Анонимный вопрос
октябрь 2017.
610

Почему меньшевики и эсеры поддержали Временное правительство? ?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Вопрос в такой плоскости перед меньшевиками и эсерами не стоял – у них не было мотивов не поддерживать Временное правительство. Проблема для них заключалась в другом: входить ли в состав этого правительства?

Поддержка меньшевиками и эсерами Временного правительства определялась следующими обстоятельствами:

1) Выступать против Временного правительства в феврале 1917 у социалистов не было ни политических, ни моральных оснований.

В условиях нараставшего в начале 1917 социального протеста против царизма общепризнанным центром оппозиции выступала Государственная Дума, которая и сформировала 1 марта Временное правительство. На протяжении многих лет с момента своего учреждения в 1906 она представляла собой альтернативу действующей власти, призывала её к ответственности, критиковала её, добиваясь ограничения самодержавия и построения конституционной монархии в России. С переходом протеста в активную фазу в феврале 1917 демонстранты видели именно в Думе источник государственной власти, и поэтому она стала средоточием революционных сил, сюда они стягивались для координации и направления их действий.

Созданный 27 февраля, еще до отречения царя от престола, Временный Комитет Государственной Думы был признан обществом в качестве законного органа государственной власти в условиях наступившего распада царского режима – войска, министерские чиновники, полиция переходили на сторону Думы.

Трансформация Временного Комитета во Временное правительство 2 марта была воспринята повсеместно как логический и естественный шаг. В правительство вошли политические деятели, почти всех из которых русское общество хорошо знало по многолетней парламентской и политической деятельности. Они на протяжении многих лет активно выступали против царизма, некоторые из них подвергались аресту.

Легитимность Временного правительства признавали все в России, в т.ч и социалисты.

2) Само Временное правительство пригласило социалистов участвовать в его работе в качестве министров. 28 февраля, когда состав правительства был в основном согласован, его наиболее видные министры – кадет Милюков и бывший октябрист Гучков – сделали участие социалистов залогом их собственного вхождения в правительство, и когда Исполком Петросовета первоначально не дал согласия на участие Чхеидзе и Керенского, Милюков и Гучков заявили о выходе из состава правительства. Только после того, как Керенский в обход Исполкома фактически уболтал Петросовет согласиться на его министерство, Временное правительство смогло начать свою работу.

Временное правительство было готово к сотрудничеству с социалистами и в дальнейшем осуществляло его не только через Керенского, но и через согласование многих своих решений непосредственно с Петросоветом.

3) В феврале 1917 все социалистические партии, в т.ч. меньшевики и эсеры, были организационно и политически ещё слабы, их лидеры и активисты только начали возвращаться из ссылки и эмиграции, партии становились легальными. Хотя они пытались до сих пор сохраниться хоть как-нибудь, действуя частично под эгидой различных легальных организаций, эти партии пока ещё малоизвестны и внутренне раздроблены. Их социальная база мала и пока ещё не определённа. Эсеры, к примеру, завершили своё организационное оформление лишь на своем III съезде в конце мая-начале июня 1917, хотя и тогда, и позже продолжали оставаться достаточно рыхлой структурой.

В этой ситуации если бы социалисты не признали Временное правительство,  они не нашли бы поддержки и понимания в широких слоях русского общества. Лишь только небольшие левацкие группки внутри соцпартий выступали против признания Временного правительства, но не они определяли политику и действия своих партий.

Социалисты и большевики только ещё разворачивали свою популистскую пропаганду, которая в последующие месяцы привела к разложению и политической дезориентации общества, что размыло политическую поддержку ответственным «буржуазным» партиям и усилило анархию. Ничего этого ещё не было в феврале при формировании Временного правительства.

4) Меньшевики и эсеры были далеко не такими беспринципными оппортунистами, как большевики, и не ставили перед собой цель захвата власти да ещё любой ценой. Следуя своим теоретическим выкладкам (кстати, общим и для большевиков), меньшевики и эсеры следовали концепции "стадийности" в развитии социалистической революции и считали, что поскольку Февральская революция была буржуазной по своему характеру, то в России наступил период капиталистического развития, который лишь позже, через годы, если не десятилетия, должен привести к социалистическому обществу. В этих условиях, социалисты считали для себя принципиально неправильным сотрудничать с буржуазными силами и разделять с ними правительственную ответственность.

5) У социалистов не было достаточно подготовленных людей для государственного управления. В руководстве соцпартий вообще было мало образованных людей, которые занимались бы чем-то иным, кроме как пропагандистской деятельностью. Поэтому даже если бы меньшевики с эсерами и захотели составить своё собственное правительство, у них на это просто не хватило бы собственных сил. Да и работа Петросовета и его Исполкома показала, на что социалисты способны – эта работа далеко не была образцом управления даже в масштабах города; не среди буржуазных министров, а здесь, среди социалистов было как раз много долгих разговоров и речей, хотя дебаты в тех условиях тоже были необходимы.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
5
Прокомментировать
Ответить