Андрей Емашев
ноябрь 2017.
9085

Почему в романе «Повелитель мух» дети дичают? Имея представления о добре и зле, дети предпочитают второе?

Ответить
Ответить
Комментировать
22
Подписаться
11
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Главное, что нужно сразу оговорить по поводу Голдинга – это то, что он работает в оппозиции к гораздо более широкому спектру культурных течений, чем просто к идеалистической робинзонаде "Кораллового острова" и иже, поскольку "Коралловый остров" был всего лишь воплощением совершенно серьезных и недвусмысленных культов английской национальной исключительности, рационализма, технологии и колониальных амбиций.

Иными словами, Голдинг это не просто реакция на Вторую Мировую войну, а на все от восемнадцатого века и далее. На веру в человека как нечто изначально благоразумное, и веру в прогресс как решение всех мировых проблем.

Для Голдинга, человек производит зло так, как пчела производит мед. Голдинг одновременно признает, что человек болен, и что это его состояние естественно. Просто болезнь произведения зла и есть естественное состояние человека, из которого именно нельзя выйти.

В то же время, "Повелитель мух" – это не конструирование какого-то "более реалистичного" сценария, демонстрирующего как "Коралловый остров" должен был получиться "на самом деле". Романы Голдинга неслучайно описывают как притчи – это не просто короткие повествования, содержащие в себе какую-то назидательную мораль, это еще и вещи, которые изначально работают как взаимодействие аллегорий. Символов с большой буквы.

И тут наверное нужно сказать пару слов о трех представленных в тексте альтернативах. Нетрудно понять, какие роли отведены двум жертвам происходящего, и почему первым убивают мистика, а вторым – ученого. Но кем именно в этом повествовании выступает Ральф?

На первый взгляд, Ральф – органичный протагонист, за которого нужно "болеть", помещенный в повествование как стереотип нейтрального будничного благоразумия, образцами которого большинство читателей себя не без основания и считает, и поэтому легко может поставить себя на место Ральфа и смотреть на происходящее с его точки зрения.

На второй – Ральф самый бессмысленный персонаж книги, поскольку он не выполняет в повествовании почти никакого действия. Он не является лидером, поскольку лидером очевидно является Джек. Он не является ни мистиком, ни ученым. Он даже не влезает в шаблон классического робинзона, про которого мы точно знаем, что через пару лет он построит на острове двухэтажный коттедж, будет разводить коз и учить попугая английскому языку. Строго говоря, если удалить из повествования Ральфа, то в нем практически ничего не изменится.

Кроме того, что тогда оно не будет рассказано. Роль Ральфа – больше, чем просто дать читателю почувствовать, как за ним гонится толпа смертоносных подростков. Если Саймон – мистик, а Хрюша – ученый, то Ральф – это писатель.

Что собственно прекрасно следует жизненному пути самого Голдинга. Голдинг – сын атеиста, нецерковный христианин, планировавший карьеру в естественных науках, но разочаровавшийся в них, прошедший войну, где он насмотрелся на Джека, и решивший в итоге стать Ральфом. Плачущим над утерянной невинностью выжившим, и единственным, кто может рассказать, что случилось.

Так что альтернативы есть. Они не отменяют для Голдинга естественности зла и не утверждают превосходства человека над этим злом – ни конкретного человека, ни идеи человека вообще. Но это альтернативы.

Другое дело что Голдинг не вкладывает в них такие большие надежды, поскольку и дети в романе, и спасающие их взрослые, и сам Голдинг – существа одного и того же мира, который едва успел закончить одну мировую войну, как сразу же начал следующую, еще более разрушительную. Солдаты, пришедшие спасать дикарей от самих себя – прямая метафора колониальной эпохи, и наверное, самая жестокая метафора Голдинга.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
70
-3
Прокомментировать

Да всё проще некуда - если откинуть в сторону принципы, мораль и правила, то ворвётся нечто неестественное для людей - это животное начало. И некогда цивилизованный человек, со своими принципами и правилами станет натуральным чудовищем, именуемым Повелителем мух (от древнееврейского "повелитель мух" переводится как "Вельзиевул", то есть дьявол.

Это роман-предупреждение, роман-притча, показывающая, что общество, каким бы оно прочным не было может в любой момент расколоться и стать обособленным от всего, даже от норм морали. И учитывая, что главные герои романа - дети, то становится понятно, что даже столь безобидные и ангельские существа могут в считанные минуты убить в себе цивилизованного человека, призвав свою вторую сущность - доппельгангера. Финал же романа указывает на тех, кто может предотвратить неминуемый хаос и вакханалию. Как я уже сказал ранее, роман-предупреждение, следовательно, пособие для взрослых, как воспитать и вырастить хорошего законопослушного гражданина, который будет жить по правилам морали и норм, которые, на самом деле, так нужны человечеству. А иначе, кто мы без них?

5
-8

Беда как раз в законах и морали, на мой взгляд. Именно желание выделить из поведения человека закон порождает беззаконие, а вечно опаздывающая попытка обуздать человека моралью приводит к двойным стандартам. Когда Джек начал становиться дикарём, попросту говоря? – Не тогда, когда сказал: «я главный», – а тогда, когда нашлись те, кто согласился. То есть, когда его желание (безусловно, горделивое) стало обретать узаконенные формы. Теперь же, когда для Джека «закон – это я», и мораль оказывается всецело в его руках. Поэтому его клевретам так просто понять, что убить Ральфа – это хорошо, весело и укрепит безопасность. Почему? Потому что аморально не то, чему учили когда-то давно и оторванно от жизни, а то, что может стоить жизни здесь и сейчас.

Думаю, Голдинг хорошо показал простую истину, так настойчиво проводимую в Библии и так нелюбимую социумом: Всякое общество, построенное на искусственных законах, погрязнет в беззаконии; всякое общество, возводящее в абсолют справедливость, расколется на «право имеющих» и бесправных; всякий социум, внедряющий надуманную мораль, скатится в скотство.

Человек же, не отравленный вопросами социума (такой как Ральф), человек в чистом виде – не потеряет своего облика, но без раздумий положит себя всего ради жизни каждого другого. (Важно: не всех других. – Каждого).

Так, мне кажется.

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью