Gent Regger
ноябрь 2017.
2996

Верно ли утверждение: «империализм - высшая стадия капитализма»?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
6
7 ответов
Поделиться

Нет, это абсолютно ложное утверждение.

Ленин написал «Империализм, как высшая стадия капитализма» весной 1916 в тихом, уютном и благополучном Цюрихе. Вокруг в Европе полыхала мировая война, приносившая огромные человеческие жертвы, а в России ситуация вследствие политики самодержавия сползала в катастрофу развала. Ленин не ждал революции, во всяком случае, при своей жизни. Изнывая от скуки и безделия, Ленин теоретизировал.

Ленин видел, как меняется мир вокруг и меняется не совсем по Марксу: рынок приносил рост богатства, расширялся географически и по отраслям, увеличивались масштабы производства, торговли и услуг, многие компании укрупнялись, инвестиции разрастались. «Капитализм» расширился, но не подавал признаков гибели.

Ленин искал объяснение всем этим процессам и нашёл его, в частности, в новомодной тогда теории «империализма» Дж. Гобсона, изложенной последним в 1902 своём одноимённом сочинении. Гобсон предпринял попытку проанализировать возникший в конце XIX в. в европейской и американской политике великодержавный тренд на захват территорий (раздел Африки, англо-бурская война, американо-испанская война, русско-японская война). К этому времени уже широко признавалось, что колонии убыточны и экономического смысла в них нет. Тем не менее, Гобсон счёл, что дело не в политике, а в экономике и сделал вывод, что это, мол, крупный, прежде всего, финансовый капитал ищет новые сферы приложения, а государство, действуя якобы под диктовку крупного капитала, расширяет свои права и помогает этому капиталу.

Теория Гобсона была ошибочна: нигде капитал не мог найти себе лучшего применения, чем в развитых странах – за исключением частных случаев отдельных копаний ему просто нечего было делать ни на Кубе, ни в Южной Африке, ни тем более русскому капиталу в Корее, из-за которой и вышла война с Японией. Более того, статистика уже в те годы ясно показывала, что основные инвестиции вкладывались именно в Европе и США. Экономическое развитие шло по совершенно иному пути – свобода торговли, освобождение экономики от вмешательства государства. В 1938 Гобсон признал свою ошибку.

Ленин пошёл значительно дальше Гобсона и попытался, конечно же, доказать, что «капитализм», якобы направляя свои национальные правительства в погоне за мифической прибылью, этими войнами и территориальными приобретениями вообще, мол, перешёл в свою последнюю стадию – империализм, - на которой начинает загнивать и рушиться. Источник зла Ленин видел в естественном и полезном процессе концентрации капитала. В то же время он переоценил такое временное явление, как монополии.

Нормальное и естественное  развитие рынка Ленин наложил на конъюнктуру политики тех лет и сделал широковещательные зключения о гибели рынка.

Не понимая ничего в экономике, Ленин представлял себе рынок («капитализм») в виде растения в горшке, которое уже отцвело и вот-вот окончательно захиреет, хотя в отличие от Маркса он имел возможность убедиться в динамичной способности рынка самоналаживаться, преодолевать проблемы, нащупывать новые точки роста во время кризиса.  

Ленин также не понимал абсолютной самостоятельности и доминирования политической сферы в национальных делах, в т.ч. в экономике. Вместо ясного и адекватного понимания реальности Ленин руководствовался конспирологическими теориями, которые сам же и разрабатывал – в данном случае, насчёт того, как функционирует и развивается рынок, который он изображал в виде кучки монополистов. Читать Ленина - люое его сочинение, - это всё равно, что слкушать таких "теоретиков", как, например, Хазин, которе умудряются понадёргать факты и затем объединяют их в причудливые сплетения, не имеющие никакого сопряжения с реальной жизнью.

Вся последующая история доказала несостоятельность теорий как Маркса, так и Ленина. 

За прошедшее 100-летие рынок вырос в сотни раз, повысил уровень жизни миллиардов людей, существенно сократил географию бедности, преодолел колониализм и вовлёк в мировой рост десятки новых стран, поощряет небывалое научно-техническоое развитие, ежедневно даёт каждому человеку возможность сделать самостоятельный выбор и заняться своим благополучием.

За минувшее 100-летие уже сгинул коммунизм.

Маркс и Ленин ошибались во всём.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
19
-11

К этому времени уже широко признавалось, что колонии убыточны и экономического смысла в них нет

Пример:

Наконец, англичане ввели также свою систему податей и налогов. Может быть, некоторые из последних покажутся преждевременными для молодого, только что формирующегося гражданского общества, но они по большей части оправдываются значительностью издержек, которых требовало и требует содержание и управление колонии и особенно частые и трудные войны с кафрами. Впрочем, в 1837 году некоторые налоги были отменены, например налог с дохода, с слуг, также с некоторых продуктов. Многие ошибочно думают, что вообще колонии, и в том числе капская, доходами своими обогащают британскую казну; напротив, последняя сама должна была тратить огромные суммы. Единственная привилегия англичан состоит в том, что они установили по 12% таможенной пошлины с иностранных привозных товаров и по 5% с английских. Но как весь привоз товаров в колонию простирался на сумму около 1 1/2 миллиона фунт. ст., и именно: в 1851 году через Капштат, Саймонстоун, порты Елизабет и Восточный Лондон привезено товаров на 1 277 045 фунт. ст., в 1852 г. на 1 675 686 фунт. ст., а вывезено через те же места в 1851 г. на 637 282, в 1852 г. на 651 483 фунт. ст., и таможенный годовой доход составлял в 1849 г. 84 256, в 1850 г. 102 173 и 1851 г. 111 260 фунт. ст., то нельзя и из этого заключить, чтобы англичане чересчур эгоистически заботились о своих выгодах, особенно если принять в соображение, что большая половина товаров привозится не на английских, а на иностранных судах.

Напротив, судя по расходам, каких требуют разные учреждения, работы и особенно войны с кафрами, надо еще удивляться умеренности налогов. Лучшим доказательством этой умеренности служит то, что колония выдерживает их без всякого отягощения.

Доход колонии незначителен: он не всегда покрывает ее расходы. В 1851 году дохода было 220 884 фунт. ст., а расход составлял 223 115 фунт. ст. Пошлина, как в Англии, наложена почти на всё. Каждый мужчина и женщина, не моложе 16 лет, кроме коронных чиновников и их слуг, платят по 6 шиллингов в год подати. Таксой обложены также домы, экипажи, лошади, хлеб, вода, рынки, аукционы, вина. Все публичные акты подлежат гербовой пошлине. Даже и тот, кто пожелал бы оставить колонию, платит за это право пошлину. Значительный доход получается от продажи казенных земель, особенно в некоторых новых округах, например Виктории и других. Казенные земли приобретаются частными лицами с платою по два шиллинга за акр, считая в моргене два акра. Если принять в соображение, что из этих доходов платится содержание чиновников, проводятся исполинские дороги через каменистые горы, устроиваются порты, мосты, публичные заведения, церкви, училища и т. п., то окажется, что взимание податей равняется только крайней необходимости. Всё пространство, занимаемое колониею, составляет 118 356 кв. миль, а народонаселение простирается до 142 000 душ мужеского пола, а всего с женщинами 285 279 душ. Черных несколькими тысячами более против белых.

Таким образом, со времени владычества англичан приобретены три новые провинции, открыто на восточном берегу три порта: Елизабет, Наталь и Восточный Лондон, построено много фортов, служащих защитой и убежищем от набегов кафров. Далее по всем направлениям колонии проложены и пролагаются вновь шоссе, между портами учреждено пароходство; возникло много новых городов, которых имена приобретают в торговом мире более и более известности. Капштатский рынок каждую субботу наводняется привозимыми изнутри, то сухим путем, на быках, то из порта Елизабет и Восточного Лондона, на судах, товарами для вывоза в разные места. Вывозимые произведения: зерновой хлеб и мука, говядина и свинина, рыба, масло, свечи, кожи (конские и бычачьи), шкуры (козьи, овечьи, морских животных), водка, вина, шерсть, воск, сухие плоды, лошади, мулы, рога, слоновая кость, китовый ус, страусовые перья, алоэ, винный камень и другие. Привозимые товары: кофе, сахар, порох, рис, перец, крепкие напитки, чай, табак, дерево, вина, также рыба, мясо, крупитчатая мука, масло. Все привозные товары обложены различною таможенною пошлиною. До 600 кораблей увозят и привозят все эти товары.

Англичане, по примеру других своих колоний, освободили черных от рабства, несмотря на то что это повело за собой вражду голландских фермеров и что земледелие много пострадало тогда, и страдает еще до сих пор, от уменьшения рук. До 30 000 черных невольников обработывали землю, но сделать их добровольными земледельцами не удалось: они работают только для удовлетворения крайних своих потребностей и затем уже ничего не делают.
---
Т.е. уже в 1853 году Капская колония не приносила заметной прибыли, как отмечает Гончаров в книге "Фрегат Паллада"

+3
Ответить

Очень интересно!

+1
Ответить

В 1938 Гобсон признал свою ошибку.

в автобиографии «Исповедь экономического еретика»?

0
Ответить
Ещё 2 комментария

Извини, Роман, сразу не ответил и уплыло))

Он это сделал в предисловии ко второму изданию "Империализма". Признал, что империализм - это явление политики, а не экономики.

Но, кстати, и в "Исповеди" он тоже коротко на этот счёт упоминает, что да, вот, слишком сильно в молодые годы увлекался экономическим детерминизмом и только позже стал понимать влияние политики.

+2
Ответить

При Советах Коммунизм НЕ БЫЛ ПОСТРОЕН. Мы вплотную приблизились, но не переступили черту. Просто из - за недостатка вычислительных мощностей. Так  - что коммунизм ДАЖЕ НЕ СУЩЕСТВОВАЛ, чтобы его разрушить)))

-1
Ответить
Прокомментировать

История показала, что утверждение - ложно. Явно закончился "империализм" в форме стремления развитых стран к прямому военному и/или административному контролю прочих территорий. Подобные позывы остались уделом недоразвитых государств типа Ирака времен Саддама Хуссейна, путинской России, или, скажем, теократического Ирана с его авантюрной политикой прямого участия в гражданской войне в Сирии, вмешательства в дела Ирака, Ливана и Йемена.

Ну а "капитализм" (левацкая обзываловка свободной рыночной экономики) - по-прежнему живет и здравствует, оставаясь наиболее эффективной формой устройства экономики. А как при этом устроено частичное перераспределение благ, созданных "капитализмом" - вопрос второстепенный. Можно как в США, можно - как в Южной Корее, а можно - как в Скандинавии. Важно, чтобы перераспределение не душило сам "капитализм", как это на наших глазах произошло в Венесуэле, например. Потому что просто не останется благ для перераспределения.

В РФ сохранилась не только имперская идеология (Крымнаш, военная и финансовая поддержка сепаратистов в соседних странах, вставание с колен, попытки меряться ракетами с США), но и рынок полузадушен госмонополиями, начальством всех мастей, "проверяльщиками" и "силовиками", из чьих квартир приходится вывозить деньги на грузовике. Отсюда сегодняшние экономические проблемы и завтрашние перспективы - еще более безрадостные.

12
-4
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Верно, потому что из империализма выходит коммунизм. Между ними ничего нет, не считая переходного периода. Дальше империализма капитализму развиваться некуда.

2
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Верно.

Мы до сих пор живем при империализме.

То, что капиталистические страны не называют себя империалистическими (как тут писали), не отменяет факта оного (ведь если убийца не будет говорить что он убийца, от этого он убийцей быть не перестанет).

Мир экономический поделен крупными монополиями (Майкрасофт, Газпром, и т.д.), государства прочно срослись с буржуазией (привет вам от постоянных дотаций правительством предприятий Сечинак, Милера...), и т.д.

1
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Смотря как понимать.

Все эти слова. Империализм - по Гобсону, по Ленину, как-то иначе? Высшая - последняя, самая эффективная, наиболее выражающая суть? Капитализма - как "формации" или как "рыночной экономики"? Стадия - фаза или этап?

Допустим, основные критерии империализма - монополии, ведущая роль банков, охват всей ойкумены зонами влияния (не важно, колониями или как-то ещё).

И допустим ещё, мы хотим собрать "верную формулу". Тогда стадия как этап нам сразу не подойдёт, развитие мира нелинейно - и чем выше уровень прогресса, тем проще откат назад. Пусть будет фаза.

И потому же - необязательно последняя.

Капитализм, фиг с ним, пусть будет рыночная. Посмотрим.

Итак.

Рынок допускает образование монополий? Несомненно. Обладают монополии преимуществом? Ясен пень. Борются с ними политически, с помощью законов.

В отсутствие антимонопольных законов и общественного давления монополии не имеют причин уходить с рынка. Кстати, Рокфеллер в своё время раздробил свою империю на множество мелких фирм и развлекался.

Развитие рынка (допустим) как-то препятствует развитию банков? Есть ли более эффективный способ управления капиталом (типо по-русски)? Локально - может быть. На планетарном уровне - пока незаметно.

В отсутствие прямого контроля со стороны государства, общего противостояния народа, кризисов и прочих катаклизмов банки легко "овладевают" экономикой. Характерно, что во время Великой депрессии великому гуманисту Гуверу, который считал: "...банковская система была самым слабым звеном во всей нашей экономической системе", - и в голову не пришло это слабое звено заменить чем посильнее; наоборот, он принялся его спонсировать. Повышая налоги.

До каких пределов может расширятся зона влияния монополии? Есть ли "рыночные механизмы", препятствующие образованию транснациональных корпораций и захвату ими планетарной экономики? Что более эффективно, экономически выгодно - собственный бизнес или "франшиза"?

Ответы на эти вопросы не однозначны - поскольку "свободного рынка" не существует, в реальности не всё зависит от экономики, критичными могут оказаться совсем другие причины. Вирус. Мораль. Мировоззрение или характер конкретного капиталиста - тот же Гувер "накормил больше людей, чем кто-либо в истории". Однако, наивысшей экономической эффективности капитализм достигает явно в случае планетарной монополии, объединённой с банком (как они управляются внутри, другой вопрос).

Осталось только понять, насколько монополиям выгодно (или наоборот) сосуществовать с другими монополиями. На первый взгляд, не очень. И не важно, что Вы производите сталь, а я виниловые пластинки. Мы уже конкурируем в плане концентрации капитала. Даже если у нас один банк - будем бороться за своё (воображаемое) влияние на него. Мне, как монополисту, выгодно, чтобы никаких других монополий не существовало. Вам тоже. Иногда мы будем договариваться.

А "в точках экстремума" (штиль или кризис) будет резко возрастать влияние неэкономических факторов.

Поэтому - на первый взгляд - империализм (в нашем понимании, выше) хоть и является "высшей фазой капитализма", именно при капитализме, как рыночной экономике, полностью не достижим. Империи будут разваливаться, монополии - дробиться, банки - банкротиться.

Теоретически, кто-то может победить всех, - но для этого мало стать сильнейшим капиталистом планеты, придётся освоить все стороны жизни, хотя бы всё важное производство, технологии, методы управления, науку, медицину, образование. Либо (я рассуждаю в контексте "окончательной победы империализма") мы можем поставить общую цель. Всё равно: общее благо, максимальная концентрация капитала или ещё что. Но это уже...

0
0
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью