Что вы как либерал думаете о педофилах? Считаете ли вы их больными людьми? Или вы считаете их здоровыми людьми которые просто нарушают чужие права?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
0
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Я не либерал, но отвечу, ладно?

Я считаю педофилов больными людьми, которым нужна медицинская помощь, чтобы не наломать дров. Человеку с подобными расстройствами очень сложно сдерживать себя без вмешательства из вне, что создает риски для как для него самого, так и для окружающих. Отсутствие возможностей для реализации своих сексуальных потребностей приведет или к депрессии, или к насилию, а попытки "жить нормальной жизнью" неизбежно будут сопряжены со множеством сложностей и конфликтов, опять же, вплоть до насилия и самоубийства.

Репрессивные меры, в данном случае, работать будут с обратным эффектом: зная, что за насилие над детьми ждет внушительный срок, пожизненное заключение или, положем, казнь, будут убивать жертв, чтобы скрыть преступление. Есть довольно много материалов по этому поводу, в том числе, и собранных в СССР, значит, вполне применимых в наших краях. Потому люди, страдающие педофилией, должны иметь возможность безопасно и, по возможности, анонимно за медицинской помощью, будучи уверенными в том, что они не подвергнутся преследованию.

Где проходит та самая грань, разделяющая больных людей и больные желания от здоровых?

Там, где есть согласие, даное в здравом уме. Половозрелые и дееспособные люди имеют полное право делать с собой и своими партнерами, давшими на это согласие, все что угодно.

при взаимном согласии? То есть согласии родителей, педофила и ребенка?

Однозначно, нет. Ребенок не может дать согласие, потому что у него нет понимания того, что и как работает. И даже если в детстве отрицательной реакции не будет, в дальнейшем может сработать какой-нибудь триггер и вскрыть эти события в качестве травмирующих.

При этом, я считаю, что надо пересмотреть концепцию возраста согласия: сделать её, во-первых, гибкой, во-вторых, свободной от родителей, чтобы угрозы нельзя было использовать для разлучения чада с нежеланными людьми. Все таки, одних уже в 13 лет гормоны заливают, а другим - и в 18 рано.

Артем Манульченкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
11
0

Либерал. Полностью согласен.  

Подобное размышление можно (и даже нужно) расширить до многих других сфер УК. Часто помощь гораздо лучше справится с уменьшением преступлений, чем наказания.

+5
Ответить
Прокомментировать

Проблема с педофилией лежит не в характере влечения как таковом (ну есть и есть; а сколько людей фантазируют о принуждении к сексу, например?), а в том, что объект влечения (ребенок) по объективным причинам (незрелость психики, недостаток опыта) не в состоянии дать ОСОЗНАННОЕ согласие. Потому что не способен сколь-нибудь реально оценить последствия. Точно так же, как он не может оценить последствия имущественной сделки за рамками траты карманных денег, например. Но если в случае денег и гражданских сделок адекватное решение могут и должны принять родители или опекуны - в интересах самого ребенка, то в области интимных отношений решение может принять лишь сам субъект. А пока субъект не готов принимать подобные решения, его следует избавить от необходимости их принимать. По крайней мере, избавить в тех случаях, когда речь идет об отношениях с более взрослыми людьми, преследующими собственные эгоистические интересы. Поэтому есть объективная необходимость в установлении того или иного "возраста согласия".

Конкретная граница - это отдельная тема, но очевидно, что "возраст согласия" должен превышать типичный возраст начала полового созревания, а партнеры должны быть, как минимум, анатомически совместимы во всем диапазоне типичных параметров, характерных для их возраста. В одном из советских вузовских учебников судмедэкспертизы приводились данные о том, что добровольный секс сверстников не ведет к серьезным травмам ни в каком возрасте, а добровольный секс девушки со взрослым мужчиной - с 14 лет. А в более раннем возрасте, мол, серьезные травмы возможны (хотя и совершенно не обязательны), даже если все было добровольно. Как минимум, с этой точки зрения, вполне разумен швейцарский вариант "возраста согласия" - с 14 лет (или 15?) со старшим партнером, или любой, если разница в возрасте партнеров не превышает года.

Что касается самих педофилов и эфебофилов, то характер влечения не подлежит контролю со стороны сознания ни у кого из людей, а поступки и осознание последствий своих действий - вполне подлежат. Если человек объективно не способен себя контролировать или осознавать последствия, то он психически болен и представляет угрозу для окружающих. Уголовной ответственности не подлежит, но необходима изоляция и, по возможности, лечение. Если осознает и может, но нарушает УК, то речь идет о преступнике. Во всех прочих случаях человек не болен и не преступник, но должен иметь возможность получить необходимую помощь - психологическую и медицинскую - в решении своих возможных проблем (методы самоконтроля, предотвращение суицида, медикаментозная поддержка - если требуется, например, при депрессии). Если он САМ этого хочет и с гарантией, что обращение за помощью не повлечет какой-нибудь "постановки на учет в качестве педофила" и пр. дискриминации и ограничений, которые заставят лишь избегать подобной "помощи".

2
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью