Инна Курилова
октябрь 2017.
3154

Правда ли, что в актерском мастерстве не существует истинного перевоплощения, как говорил Хлебников в интервью Дудю?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
5
8 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Кирилл, это хороший вопрос. И это сложный вопрос. Сразу скажу своё мнение - да! Правда. И постараюсь доступно объяснить почему. 

Смотрите, Вы выходите на сцену, играете роль, над которой Вы тщательно корпели, учили текст, работали над смысловой составляющей, искали все связующие, изучали все взаимоотношения своего персонажа с другими персонажами в самых мельчайших подробностях, потом длительная постановка, мизансцены, связывали в голове физическое с психическим, создавали психо-физический рисунок, наконец округляли свой персонаж до чего-то целостного, к этому моменту вы знаете своего персонажа уже достаточно хорошо, почти идеально, вы работаете линейно, непрерывно, крупными мазками, однодыханно.... А теперь вопрос - вы кто? Вы разве Раскольников?(допустим), или вы Яго? Нет ведь, вы же Кирилл Митрофанов! А если я подойду к Вам во время исполнения роли и скажу: "Кирилл, тебя к телефону". Вы же не скажете мне: "Что такое телефон?!". Вы возьмёте телефон и поговорите как Кирилл, а не Ваш персонаж. Понимаете к чему я веду? В каждую секунду вашей игры, Вы всегда понимаете, что это - сцена(а не комната убийцы, к примеру), что там - зал, что сейчас 2017 год. Вы всё это понимаете в каждый момент Вашего пребывания на сцене. И это очень тонкий момент, где заканчиваетесь Вы, и где начинается персонаж. Но если Вы действительно до конца поверите, что Вы "Раскольников" - считай Вы сошли с ума и Ваше место в лечебнице. Вот это именно та грань, о которой говорит Хлебников. Ваша психика ИГРАЕТ, но она не верит до конца, что Вы - это Ваш персонаж! И поверьте, это не имеет никакого отношения к качеству вашей игры. Есть чудеснейшая актриса Алла Демидова, о которой Певцов отзывался, что она монстр, потому что может играть так, что мурашки по коже, и при этом идти по сцене мимо него вся в слезах и в истерике и между делом, на ушко шёпотом сказать: "Сегодня зритель ни к чёрту". 

Подытоживая могу сказать, что хорошая, убедительная игра - это умение быстро подключать свою психо-физику и направлять её в нужное русло. По большому счёту даже самая выдающаяся игра - это всего лишь игра. Исходя из всего выше сказанного, соглашаюсь с Хлебниковым всецело и в дополнение скажу, что если Вы когда-нибудь действительно до конца перевоплотитесь в своего персонажа, вы стопроцентно сойдёте с ума.

25
-1
Прокомментировать

Есть, конечно, актёры-хамелеоны, но даже они не могут полностью перевоплотиться в другого человека - так, чтобы вы не узнавали их ни внешне, ни по голосу, ни по каким-то знакомым чёрточкам или повадкам. Суть актёрской профессии не в полном перевоплощении, а в том, как пропустить через себя своего персонажа, создать образ в предлагаемых обстоятельствах. Есть разные способы это сделать: кто-то будет строить этот образ с нуля, кто-то проецировать эти обстоятельства на себя - и так можно, и эдак. 

Но то, о чём говорит Хлебников, касается даже больше режиссёрской работы, а не актёрской. Есть режиссёры, которые любят ковать персонаж из актёра, вместе с актёром. А есть те, которые считают это лишней и ненужной работой - и просто изначально подбирают на роль человека, который ей максимально подходит. Не Хлебников придумал этот подход: Робер Брессон, например, в какой-то момент вовсе отказался работать с профессиональными актёрами и набирал людей в свои фильмы буквально с улицы - если понимал, что они совпадают с его видением персонажа. Хлебников не настолько радикален, но когда он говорит, что его работа с актёрами заканчивается на кастинге, он имеет в виду именно это.

10
0
Прокомментировать

Этому не учат, это мало кто знает, почти никто не умеет этим управлять, но ...первоплотиться в роль, стать другим человеком (и даже не человеком) можно не только в театре, но и в кино! Для этого есть техники, они разные: есть сложные, завязанные на понимании психологии и работы подсознания человека, есть простые, как, например эмоциональная память, когда актер играя в кино играет роль из спектакля, которую играет уже 20 лет на сцене...
Я говорю об этом так как именно этому я обучаю профессиональных актеров на своих тренингах! И именно эта причина стала в основу возникновения тренингов: что даже такие уважаемые люди, как Дмитрий Бананов не знает, что такое актерский катарсис и полное перевоплощение в роль.

Отвечая на реплику Дмитрия, если в состоянии катарсиса (полного перевоплощения в роль и веры в предлагаемые обстоятельства) вы пригласите актера к телефону - произойдет следующее: в зависимости от степени погружения и "раскачки" актерского "аппарата" актер просто выйдет из роли и, да, ответит на телефонный звонок от своего имени... или он действительно ответит в образе, что никакого Кирила Митрофанова он не знает! - и это не значит, что он сошел с ума - это значит, что на столько прокачан, что его подсознание сработало "по живому", после этого передало управлению сознанию, на долю секунды актер вернулся в себя, оценил произошедшее и решил впрыгнуть обратно в образ пока он не ушел окончательно... эту механику трудно объяснять людям, которые не знаю как работает подсознание, сознание и актерские техники... В общем объяснил как мог! А вообще чтобы это понять - это нужно прочувствовать.

1
0
Прокомментировать

Перевоплощение невозможно, разумеется. Это из области научной фантастики. Но как утопия, недостижимый идеал перевоплощение волновало людей театра довольно продолжительно время - в те четыре сотни лет, когда складывался, развивался и угасал классический театр. Реформатор сцены Станиславский уже мечтал о другом - о подлинном существовании артиста на сцене, о мгновениях безусловности в условных обстоятельствах. Арто хотел подлинного человека в предельной ситуации. Дада и футуристы, Мейерхольд и Таиров, Брехт и Пискатор искали что угодно, только не артиста, способного к перевоплощению. Современный театр тоже не нуждается в таком артисте. Он требует от артиста присутствия. Присутствие - того, что мы находим в перформансе. Сегодня этого мы ждем и в театре.

1
0
Прокомментировать

Забавно, в том интервью я именно эту тему подметил для себя. Это единственная здравая мысль, которую Хлебников там выдал. Действительно, трудно назвать актёра, который способен перевоплотиться абсолютно в любой образ. Под этим словом я подразумеваю именно изменение манеры игры, а не изучение какого-нибудь Раскольникова и демонстрацию своей версии этого персонажа. Актёров, способных менять привычную жестикуляцию и артикуляцию под определённый образ, очень мало. Все актёры по сути играют самих себя, только в более, или наоборот, в менее экспрессивной манере. Самый типичный представитель актёров, который везде играет одинаково — Сергей Безруков. Он одарил Сашу Белого своими привычными манерами, теперь все последующие персонажи копируют Сашу Белого, потому что Безруков не может изменить манеру игры: везде эта хрипотца, томная улыбка, томный взгляд. У него настолько характерная манера игры, что его без труда вычислили под гримом Высоцкого и чужим голосом. Не зря ведь многие режиссёры предпочитают снимать малоизвестных актёров, с манерой игры которых зритель ещё не знаком. Потом эти актёры становятся известными и оказываются на месте Безрукова. В дополнение к той мысли Хлебников сказал, что лучше всего актёр может сыграть самого себя, а задача режиссёра разложить все типажи по нужным образам, чтобы они смотрелись органично (это не дословно), поэтому как бы Петров ни старался сыграть Гоголя, нам всегда будет резать глаз внешность Петрова, которая никак не ассоциируется с Гоголем. Даже «Легенду 17», которую все хвалят, никто не воспринимает как байопик, а просто как интересно снятый фильм. Поставь на место Харламова другого хоккеиста, и будет то же самое. Никто не задаётся вопросом, насколько Козловский удачно воплотился в Харламова, потому что а) никто не знает манеру поведения Харламова б) даже если бы знали, Козловский сыграл самого себя.

1
0
Прокомментировать
Читать ещё 3 ответа
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью