Anna Lashova
октябрь 2017.
954

Кто сегодня работает в скорой помощи?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
5 ответов
Поделиться

Качество №1 для специалиста Скорой помощи — хладнокровие. Этому можно научиться, все приходит с опытом. Полгода — год работы на бригаде — и от былой тряски и страха ни следа. Единственный страх остается навсегда, это когда какая-то беда случается с детьми. Тогда действительно страшно.

Попасть на «скорую» несложно, достаточно образования врача СМП, фельдшера или мед. сестры-анестезистки. Сложно остаться на «скорой», или даже правильнее сказать — стать ей. Случайных людей у нас нет, даже если есть, то они не задерживаются. Нужно до костей пропитаться духом выездной медицины и по-настоящему полюбить свою профессию. Иногда для этого понадобится много времени. Часто те, кто ушел, возвращаются со словами: «Ну не могу я в кабинете сидеть». Эти люди по-настоящему болеют скорой. Один мой знакомый врач настолько ей болен, что собрал нереально крутую коллекцию из 80 разных игрушечных моделей автомобилей скорой помощи. Настоящий фанат! Действенные способы поправить финансовое положение Как заставить деньги работать?Как научиться экономить?Блогинг — способ заработать или хобби?

Черный юмор в нашей профессии через слово. Дома иногда даже ругаются по этому поводу. Но такие шутки, скорее всего, только среди нас, коллег, хотя иногда их понимают и другие. Чаще реагируют на наш юмор полицейские и пожарные, мы с ними часто сталкиваемся. Просто юмор — это тоже отдушина для фельдшера. Лично я играю в КВН, в нашем городе есть даже целая медицинская лига КВН, в ней играют сборные мед. учреждений. Парадокс в том, что я играю не за скорую помощь, а за организованную мной команду «Сборная моргов», где мы исповедуем так называемый юмор на грани фола. 

На скорой есть люди с двумя видами образования: среднее образование — это фельдшер. Фельдшер — основной сотрудник СМП, скорее всего, на вызов к вам приедет именно он, а еще врачи, окончившие медвузы — их меньшинство. Я — врач СМП общепрофильной бригады. Это значит, что я обслуживаю вызовы потенциально более высокой категории сложности: боль в грудной клетке, нарушения ритма, комы, ДТП, передозировки опиатами, инсульты. Но чаще всего я, как и прочие сотрудники СМП, посещаю скучающих бабушек, нетрезвых безработных граждан, лиц без определенного места жительства. Слушаю их угрозы/жалобы на здоровье, возникшие 20 лет назад/задушевные беседы/жалобы на детей и внуков/тяжелую жизнь и прочее, после чего придумываю, как эти социальные проблемы перевести в медицинское русло и описать понятным для врачей страховых компаний языком, чтобы каждый мой выезд был оплачен. Только каждый второй или третий больной – это действительно человек, имеющий проблемы со здоровьем.

Конечно, в скорой работают люди с чувством юмора. Эти шутки подчас бывают не просто черные, а чернейшие. Без них колоссальное психическое и моральное напряжение просто бы прорывалось наружу в уродливых формах, а когда все сразу высмеяно и выговорено – это уже не вредит, а может даже попасть в золотую коллекцию внутренних мемов подстанции на долгие годы. Большая часть этих шуток у нас появляется из увиденного на вызовах и впоследствии они остаются понятными и смешными только узкому кругу коллег – на экспорт эти шутки не идут, так как могут обычного человека либо шокировать, либо остаться непонятными даже после длительных объяснений.

Люди, работающие в скорой – сдержанные и смелые, большинству нравится тот адреналин, что дает профессия. Лично я всю жизнь с детства был очень эмоционально холодным человеком, спокойно реагирующим на чужую боль, злость и прочее. Я знаю, что паникой и слезами делу не поможешь, и главное в критических ситуациях — холодный отрешенный ум и знания. И некая толика смелости — без нее у нас делать нечего. Было очень психологически некомфортно первый год работы, а потом я просто привык. Человек вообще ко всему привыкает. Хотя бывает до сих пор, что на миг становиться страшно, но это дает мне то, зачем многие идут работать на скорую — адреналин. 

В «скорой», конечно, есть случайные люди, но достаточно и тех, кто радеет за свою работу и своих пациентов. Я вообще хотел быть спасателем в МЧС, но из-за заболевания не смог туда попасть. Вообще СМП — это не самое «блатное» место в медицинской иерархии специальностей, даже наоборот. Работа без карьерного роста, врачу СМП сложно переквалифицироваться на другую специализацию. Фельдшеру чуть проще, но опять же выбор не очень велик. Говорят, что если не уволился через год, то не уйдешь уже никогда. Это не так. Некоторые и через 10 и 15 лет уходят, причем даже в профессии никак не соприкасающиеся с медициной.

Также в «скорой»  работают люди, которые умеют справляться с паникой. Паника — это состояние, когда происходит то, чего ты не знаешь, не сталкивался ранее. Конечно, в начале работы было очень страшно, когда состояние пациента ухудшается, а ты с ним один на один. Страшно от осознания собственной беспомощности. Потом накапливаются опыт, приобретаются знания и страх уходит. Страх не уйдет, пока ты не будешь знать, как с ним бороться. А бороться можно только знаниями. Как раз недавно думал о том, что неизвестность равна страху.

Показать остальные 2 ответа
Ответить