Каковы были причины массовой паники в Москве в октябре 1941 года?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Причины паники в Москве в октябре 1941 хорошо известны. Перед лицом угрозы немецкого вторжения в столицу советские власти приняли в отношении Москвы решения, которые игнорировали проблемы и жизненные обстоятельства нескольких миллионов жителей города. Эта ситуация ярко высветила проблемы централизованной власти, в которой среднее звено управления в сложной ситуации оказалось не в состоянии принимать ответственные и самостоятельные решения. Это звено - средний уровень чиновников - оказалось самым слабым в социальной структуре и иерархии советского общества с точки зрения морально-этической устойчивости, а также приверженности существовавшим в то время идеололическим ценностям. Осенью немецкие войска начали мощное и стремительное наступление на Москву. Правда, уже с июля в Москве нарастала напряжённость – начались авианалёты на столицу, десятки тысяч москвичей, в основном студенты, вывозились в Калужскую, Брянскую и соседние области на рытьё окопов и укреплённых сооружений. 16 сентября командующий немецкой группой армий «Центр» фон Бок в соответствии с директивой Гитлера утвердил план взятия Москвы, который начал осуществляться 30 сентября под кодовым названием «Тайфун». Для проведения операции на западном направлении были сосредоточены три танковые группы, несколько армий и корпусов, десятки дивизий – всего 2 млн.чел. Им противостояло 1,25 млн. советских солдат Брянского, Западного и Резервного фронтов. В короткие сроки немцы сломали линию фронта; управление войсками в Красной Армии было потеряно, отступление приобрело хаотичный характер, несмотря на отдельные очаги отчаянного сопротивления (как, например, беспримерная оборона в районе Подольска курсантов  местных военных училищ, спешно организованных в несколько боевых подразделений). Уже 3 октября практически без боя немцы овладели Орлом, 13 октября – Калугой. Оперативная ситуация развивалась скоротечно, но Ставка в Москве получала информацию о реальной обстановке на фронте с опозданием в несколько дней и принимала решения, которые уже не учитывали произошедшие изменения, что усиливало неразбериху среди советских войск на фронте. Утром 15 октября на совещании у Сталина было принято решение эвакуировать Москву – население и промышленные предприятия; те предприятия, которые по различным причинам вывезти было нельзя, должны были быть заминированы и взорваны при вступлении немцев в столицу. Сталин говорил о том, что немцы могут прорвать оборону Москвы в любую минуту. Эвакуации подлежали и высшие органы власти. Было также решено, что 16-го или в зависимости от ситуации Москву должен был покинуть и сам Сталин. К вечеру 15-го на совещании в НКВД под руководством Берии соответствующие распоряжения были доведены до московских властей на уровне районных комитетов партии и руководителей предприятий. Партийные чиновники, директора предприятий и их заместители, поддавшись чувству самосохранения , начали эвакуацию с себя: загружали грузовики и свои персональные автомобили домашним скарбом, забирали, где могли, деньги из кассы и отправлялись со всем этим по Горьковскому шоссе на Восток. Паника в городе началась 16 октября. Рано утром, в 6.00 час., включив, как обычно радиоприёмники, москвичи впервые за последние несколько дней услышали сводку от Совинформбюро. После того, как Ю.Левитан начал читать текст, его голос неожиданно прервался, и зазвучала музыка, похожая на советский «Марш авиаторов», который, однако, оказался немецким маршем. После марша вновь включился Левитан, сказавший, что «обстановка под Москвой резко ухудшилась». Слушатели сочли, что немцы уже настолько близко, что смогли включиться в радиоэфир. Позже, выйдя в город, москвичи сразу увидели и поняли, что ситуация кардинально изменилась: газетные киоски были закрыты, городской транспорт не ходил, метро не работало, нигде не было милиции. Пошёл снег, но он был не белым, а чёрным – это в многочисленных организациях начали сжигать документы. Над улицами Москвы повис запах гари. В мусорных контейнерах во дворах появились бюсты и портреты Сталина и его соратников, партийные и профсоюзные билеты, труды «классиков марксизма-ленинизма», другие документы, которые выбрасывали жители из своих квартир. За дни паники было уничтожено примерно 2 тыс. партбилетов. Те, кто отправился на работу в это утро, оказались вдруг перед закрытыми воротами или дверьми – всех уволили. Пообещали выплатить аванс, но банковские учреждения были закрыты и денег нигде нельзя было получить. Часть москвичей была готова остаться в городе и сражаться. Многие пошли в райкомы партии и военкоматы с просьбой выдать им оружие, но им сказали, что оружие выдают только членам партии. Хуже всего себя проявили представители власти: партийные и комсомольские активисты убегали из города, милиционеры срывали с себя знаки отличия. Директор одного из заводов (завод №468) приказал погрузить в казённый грузовик для эвакуаци вещи из своего дома: фортепьяно, пианино, зеркала, сервизы, кровати, матрасы и т.д. Начали распространяться слухи: Сталина якобы свергли, немцы уже появились в Филях. На Шоссе Энтузиастов, переходящее за городом в Горьковское шоссе, сормировался плотный поток беженцев, в котором выделялось большое количество машин чиновников, другим пришлось двигаться своим ходом. Глядя на бегство начальников, население начало брать решение своих вопросов в собственные руки. Начальник НКВД по Москве Журавлёв в отчёте начальству 2 дня спустя охарактеризовал обстановку в столице как «анархию». Группы рабочих нападали на грузовики и машины, избивали пассажиров и затем эти машины переворачивали. Множились нападения на сотрудников НКВД, милиции, чиновников. Грабили столовые на предприятиях в поисках продуктов. У закрытых продовольственных магазинов выстроились большие очереди.Все в основном жили от зарплаты до зарплаты, денег не было, продуктов тоже не было – люди были брошены на произвол судьбы. 17 октября перед проходной автозавода ЗИС (ЗИЛ) собралась большая толпа рабочих, требовавших выдачи обещанной зарплаты. Рабочие подмосковного совхоза «Коммунарка» напали на расположенные по соседству склады НКВД рядом с Бутовским полигоном, где сотрудники НКВД продолжали в эти дни расстреливать заключённых. Кстати, накануне, 16-го, 138 заключённых было расстреляно в Бутырской тюрьме, среди них, например, оказался бывший нач.личной охраны Ленина – А.Беленький. Люди были полностью дезориентированы, не понимали, что им делать, отправляться ли куда-нибудь или оставаться в городе.  Паника продолжалась 4 дня. Вечером 19 октября на совещании у Сталина было принято решение Москву не сдавать и восстановить в городе порядок как силовыми мерами, так и с помощью пропаганды. После этого ситуация в столице начала возвращаться в более-менее нормальное русло. Столицу перевели тогда на осадное положение. Московская паника октября 1941 стала прямым следствием действий или, точнее, бездействия советской власти в условиях реальной угрозы, а не борьбы с придуманными "врагами народа". Позаботившись о вывозе заводского оборудования и уничтожении документов, советскую власть застигла врасплох реакция брошеных на произвол судьбы людей, которые в расчёты этой власти не входили и отношение к которым всегда была в лучшем случае наплевательским - так, расходный материал, что на фронте, что в тылу. Власть путалась в самообмане: всё было засекречено, никто не знал, что происходит на самом деле на фронте, чего ждать. Не было слаженной работы по спасению страны, несмотря на предвоенное десятилетие, когда жизнь всё больше милитаризовывалась, проводились учения, сборы, производилась масса оружия, была создана армия чиновников для управления страной - всё как-то рухнуло достаточно быстро. Ситуация, кстати, повторилась в 1991, когда армия партийных и государственных чиновников, силовиков, пропагандистов враз разбежалась при падении коммунистического режима. Ненадёжные всё это люди.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
43

Опечатка в 3 строке.Буква М пропущена.

0
Ответить

Да, писал поздно, получилось несколько опечаток. Поправил. Спасибо большое!

+1
Ответить

Андрей, а где конкретно вы это взяли? Интересно почитать именно про поведение людей, если это конечно не компиляция из многих источников

0
Ответить
Ещё 6 комментариев

Ответ в обмен на плюс

0
Ответить

Ха, ок, ловите-)

+1
Ответить

Ваш плюс - наш ответ:

2 книги я получил в подарок от тех, кто участвовал в их составлении:

1. Очень интересную книгу написал бывший британский посол в СССР Р.Брейтвейт "Moscow 1941. A City and its People at War". 2007. Он руссист по образованию и карьере. За время посольства он собрал много документальных материалов - свидетельств очевидцев и из архивов. В подготовке книги ему помогало несколько русских.

2. Не менее интересный сборник "Сохраним в памяти Москву. ХХ век. Сороковые". Он был издан по эгидой Правительства Москвы в 2013. В нём есть мемуары известных москвичей, в основном, из научной и культурной интеллигенции, которым в годы войны было примерно по 17-25 лет и котоые жили в это время в Москве. Эти мемуары сопровождаются документальным ежедневником, излагающим события, произошедшие в соответствующий день. 

3. Воспоминания моей бабушки, которая много лет назад умерла, но которая много рассказала мне о жизни в военной Москве. Она, в частности, участвовала в рытье окопов под Москвой. То, что она мне рассказывала, подтверждает то, что я позже прочитал в этих книгах.

+3
Ответить

"и затем эти ашины переворачивали"

Тем не менее, спасибо за интересный ответ.

+1
Ответить

Ашины - это синоним слова машины)) Я понятия не имею, куда деваются все эти буквы дурацкие

0
Ответить

Андрей, спасибо, как минимум первую нашёл

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить