конце концов были забыты.

Паровая машина появилась, как последнее средство - первые машины Ньюкамена устанавливались там, где ну никакой возможности не было откачать воду из шахт традиционными способами. Рим не стоял перед такой проблемой - залежи того самого британского угля, на котором и ради добычи которого работали ньюкаменовы насосы, во времена римлян ещё лежали на поверхности, их выкопали лишь к раннему средневековью. При этом, в аналогичных областях Германии - к примеру, Гарце - проблему вплоть до середины девятнадцатого века решали при помощи механических передач - Stangenkunst.

В Риме так и не появился капитализм. Там были люди, обладающие огромными состояниями, но капитал материальный шёл на приобретение капитала политического. Плюс Римляне были гуманистически настроены - известна история, когда император наградил изобретателя нового механизма, но сказал, что использовать его не будут, потому что это лишит многих людей работы. 

В этом отношении Рим мало отличался от государств материковой Европы Средних Веков и Раннего Нового времени. В начале XIX века люди во Франции и Германии с ужасом смотрели на то, в каких условиях существуют британские рабочие, и говорили: "Нет, нам такого ужаса не надо!" Но в Европе XIX века было то, чего не было у Рима - настоящая конкуренция. Приходилось либо перенимать инновации, либо исчезать, и, в конце концов, в XIX веке британскую модель пришлось перенять всей Европе, а ХХ европейскую - всему миру.

В общем, я согласен с Алексеем Амелькиным: для того, чтобы в Риме появился даже не паровоз - паровая машина, Рим должен был развиваться как-то совсем по-иному. Согласен и в том, что, буде явился бы второй Архимед и склепал бы паровоз, этот механизм вряд ли нашёл бы применение.

UPD: Литература по теме:

David Wootton, "The Invention of Science"
William Rosen, "The Most Powerful Idea in the World"

25
-2

Чёрт возьми, как же приятно и интересно читать со вкусом изложенные ответы!

Спасибо!

+1
Ответить
Прокомментировать

Ну построили бы, и что? Памятником бы стоял. Паровоз - дитя определённой эпохи развития науки и техники. В отрыве от всего остального он теряет смысл: для рельс и мостов нужна сталь и соответствующая инженерия, для прокладки туннелей - взрывчатка, понятие о геологии слоёв земли, опыт маркшейдерского дела и многое другое (там почти везде были горы, кроме северного побережья Африки). Впрочем, для самого паровоза также нужна сталь и обработка деталей на станках: тут кузней не обойтись. Проще пароход создать: ему хоть рельсы, мосты и туннели не нужны.
 Если же в Римской империи появились железные дороги - это была бы совсем другая страна, другого уровня развития, но до этого этапа она не дотянула.

6
-1
Прокомментировать

Человечество много раз стояло на пороге НТР, в том числе и в эпоху античности (когда уже был изготовлен механический компьютер, найденный  в наше время на дне Эгейского моря). Если бы была придумана паровая машина (развита, в частности, идея  турбины Герона), то цивилизации, и вообще, теплокровных животных на Земле сейчас не было бы с 99,9%-ной вероятностью: всё   накрылось бы ядерным тазом,поскольку в античном мире существовал только один принцип: око за око.   Людей пока ещё спасает нелогичный и "лоховской" принцип: подставь левую щёку, нащупанный в Эпоху Возрождения на основе  многотысячелетнего опыта  многих религий и просто мыслящих людей.  И даже в наше время  мы несколько раз  чудом избежали ядерной смерти: в конце 20-х годов прошлого века  немецкий физик опубликовал в журнале все принципы  цепной реакции, но  его просто не заметили. А ведь нацисты могли бы иметь к началу ВМВ  тысячи и тысячи атомных бомб. Вспомните также Карибский кризис, а также одного недавнего приводильщика ядерных сил в боевую готовность.  А изобрести в античности паровую машину (паровую турбину) вполне могли:  потребность была. Скажем, гений долго думал о том,чтобы  сделать  ветряную мельницу, работающую от постоянного "собственного" ветра,  он дул на модели-вертушки из кожаных мехов, махал на них  веером... Однажды он увидел в костре  раскалённый валун с трещиной,в которую  пролили воду. Он был поражён,с какой силой вырвался пар из щелей камня, который  смёл  все  предметы вокруг. Вот он - ветер, который всегда со мной, подумал он. Дальше - берёте   кубический  валун, сверлите (это умели делать)  каналы под углом 90 градусов - рабочий канал,и подающий воду, сверху - бассейн с водой, пробки в подающих каналах (будущие клапана). снизу - печь, и - пар, вырывающийся из рабочего канала, вертит турбину. Червячный механизм (винт Архимеда) уменьшаетобороты в 100 раз  - готово. Камень  быстро  заменяется  чугунными  трубами(получаем  трубчатый котёл с форсунками) ,  на поперечный  низкооборотный вал крепятся  колёса с плицами, всё ставится на  судно - и пароход готов.(конденсатор не нужен - воды вокруг вдоволь.) Потребность в нём  от военных  была огромная,так что  правители  бросили бы все  средства для  создания  этого творения гения. Этак, лет через 600 мир и пришёл бы к ядерной катастрофе.

2
-8
Прокомментировать

Германцы влетели бы в Рим по рельсам. 

Империя стухла не от недостатка технических новшеств, а от того, что выгнила изнутри, общество исчерпало себя, и было обречено. Ни один этнос не может жить вечно, сколь ты его не подпитывай паравозами, ядерным оружием, спутниками - всему есть свой срок.

Андрей Говорунотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
3
-9
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью