Асия Цогоева
октябрь 2017.
1615

Какие главные причины раскола мира на два лагеря после Второй мировой войны?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться

Мир был расколот на две системы намного ранее – большевистским переворотом в России в октябре 1917. Советская Россия самоизолировалась от внешнего мира, введя монополию внешней торговли, неконвертируемую валюту и жёсткие ограничения на контакты с иностранцами и компаниями. Провозгласив борьбу с «капитализмом» в качестве своей важнейшей цели, большевистская идеология противопоставила Россию остальному миру. Несмотря на установление дипломатических и торгово-экономических отношений с западными странами (в основном в середине 1920х, с США – в 1933), на протяжении всех предвоенных лет систематический характер имели попытки со стороны СССР дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в этих странах за счёт поддержки компартий и лояльных движений через каналы Коминтерна.

Союз в войне против нацизма был инициативой Англии, лично Черчилля, который 22 июня 1941 позвонил Сталину, написал ему письмо, а также выступил по Би-Би-Си с радиообращением к стране. Черчилль, который, если верить советской пропаганде предвоенных лет, должен был бы быть заинтересован, как и «вся мировая буржуазия», в поражении СССР, выразил полную поддержку Советскому Союзу и нашему народу и готовность оказать необходимую помощь. Вскоре Англию поддержали и США.

Однако союз в войне оказался временным. Другим он и не мог быть с учётом различий именно в идеологиях.

Судя по дипломатической переписке посольства США в Москве с госдепартаментом на протяжении войны, американцы отмечали многочисленные проблемы, с которыми они сталкивались в отношениях с советской стороной и которые не были для них новыми, – недоверие, скрытность, игнорирование ряда обращений и вопросов по текущим делам, непредсказуемость политики и решений.

С начала 1943 и первыми советскими победами американцы отмечают нарастание самоуверенности в советском руководстве и среди военных, а вслед за ней и самоизоляции.

Во внутреннем меморандуме руководителя Европейского отдела госдепартамента США Ч.Болена от 23.02.1943, а также в секретной телеграмме посла в Москве У.Стэндли от 24.02.1943 в связи с приказом Сталина на 25-летие Красной Армии отмечалось, что в приказе да и в других выступлениях советских руководителей не упоминался союз с США и Англией и помощи с их стороны, что война представлялась исключительно в рамках отношений между СССР и Германией, а не как борьба с нацизмом, что заявлялось намерение освободить лишь советскую землю, которая, однако, включала и захваченные по пакту Молотова-Риббентропа земли.

В телеграмме президенту и госсекретарю от 10.03.1943 посол Стэндли говорит о том, что русские проводят политику минимального сотрудничества. Он в ещё большей степени, чем прежде, акцентирует внимание своего руководства на том, что советские люди практически не получают информации о большой военно-материальной помощи со стороны союзников, что по его мнению, в конце концов, вызовет негативную ответную реакцию в американском обществе.

Недоверие к советской политике питали не только американцы. Так Стэндли информировал 12.02.1943 Вашингтон об  оценках своих коллег по дипкорпусу, чьи страны граничили с СССР, в отношении будущих действий Москвы: «Посол Афганистана изложил мне своё мнение, что хотя русские и англичане формально договорились о том, чтобы тесно сотрудничать на основе дружбы в течение 20 лет после окончания войны, он лично не удивится, если русские откажутся от этого соглашения в течение 6 месяцев или 6 дней, если это будет в их интересах. Он охарактеризовал внешнюю политику Москвы как совершенно маккиавеллиевскую и утверждал, что «советская система делает сотрудничество как таковое невозможным». Иранский посол заметил в беседе со мной, что «мы все» должны исходить из того, что трудности с российским «капризным ребёнком» сохранятся и, кажется, был полон сомнений о сотрудничестве с СССР после войны. Хотя он признал, что Сталин заверил его, что у Советского Союза нет территориальных притязаний в Иране и обещал, что советские войска покинут Иран после прекращения войны, он заметил с некоторой долей цинизма, что «аппетит приходит во время еды» и, кажется, не с большим доверием отнёсся к заверениям Сталина о своих намерениях. Как я уже докладывал ранее, посланник Турции скептичен относительно сотрудничества после войны и искренности желания Сталина стать частью всемирного союза наций. Чувствуется, что польский посланник, хотя и не в столь открытых выражениях, но разделяет эти взгляды. Из всех соседей пока только китайцы не выразили своего мнения».

На протяжении 1943-44 американское посольство в Москве, делясь своими оценками будущих отношений с СССР, отмечало, что главной проблемой в этом отношении является ни в чём не изменившаяся советская коммунистическая система с прежней идеологией и репрессивным аппаратом. Эти оценки полностью разделяли в госдепе и Белом доме. Ни Вашингтон, ни Лондон не питали никаких иллюзий насчёт того, как будут развиваться события после 1945. Не было их и у Сталина, понимавшего, что линия разъединения проходит по тому оврагу, который большевики вырыли в 1917. Он начал этот овраг расширять.

В советской историографии внешней политики сложилась неслучайная традиция считать, что дела стали ухудшаться при Трумэне, который якобы и сломал дух антигитлеровской коалиции. Но это не так: в Вашингтоне всегда исходили из трезвой оценки того, что проблемой для нормальных отношений является коммунистическая система, её репрессивный характер и цель подорвать капиталистические страны.

Уже при дележе сфер влияния в ходе мирных конференций Тегеран-Ялта-Потсдам контуры противоречий предыдущих лет и десятилетий закладывались на будущее.

Эти противоречия никуда не исчезали, они были приглушены войной, но вернулись на первый план почти сразу по окончании войны.

Надо признать, что с окончанием войны стороны не сразу вгрызлись друг в друга - всё-таки ещё была свежа память об общих страхах и сомнениях, совместных действиях, приведших к Победе. Ни с той, ни с другой стороны никто первым не делал отмашки начинать конфронтацию – она формировалась вслед за логикой политических событий и реакции на них. Эта цепочка действий «око за око» и привела к «холодной войне».

В основе отношений России с Западом фундаментальной всегда была и сохраняется проблема доверия. Опыт второй половины 1980х показал, что такое доверие в отношениях возможно и даёт хорошие результаты.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
18
Прокомментировать

Основная причина: устранение двух других конкурентов - Германии и Японии - за счёт встраивания их в систему одного из двух сохранившихся - зону влияния США. Заметно изменилась мировая карта влияния: исчезли такие важные ранее центры, как Лондон, Париж, Берлин, Токио...

Вашингтон стал контролировать почти всю Америку, Западную Европу, Тихоокеанский регион. Москве достались Восточная Европа, Восточная Азия. Многие территории остались спорными или плохо контролируемыми.

Это позволило на какое-то время сохранить относительное международное спокойствие. Естественно, такая ситуация не могла быть вечной. После полуфиналов всегда наступает финал. Такова неизбежная логика глобализации человечества.

0
Прокомментировать
Ответить