Дзига Бо
август 2015.
15635

Что будет, если в огромный бассейн поместить крокодила, белую акулу и гигантскую анаконду?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
7
3 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Для крокодила в данном случае смертельной проблемой может стать температура бассейна. Для большинства видов она должна быть между 20—38 °C. Белую акулу, как вероятную жертву, он проигнорирует, так как выбирает то животное, с которым может так или иначе справиться. И обитает он в пресной воде (хотя есть виды, которые могут переносить соленую).

Белая акула, напротив, живет в соленой воде океана и прибрежных вод. И температура ее ареала значительно ниже - 12—24 °C. Вообще переносимый температурный спектр шире, от холодных морей до тропиков, но мы все же говорим о привычном.

Кровавые встречи акул с крокодилами - не такая уж и редкость. Доказательством этого служит и изображение битвы крокодила и акулы на гербе города Сурабая. Основными антагонистами бывают гребнистый крокодил, который может заплывать далеко в море, и сопоставимая по габаритам акула, из-за ее агрессивности.

Но у крокодила более мощные челюсти, сила сжатия и есть корни у зубов. При равных размерах, к тому же, у крокодила будет бОльший вес из-за наличия скелета.

С анакондой сложнее. Тут многое зависит от случайности. Повезет крокодилу схватить ее челюстями - возможно, он своим излюбленным кручением успеет вырвать кусок плоти, достаточный хотя бы для ослабления и предотвращения оборачивания тела змеи вокруг него. А если анаконда успеет "охомутать" рептилию - то всё, поломает кости и затолкает внутрь, таких видео достаточно.

Боюсь, что, в итоге кто-то оставшийся из этих трех выпрыгнет на край бассейна и получит себе дессерт в виде работника бассейна, загнавшего их трех в эту смертельную ловушку. А потом снимут очередной ...дцатый голливудский фильм ужасов.

43
-1
Прокомментировать

Все будут спокойно ждать не появится ли более привычная для каждого еда. Крокодил - то, что меньше его размерами, анаконда - то, что сможет проглотить (опять же то, что меньше размерами). Белая акула будет ждать появления кровавых маркеров (крови) в воде. Скорее всего и анаконда, и крокодил не станут оспаривать у белой акулы право на добычу, если она ею заинтересуется. Думаю каждый хищник будет до голодного обморока ждать именно свою еду, а не драться как пауки в банке.

25
-1

"Крокодил - то, что меньше его размерами".

Вообще-то, крокодилы преспокойно нападают на животных не просто крупнее, а значительно крупнее себя.

Он (Кермит) также застрелил 12-футового (3.6 м) крокодила. Уродливый, грозный зверь сохранял в своем желудке палки, камни, когти гепарда, копыта импалы, большие кости канны и обломки панциря одной из крупнейших речных черепах; видимо, он принимал пошлину из числа своих собратьев - обитателей реки, или из числа существ, которые пришли, чтобы утолить жажду. Ему было безразлично, пасутся ли звери на пастбище или добывают свежую плоть, он просто охотился на них. (Рузвельт, пишущий от Guaso Nyiro, стр. 286-287.)

Источник.

Расхожее мнение, якобы крокодилы не охотятся на водяных козлов, было однозначно опровергнуто нашими наблюдениями в Национальном Парке Крюгера, и, как видно на таблице №6, водяные козлы являются одним из самых распространённых видов теплокровной добычи в рационе крокодилов. Важную часть рациона крокодилов составляют импалы, а также антилопы куду и бушбоки. Нам довелось наблюдать, как взрослый самец жирафа, намеревавшийся переправиться через реку Олифантс, внезапно споткнулся, упал и был утянут в воду крупным крокодилом. Взрослый самец буйвола был схвачен на водопое в Nyavutsi четырнадцатифутовым крокодилом и утоплен после ужасной борьбы. За многие годы было зафиксировано только два случая хищничества крокодилов по отношению к детёнышам бегемотов, однако, было зафиксировано несколько случаев убийств гиен, гиеновых собак и даже львов крокодилами.
Таблица 6. Список наблюдений животных, убитых крокодилами в Национальном Парке Крюгера в периоды с 1936-1946 и с 1954-1966.
1936-1946: 80 импал, 1 зебра, 21 водяной козёл, 7 куду, 2 буйвола, 1 бородавочник, 2 болотных козла, 2 дукера, 1 ньяла, 1 стенбок, 3 бушбока, 2 кустарниковые свиньи, 1 павиан, 1 гиеновая собака. Итого: 125.
1954-1966: 163 импалы, 7 зебр, 4 гну, 41 водяной козёл, 22 куду, 2 буйвола, 2 жирафа, 3 бородавочника, 3 болотных козла, 3 ньялы, 1 стенбок, 21 бушбок, 1 антилопа-прыгун, 2 бегемота (детёныши), 2 гиены, 1 лев, 1 павиан, 1 верветка, 1 дикобраз. Итого: 280.

Источник.

"Однажды я увидел как крокодил напал и действительно преодолел сопротивление буйвола-быка. Я наблюдал за рептилией, лежащей на песчаном берегу с огромным открытым ртом, его пернатые друзья - наверное, единственные, кто у него есть. Однако, крокодил отказался от чистки своих зубов, когда стадо буйволов спустилось для того, чтобы попить. Мгновенно и беззвучно крокодил соскользнул в воду, и я подумал с удивлением, будет ли он атаковать такое большое стадо. Шесть коров пили у самой кромки, а бык зашел глубже и уткнулся головой в воду, прежде чем я увидел еще один знак присутствия рептилии. Потом молниеносно промчался водоворот воды, и бык вскинул голову с крокодилом, захватившим его морду. Его позиция на невысоком береговом склоне, без сомнения, помогла "кроку" и дюйм за дюймом он перетаскивал быка ближе к воде. Внезапно, с огромным усилием, буйвол вырвался, но прежде чем он смог бы отойти на расстояние, "крок" захватил его лапу. Вниз опустилась его голова, и рога подняли "половину" крокодила из воды и положили ее на песок. Но усилия стоили буйволу своей позиции. Он опустился на колени, и в настоящий момент крокодил снова схватил его за нос. Тогда я выстрелил в рептилию, крокодил ослабил хватку и вскоре исчез под водой. Я надеялся, что смог получить его. Но в дальнейшем я так и не смог достать тушу. Перед тем, как бык мог бы подняться, я пристрелил его тоже, чтобы осмотреть раны. Смотря на нос я обнаружил, что огромная пасть крокодила сокрушила кости в кашу, плоть, как и на лапе, была разорвана и свисала прочь. Казалось невероятным, что такая смертельная сила и свирепость крокодила могла развиться из существа, которое, возможно, сто пятьдесят лет назад появились из яйца; и которое начало свою жизнь как ящерица около шести дюймов в длину!"

Источник.

Жираф, убитый крокодилами:

Источник.

Дикий африканский буйвол изо всех сил пытался сделать свой последний вздох, прежде чем он был утащен под воду нильским крокодилом в Kazinga Channe, Уганда, Африка. Отношения хищника и добычи. Африканский буйвол (Syncerus caffer) является одним из представителей Африканской "большой пятерки". Они часто замечаются в больших стадах и совместной защите сородичей (сила в численности).

Источник.

Это первые свидетельства, что на ум пришли. А так, таких случаев полно. И это именно с удачными нападениями, а бывают еще и неудачные. Крокодилы - высокоспециализированные охотники на крупную добычу.

+3
Ответить
Прокомментировать

В первую очередь - смотря какого брать крокодила. Гребнистый или нильский крокодил закусит и белой акулой, и анакондой. Особенно последней. Ведь на самом деле не существует и не существовало никаких 10-метровых змей, за исключением ряда вымерших на сегодняшний день видов. Крупнейшие зеленые анаконды достигают где-то 5.5-6 метров в длину и весят приблизительно до 100 кг, в то время как крупнейшие современные гребнистые крокодилы могут весить примерно до 1750 кг при длине до 7 метров, а белые акулы - более 2.3 тонн при длине не менее 6.1 метров.
А так называемые "видео с победами анаконд над крокодилами", что были здесь упомянуты, на деле демонстрируют поедание змеями "безобидных" крокодиловых или якарских кайманов. И те обычно меньше самих анаконд по размеру. Но дело здесь даже не в "больше-меньше", а в том, что кайман - это далеко не крокодил такого же размера. На самом деле, молодые крокодилы преспокойно поедают соразмерных себе кайманов при совместном содержании в неволе. Сможет ли анаконда совладать с таким же по размерам крокодилом, или будет перекушена им напополам - это еще вопрос. Как бы то не было, но даже если 100 кг анаконда и сможет "на равных" побороться с примерно 3-метровым 100 кг крокодилом, то против более крупного у нее просто напросто нет никаких шансов. Против акулы, думаю, у нее шансов будет побольше, поскольку тело акулы лишено костей и легко может быть расплющено сжатием колец анаконды. Но не против 2-тонной акулы.)

Что касается белой акулы, то хотя она и крупнее гребнистого крокодила, сами по себе акулы - откровенно плохие бойцы. Они живут за счет оппортунистического поедания падали, рыбы, головоногих моллюсков, и лишь иногда молодых или ослабленных старостью/болезнями морских млекопитающих. Не следует вестись на распространенное и заведомо ошибочное обсуждение о том, что "белые акулы специализируются на питании тюленями". Это миф из документальных фильмов, которых больше нечего показывать, кроме как сезонное кормление акул на детенышах морских львов. У акул крайне примитивная физиология: в частности, почки практически отключены и отходы жизнедеятельности накапливаются в крови до тех пор, пока сами не потекут через ректальные железы и жабры. А это сильно (и отнюдь не в лучшую сторону) влияет на выносливость, силу мышечных сокращений, координацию движений и нервную систему в целом, которые у акул и без того не очень хорошо развиты. Хрящевой скелет даже при должном кальцинировании не может закрепить на себе такую мощную мускулатуру, как хотя бы тоненькие косточки костистых рыб, не говоря уже о мощных костяках таких развитых высших позвоночных, как крокодилы. То же самое касается и челюстей:  хрящевые челюсти акул также очень неустойчивы к нагрузкам и с легкостью деформируются. Челюсти молодых белых акул не позволяют им справляться даже с детенышами тюленей без риска, не рискуя буквально своей головой. У крупных акул в процессе онтогенеза этот недостаток отчасти компенсируется повышением содержания кальция в хрящах челюстей. Но, подчеркиваю - лишь отчасти. Будучи обычными видоизмененными чешуйками, зубы акул не имеют корней и с легкостью выпадают из десен даже от небольших нагрузок. И их большое количество может компенсировать это отнюдь не всегда. Сразу говорю что акулы не прокусывают панцири морских черепах - это тоже миф, основанный на изучении содержимого желудков акул и находок туш несчастных черепашек со следами от акульих зубов. Но вот только размягченный водой панцирь черепахи становится очень хрупким, особенно если это какая-нибудь кожистая черепаха или австралийская зеленая черепаха. А куски панцирей морских черепах в желудках у акул помимо поедания размявшей в воде падали могут попадать и в результате проглатывания черепах целиком: таки образом, к слову, черепах поедают змеи и вараны, не обладающие достаточной силой укуса для вскрытия панцирей. Такого, чтобы акула подплыла и разгрызла панцирь свежей черепахи, не видел еще никто, и это я вам гарантирую. А вот роликов где крупные тигровые акулы обкусывают черепахам хвосты, головы и ласты, но ничего не могут поделать с панцирем - более чем достаточно. И хотя защитная функция у остеодерм крупных крокодилов откровенно второстепенна, акуле будет очень сложно прокусить толстую шкуру крокодила. Даже живот крокодила, уязвимость которого выдумана и навязана псевдодокументальной передачей "звериные баталии", на деле укреплен не только вполне себе приличной шкурой (по прочности сопоставимой с буйволиной и идущей на элитные кожаные изделия), но и большим слоем мышц с брюшными ребрами. Наконец, акулы откровенно трусливы: белая акула - единственный крупный хищник, от которого люди регулярно отбиваются голыми руками. Причем, известны случаи когда люди выживали после нападений даже 5.5-6 метровых акул. Опять же, так как белые акулы - это никакие не специалисты по поеданию жирными тюленей, не стоит думать, что люди приходятся им не по вкусу. Акула съест любое доступное для нее мяса, это оппортунистический хищник: в желудках у белых акул находили двустворчатых моллюсков, сельдь, мелких кальмаров, морских черепах, крыс, останки неидентифицированных наземных животных, в одном случае даже нашли 1.2-1.5 метрового австралийского узкорылого крокодила. Эти животные отнюдь не менее "аппетитны" чем люди, но белые акулы с удовольствием поедают их. В конце концов, тот же белый медведь - куда больший специалист по жирной пищи. Но это не мешает ему рассматривать людей в качестве еды... И даже если не зацикливаться на низкой фатальности нападений акул на людей, то те же тюлени, как правило, тоже выживают после укусов акул. Проще найти фотографии раненых акулами тюленей, залечивающих повреждения на пляже, чем найти случаи удачного хищничества белых акул на взрослых ластоногих. Белые акулы - это не охотники на крупную добычу, и они не подавляют сопротивление даже относительно небольших жертв.
Поэтому я не думаю, что  гребнистого крокодила возникнут какие-либо проблемы с умерщвлением примитивной и откровенно пугливой белой акулы. Ведь было зафиксировано множество удачных нападений крокодилов на самых разных акул. Гребнистые крокодилы крайне агрессивны - самцы, защищающие пищу или территорию, нередко бросаются даже на вертолеты (казалось бы, очень "страшные" из-за шума и размеров незнакомые объекты) рейнджеров. Но что самое главное - в отличии от акул крокодилы регулярно дерутся друг с другом и умеют подавлять сопротивление даже крупной и хорошо вооруженной жертвы (ведь известны удачные нападения крокодилов даже на больших кошек). Они спокойно справляются с крупными животными и некоторые индивиды в чайных болотах Австралии даже специализируются на добычи взрослых азиатских водяных буйволов. Белая акула и гребнистый крокодил - это, скажем так, животные из двух совершенно разных "лиг", не смотря на весовое превосходство акулы.

www.youtube.com/embed/u65fCjCOmaM?wmode=opaque

Так что я предлагаю усложнить вопрос: что будет если поместить в один бассейн плезиозуха, плезиотилозавра, лиоплевродона, крупного гребнистого крокодила и матерого самца моржа?

14
0

И что сделает матёрый морж всем этим товарищам?

0
Ответить

Конечно, в этом случае он не будет приоритетным бойцом. Но из морских млекопитающих такого размера только морж что-то да и сможет сделать:

"Едва ли можно говорить о сколько-нибудь серьезной пищевой конкуренции между моржами и белыми медведями, даже если учитывать то обстоятельство, что моржи время от времени тоже кормятся падалью - например, трупами китов. В голодные месяцы полярной зимы китовые туши - основная пища для всех обитателей Арктики, начиная от чаек и воронов и кончая песцами, волками и медведями. Роберт Браун отмечает, что желудки моржей, убитых неподалеку от освежеванных китовых туш, неизменно набиты китовым мясом. Моржи иногда даже убивают мелких кольчатых нерп,- как мы уже знаем, основную добычу белого медведя. Вполне возможно, что они не гнушаются и морскими зайцами. Педерсен утверждает, что тюлени боятся моржей и избегают мест их залежек. Фрейхен говорит о том, что стада моржей обычно изгоняют тюленей из заливов, где они проводят летние месяцы.
У нас нет основания не верить рассказам о том, как севернее Баффиновой Земли эскимосы ловят моржей на краю льдин; они опускают в воду кусок тюленьего жира в надежде, что морж, привлеченный приманкой, схватит ее и попытается утащить под воду; но поскольку морж не может съесть кусок под водой, он должен вытащить его на лед, и вот тут-то он становится добычей охотника. Говорят, что, заметив черные пятна - тюленей, лежащих на льду, моржи проламывают лед снизу, чтобы добраться до них. По свидетельству Педерсена, морж нарочно долбил льдину, пытаясь расколоть ее под ногами человека. Эскимосы из Гудзонова пролива рассказывают, что осенью, когда они выслеживают моржей у лунок, моржи, заметив место, где стоит охотник, ныряют и затем начинают ломать под ним лед.
Фредерик Джексон, проживший около четырех лет на юго-востоке Земли Франца-Иосифа в конце прошлого века, а также один из спутников Хейг-Томаса подверглись нападению моржа прямо на льдине: морж высунулся из воды и пытался ударить бивнями. К. Коллевей, участник немецкой экспедиции, высадившейся на северо-западном берегу Гренландии в 1869 году, писал: "Мы с трудом пробирались по тропе среди предательских ледяных полей и вдруг увидели моржа: он проломил снизу лед совсем близко от нас и напугал нас своим неожиданным появлением. Мы побежали со всех ног, но морж не оставлял нас - с огромной скоростью он плыл за нами под водой, ломая лед у нас под ногами. Мы пустились врассыпную, перепрыгивая через тонкую корку льда, которую то и дело пробивал альпеншток. Громкое шуршание и хлопанье ласт чудовища сопровождали нас на всем пути, пока наконец мы не выбрались на старый лед, где преследователь оставил нас в покое".
Если вдруг группа людей с судна вспугнет тюленя и моржа, лежащих на льдине недалеко от лунки, то морж, который на суше передвигается быстрее тюленя, первым доберется до спасительной продушины. Но вместо того чтобы мирно обойти тюленя, морж нарочно ударит его бивнями по спине; это неожиданное проявление агрессивности, безусловно, есть следствие страха. Обычно моржи охотятся за тюленями в воде. Педерсен дважды видел, как морж преследовал и затем убил молодую кольчатую нерпу. А эскимосы с берегов залива Камберленд говорили Гантцшу, что не раз наблюдали, как моржи ловили тюленей в воде, хватая их ластами и потом закалывая бивнями. То же самое рассказывают и эскимосы из Понд-Инлета.
В бассейнах Нью-Йоркского аквариума постоянно проводят измерения скорости, с какой плавают моржи разных возрастных групп. Максимальная бросковая скорость не превышает 7-9 километров в час, а нормальная крейсерская составляет всего три с небольшим километра. На воле моржи делают 10-13 километров в час, а самый медлительный из тюленей - не менее 15-20 километров. Поэтому неудивительно, что моржи охотятся только за молодыми тюленями. Однако, допуская, что в море моржи плавают значительно быстрее, чем в бассейне (а нам известно, что они нагоняют даже быстроходных белух), все же нельзя не признать, что тюлени в воде гораздо подвижнее моржей. Поэтому, охотясь на тюленей, морж, подобно медведю, плывет на спине и ныряет под тюленя в тот момент, когда тюлень высовывает голову из воды, чтобы подышать. Обхватив его ластами, морж наносит удар бивнями, раскраивая тюленю грудь. Затем, держа свою добычу ластами точно так же, как моржиха держит щенка, морж-самец плывет с ней к ближайшей льдине, выбрасывает тушу на лед и вылезает сам. Там он вспарывает тюленя бивнями и с жадностью заглатывает большие куски кожи с жиром. Вполне возможно, что он использует для этой операции свои вибриссы. Наблюдения показывают, что в неволе морж, отдирая куски мяса от тюленьей туши, помогает себе вибриссами. Особенно моржи любят лакомиться мягким тюленьим жиром: небольшое расстояние между бивнями, сидящими по обе стороны его пасти, не позволяет ему глотать большие куски мяса. Поэтому неудивительно, что большая часть тюленьей туши оказывается нетронутой. Впрочем, как-то Педерсен обнаружил в желудке моржа целый ласт.
В те месяцы, когда появляется особенно много полярной трески, моржи иногда ловят и эту рыбу, врезаясь в косяки и поедая ее в больших количествах.
Моржи-хищники все же явление аномальное и довольно редкое. Фей считает, что в Беринговом и Чукотском морях едва ли на тысячу моржей приходится один самец-хищник. Но все же они существуют и встречаются гораздо чаще, чем это принято думать. В желудках моржей не раз находили молодых нарвалов, а также шкуру и жир кита. Есть даже единственное свидетельство о том, как два моржа с двух сторон атаковали кита, который защищался хвостом. Судя по всему, киты избегают заходить в воды, где есть моржи. Известный полярный мореплаватель начала XIX века Уильям Скорсби-младший наблюдал много раз в Норвежском и Гренландском морях, как моржи пожирают нарвалов. Эскимосы из пролива Симпсон рассказывали Уильяму Шватке, что моржи часто нападают на морских свиней. Англичанин Роберт Грей, шкипер китобойного судна, заходившего в воды Норвежского моря в 1890 году, писал: "Стоя на мостике, я заметил в темной воде какой-то предмет, над которым кружили птицы. Спустив шлюпку на воду, мы увидели, что это нарвал, сплошь покрытый ранами; брюхо у него было почти выедено. Виновник преступления;- огромный морж, спокойно спал неподалеку на обломке льдины".
За двенадцать лет до этого сообщения отец Грея, судно которого находилось в Гренландском море в 275 милях от побережья Шпицбергена, записывает в судовом журнале: "Продвигаясь на север через ледяные поля и дрейфующие льды, сегодня утром я увидел впереди какой-то предмет, который поначалу принял за древко ручного гарпуна. Вода вокруг него была маслянистой, а рядом сидело несколько птиц. Сперва я подумал, что это мертвый кит, но затем разглядел, что это бивень нарвала. Когда мы подошли ближе, я заметил около него в воде что-то бурое и гадал некоторое время, что бы это могло быть. Однако вскоре я понял, что это морж, крепко вцепившийся в нарвала.
Когда мы подошли совсем близко, я послал две шлюпки и приказал бросить ручной гарпун в нарвала и выстрелить из гарпунной пушки в моржа. Удар первого гарпунера пришелся у самого носа моржа. Морж рассвирепел и выпустил нарвала, который тут же начал тонуть. Моржу явно не хотелось расставаться с добычей, и, нырнув, он вытащил нарвала на поверхность. Обхватив его ластами, он снова вонзил в него зубы.
В это время подошла вторая шлюпка, гарпунер выстрелил из пушки прямо в шею моржа, и тот, наконец, выпустил нарвала. Морж довольно далеко тащил по ветру шлюпку, пока выстрел из ружья в затылок не прикончил его.
Осмотрев туши, мы обнаружили, что у нарвала отсутствуют внутренности, и большая часть брюха съедена или разодрана моржом, который разборчиво выбирал куски, очевидно, потратив немало времени на трапезу. Он объел жир с кожи так чисто, будто ее выскребли ножом. Нарвал был убит недавно, в смертельной схватке морж изранил его клыками от носа до хвоста. Сам же морж был целехонек. На нем был слой жира в три дюйма толщиной, а желудок оказался набитым тюленьей кожей и кусками мяса только что съеденного нарвала. По нашим приблизительным подсчетам, в желудке его находилось не менее пятнадцати галлонов ворвани.
Нарвал имел в длину около четырнадцати футов, не считая бивня, и девять футов в обхвате. Длина бивня равнялась пяти футам.
Морж был длиной одиннадцать футов, а в обхвате имел девять футов десять дюймов.
Как, спрашивается, ухитрился морж удержать такого мощного зверя, как нарвал? Нарвал в родной стихии чувствует себя гораздо свободнее, чем морж, и может уйти с засевшим в нем гарпуном, размотав стосаженный китовый линь.
Вот единственное объяснение, какое я могу придумать: морж застал нарвала во время сна, нырнул под него и, всадив бивни в брюхо, обхватил его ластами. В таком положении мы и нашли их, с той единственной разницей, что морж теперь оказался сверху"."

Источник (в целом, очень интересная книга, советую почитать).

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью