328
1
0
23 августа
10:41
август
2015

Ведение поведенческих войн Соединенными Штатами со своими противниками, путем внешних и внутренних бихейвиористских интервенций, делает эти войны не только возможными, но и супер эффективными с точки зрения влияния и управления человеком и обществами, по причине, которая кроется в самом человеке. Поскольку человек сам по себе является некой информационной системой, целиком зависящей от слова и управляемой словом лишь, вызывающим в нем рефлекторно автоматические реакции, те или иные действия и переживания.

Слово для человека и от человека, в каком бы контексте оно исходило от него, никогда не является истинным. Оно не является в человеке той его несокрушимой реальностью, которую никак нельзя было бы изменить. Наоборот, люди управляемые именно словом, причем, будучи к этому процессу совершенно бессознательными.

Всякий человек живет из неведения и бессознательности к себе, порождающей в нем ложь и заблуждения. А вместе с этим и внутреннюю неуверенность к себе в истинности своих намерений. Однако, власть слова – это единственное, что имеет в своей наличности человек, для принятия им тех или иных решений. Слово его кормит и содержит, как сущее, как человеческое существо. И поэтому, именно слово определяет поведение всякого человека, что и стало возможным строить бихейвиористские (поведенческие) модели управления им в стаде.

Мы живем среди слепых, которые ведут слепых словом от человека, в любом случае, даже, если вы повторяете за Богом, сказанное Им. Поэтому человек на своем пути постоянно падает в канаву, снова и снова, разбивая себе мистический нос, но зачастую, до реальной крови.

Известно, что для того, чтобы более эффективно вести поведенческие войны, не так давно в США введен был новый термин «операции, ведомые нарративами». Другими словами, с помощью разных информационных контекстов можно конструировать нужный тип реальности, подталкивая индивидуальное или массовое сознание к нужному ее выбору. Это конструирование имеет большой опыт.

Философия действий подталкивания покоится на автоматической и рефлектирующей системах восприятия человеком информации. То есть, когда мы делаем что-то, особо не раздумывая: слышим враждебность в голосе, ведем машину на пустой дороге, понимаем простые предложения. Поэтому задачей «архитекторов выбора» становится подведение правильного решения под автоматизм.

При этом акцентируется важность информационного компонента. А именно, скорость, с которой информация распространяется глобально через множество СМИ, увеличивает быстроту, стремительность и степень взаимодействия людей. Распространение информации через интернет и социальные медиа усиливает и ускоряет взаимодействие людей, правительств, военных и угроз.

Доступ к информации позволяет организациям мобилизовать людей локально, регионально и глобально. Дезинформация и пропаганда порождают насилие в поддержку политических целей. Сжатие событий во времени требует сил, способных реагировать в достаточной степени быстро для перехвата инициативы, контролировать нарратив и усиливать порядок.

Подтверждением сказанному служат все бархатные и цветные революции, которые строятся на событии-триггере, переводящем протестность на совершенно иной уровень. В Чехословакии, например, в 1989 г. убийство студента Шмидта во время разгона антиправительственных протестов подняло протесты на более высокий уровень, в результате чего правительство пало. Однако, как потом выяснилось, студент Шмидт не был убит, и не было вообще студента Шмидта, а был сотрудник спецслужб.

Жестокий разгон мирной демонстрации студентов на майдане в Киеве в 2013 г. привел к нарастанию протестного движения, который после еще одного события-триггера – расстрела протестующих – привел к падению режима Януковича.

Если воспользоваться подсказкой британских военных, что мягкая сила – это не только коммуникации, то мы можем взглянуть под этим углом зрения и на горбачевскую перестройку: ее также можно рассматривать как гигантский социальный эксперимент по переводу миллионов на новый тип поведения и новую модель мира.

В качестве еще одного примера можно привести трансформацию героя советского кино в 60–70-е годы и позднее, то увидим, что удивительным образом он уходит от роли части коллектива к самостоятельному существованию [см. gefter.ru и kinoart.ru Такие же «метания» между индивидуальными и коллективными акцентами исследователи видят и в советской моде [gefter.ru То есть опять имеет место перенос моделей поведения за счет конкуренции двух вариантов поведения, один из которых «отдан» более симпатичному киногерою.

Войны будут продолжаться до тех пор, пока не прекратиться война божественного и дьявольского начал в человеке. Пока человек не осознает, что единственным для него врагом является он сам, поскольку человек – это лишь первая ступень на Пути к Богу, на которой он пребывает в услужении дьяволу в себе.

Чтобы начать служить Богу, нужно пройти инициацию Огнем оСознания, приняв Учение Мастера, Декларацию Нового Человека не мертвым умом, но сердцем живым. Результатом такого посвящения всегда является следование Практике оСознания себя, присутствующим не в уме, когда ты, как человек, как ум исчезаешь, растворяясь в ничто. Чаша от человека становится пуста.

Через эту пустоту Бог воскресает тобой.

И здесь важно не нечто общее в нас, единое для всех, будь то язык, культура, вера, толерантность, наоборот, нечто уникальное, особенное, не подменное и неповторимое в нас, тот, кто ты есть, как врата к Богу.

Поэтому говорят, что у каждого свой Путь. Свой, когда ты в Боге, не в уме, не в услужении дьяволу, в котором пребывает сегодня все толерантное к человеку, дьяволу во плоти (уме), человечество.

-7
2
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта