Руслан Грудцинов
апрель 2015.
23247

Почему раньше в России высший свет разговаривал на французском языке, а не на русском?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
14
3 ответа
Поделиться

Речь же о начале 19 века, правильно? Тогда все просто: французский в то время был родным языком большинства столичных аристократов. Дело в том, что со второй половины 18 века (с правления Елизаветы Петровны, а повсеместно - с Екатерины Второй) стало принято нанимать отпрыскам богатых семей французских воспитателей и гувернеров. Взять хотя бы Онегина: "Судьба Евгения хранила: Сперва Madame за ним ходила, Потом Monsieur ее сменил".

Произошло это из-за царившей в то время галломании: повсеместной любви ко всему французскому. Причем не только в России, но и по всей Европе. Дело в том, что в 18 веке французская культура ушла далеко вперед по сравнению со всей Европой. Это касалось буквально всего: моды, этикета, литературы, светской жизни, театра, образования. Поскольку в России в 18 веке присутствовал явный вакуум светской культуры, все французское принималось безоговорочно и на ура. Поэтому в порядке вещей было позаботиться о том, чтобы ребенок выучил в первую очередь французский, а не русский.

Это приводило к забавным курьезам. Например, на процессе по делу декабристов выяснилось, что декабрист Бестужев-Рюмин (всю жизнь проживший в России) практически не говорит по-русски. И чтобы он мог ответить перед судом, его заставили заниматься со словарем.

81

У Елизаветы Петровны не было французких гувенеров. У нее в принципе образование неважное ее воспитывали гвардейцы. Конечно, учитывая многонациональность походов Петра I, возможно кто-то из них знал, голландский , шведский , французкий, но его не вводили как норму общения при дворе . Ее хотели выдать замуж за французкого принца, но помолвка расстроилась из-за смерти отца. А при Екатерине II двор начал понемногу говорить на французском, но только из-за ее увленчения Вольтером и Дидро, сама Екатерина естественно знала хорошо немецкий и французкий. Так вот именно статусу дипломатического языка при дворе для высшей знати мы обязвны вовсе не этим двум дамам, а внуку Последней. Именно длительная дружба  Александра I и Наполена Бонопарта сделала этот язык , языком официального общения, о чем свидетельсвует их длительная переписка.После войны с французами  Александр I раскаялся в этих отношениях, а язык как форма международного общения остался. И вот тут уже появились гувернеры.

+1
Ответить
Прокомментировать

Ответ на этот, казалось бы простой (а на самом деле - сложный) вопрос, требует некоторого погружения в исторический контекст.

До 1917 года "России" в современном понимании еще не было, а была Российская империя, т.е. политическая структура, которой единолично управляла семья Романовых-Гольштейн-Готторпских. Управление осуществлялось посредством привлечения на службу образованных дворян из разных стран. Сама династия Романовых, как и другие монаршие династии Европы, не была национальной (как бы сейчас сказали) династией. Более того, понятия "национального" (языка, культуры, истории и т.д.) на момент, когда российские аристократы говорили преимущественно по-французски (вт. пол. 18 - пер пол. 19), еще не было.

На рубеже 18 и 19 веков молодые представители дворянских родов относительно легко перемещались по территории Европы, устраиваясь на службу у тех монархов, где больше платили (таков был, например, мотив Жоржа Дантеса, когда он выбирал между Российской империей и Пруссией), или в тех странах, где им казалось легче устроить свою судьбу и добиться успеха. Для поступления на службу достаточно было предоставить рекомендацию и дать клятву верности монарху. После этого молодой дворянин получал подданство, пост в армии или на госслужбе, материальное обеспечение (пенсион), начинал вести светскую жизнь.

В рассматриваемый период дворяне не ощущали себя национальной элитой, наоборот, они существовали как бы поверх всех этнических и культурных границ. Жорж Дантес (тот, который стрелялся со своим дальним родственником Пушкиным) родился во Франции, начал службу в России, добился карьерного успеха в Германии. Дантес приехал с рекомендательным письмом Владимиру Адлербергу, выходцу из Швеции и состоявшему на службе у российского императора, который сам плохо говорил по-русски. Данзас, секундант Пушкина, был французом по рождению. Карл Бистром, разбиравший дело Пушкина-Геккерна, - остзейский дворянин.

Служилая дворянская элита большинства стран (а не только Российской империи) представляла собой микс из выходцев из различных уголков Европы. А для их успешного общения необходимо было использовать некий международный язык. В канцелярии Австро-Венгерской империи говорили (и вели делопроизводство) на латыни. В Российской империи - на французском.

Выбор Елизаветой Петровной французского языка для общения двора был обусловлен тремя факторами. Во-первых, Франция в середине 18 века считалась образцовой, достойной подражания монархией. Во-вторых, именно Франция поставляла российскому двору предметы роскоши, которые символизировали принадлежность высшему сословию. Обучение французскому в дворянских семьях повышало шанс отпрысков сделать карьеру, зажить более легкой и счастливой жизнью. Этому посвящен сюжет комедии Фонвизина "Бригадир". В-третьих, именно французский начал заменять латынь в качестве лингва франка, то есть языка международного общения.

В середине 19 века, после прокатившейся по Европе волны революционных движений, начало формироваться представление об высшем сословии как национальной элите. Приехавшие в Российскую империю, получившие посты и поместья представители разных народов стали называть себя "русским дворянством". Аналогичные процессы протекали и в других монархиях.

14
Прокомментировать

Добавлю комментарий к ответу Юрия. Большое количество французов в начале XIX века в России и некоторых других странах связано с Великой французской революцией, во время которой Францию покинуло очень большое количество консервативно настроенных людей.

Григорий Смирнов-Пинчуковотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
Прокомментировать
Ответить