Виктория Бойкова
октябрь 2017.
1976

Может ли YouTube стать реальным оружием во время президентской гонки в России?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
3 ответа
Поделиться

Мне кажется, у этого вопроса не совсем правильная модальность: YouTube не то чтобы станет, он просто обязан стать политическим оружием на выборах. Это необходимость. Для российской политической системы телевидение — это, конечно, ключевой фактор и агент. Консолидация телевидения в руках государства и властей, создание пресловутой фигуры «кремлевского куратора» — все это позволяет успешно проводить политические кампании, рассказывать гражданам, что власть хорошая; доносить до избирателей месседжи о том, что государство всячески заботится о них, несмотря на сложные времена.

Когда в это пространство постепенно начал вторгаться YouTube, то сначала никто не чувствовал угрозы, потому что федеральные каналы совокупно обладают, конечно, гораздо большей аудиторией и менее сегментированной. Но аудитория YouTube быстро росла — наверное, сейчас его совокупная аудитория уже сопоставима с ТВ, хотя все еще меньше, чем у Первого канала. Тем не менее, в обоих случаях речь идет о десятках миллионов зрителей, которые регулярно смотрят каналы на телевидении и YouTube.

В этот момент у государства начала уходить земля из-под ног — они просто такого не ожидали. Символом власти в России были всегда не столько кремлевские башни, сколько Останкинская телебашня. Однако YouTube без каких-либо башен сумел предложить альтернативное информационное пространство для массового (в нейтральном смысле) потребления. Стало понятно, что власти потеряли инициативу, потому что Навальный — один самых успешных политических видеоблогеров в стране — за счет своих роликов и фильмов-расследований сумел вывести многих людей на митинги (и уже не один раз). Государство всполошилось из-за этих последствий — все-таки люди вышли на улицу и начали открыто протестовать. Оно пыталось предложить свою контригру, где были задействованы такие исполнители, как рэпер Птаха и певица Алиса Вокс.

Мне кажется, что нужно уходить от прямого противопоставления — мол, YouTube оппозиционный, а телевизор провластный. В динамике власти показывают, что они могут осваивать интернет: наполнять его троллями, кремлеботами, новостями, которые отражают картину лишь в определенном ключе. Есть знаменитая «фабрика троллей», которая работает в Санкт-Петербурге, проекты вроде Life.ru и так далее — это все успешные примеры того, как из интернета можно некоторыми методами сделать что-то похожее на российское телевидение. Даже сейчас, когда Life прекратил свое существование, многие увидели в этом признак здравого смысла. Но мне показалось, что Габрелянова просто переводят на более ответственный фронт работы. Он должен теперь провести таблоидизацию YouTube так же успешно, как когда-то сделал подобное с телевидением (каналы переняли подачу газеты «Жизнь», которую он издавал).

YouTube фрагментирован, и сейчас, когда власти начнут закачивать в него человеческие, финансовые, креативные ресурсы (как на телевидении), то ситуация усложнится. Кроме того, в YouTube, кроме оппонентов власти, еще присутствуют относительно маргинальные, но тоже по-своему яркие и странные попутчики властей, борцы с рептилоидами, с масонским заговором и так далее. Очень любопытно сейчас будет смотреть, как аудитория YouTube будет дальше расти, сегментироваться и выбирать себе каналы и подписки, а также какую перчатку смогут бросить повелители телевидения ютуберам. А то, что они ее бросят, нет никаких сомнений.

22
-1
Прокомментировать

По моему мнению, Youtube давно стал площадкой для распространения различных политических мнений.
Может стать ли оружием, возможно, но не для всех. Различные видео-каналы, которые описывают реальные проблемы в регионах нашей необъятной родины; многие авторы каналов записывают видеообращения, которые набирают определенное количество просмотров, их распространяют по соцсетям (ну и по Интернету в целом) и зачастую их замечают федеральные или местные телевизионные каналы.
Но сейчас, по моему мнению, борьба ограничивается только в качестве "соотношения лайков/дизлайков или комментариев". Примеры тому и правительственные ролики, проплаченные ролики или целые видео-каналы (примеры: пародии на оппозицию; канал "Работа над ошибками"; клипы Алины Вокс или Птахи; канал Шария, который говорит, что в РФ все отлично, а вот хохлы тупые). Еще один пример - видео с последней прямой линией ВВП, размещенное на видео-канале федеральных каналов было задизлайкано (ну и комметы естественно были отключены, а то все узнают, как на самом деле думает народ о солнцеликом). Власть делает все очень топорно: накручивают лайки и просмотры на проплаченные каналы или видео, с помощью ботов оставляют комментарии и дизлайкают видео оппозиционных каналов. Зайдите на канал КамикадзеДи, он записал много видео по этой проблеме, да и сами его нужные ролики, которые описывают реальное положение дел в стране, скручивают просмотры и т.п.
Я скажу так - у кого мозговая деятельность достаточно хорошо развита, тот, кто может выстраивать причинно-следвственные связи, читают различную аналитику, прекрасно понимают, что в стране совсем не все хорошо. Видео-каналы на хостинге Youtube могут стать просветительными, так скажем вступить "в схватку за умы и сердца людей", показать людям, что у нас полно проблем внутри страны и хватит нас "кормить бездуховной Европой и проклятой Америкой". Сейчас идет борьба между интернетом и телевизором; власть понимает, что интернет довольная сильная площадка, где может транслироваться совершенно другая точка зрения, которая отличается от провластной. Поэтому государство пытается влезть туда, своими проплаченными роликами, ботами и т.п.

1
0
Прокомментировать

Когда в России будет иметь место реальная президентская гонка с непредсказуемым результатом, тогда - да, Youtube и соцсети дадут фору федеральным каналам и печатным СМИ. Но произойдет это, по-видимому, лет через 10, с учетом неплохого здоровья, отсутствия вредных привычек и явного нежелания покидать Кремль, характерных для фаворита ближайшей президентской гонки.

0
0
Прокомментировать
Ответить