Почему люди плакали, когда умер Сталин?

28132
14
1
20 августа
18:15
август
2015

Объясню на примере своей семьи. Мой прадед умер в 1953-м. Как и Сталин. Дед тогда постоянно повторял: "в один год двух отцов потерял". Так он говорил до 56-го, а именно до публикаций материалов XX-го съезда.

Репрессированных в его семье не было, были некие родственники, о которых вслух никогда. Друзья толком ничего не рассказывали. Если чьему-то отцу или мужу давали десять лет без права переписки, то об этом старались не распространяться: ну нет у половины одноклассников отцов и нет. Война все же. Даже внутри семей репрессированных и раскулаченных об этом старались не говорить. А когда Сталин заявил, что сын за отца не отвечает - это уже было сигналом максимально дистанцироваться от своих репрессированных родственников. Предательства в семье были в порядке вещей - не случайно героем подрастающего поколения стал Павлик Морозов.

Репрессии и раскулачивание до 1956-го года не то чтобы были на слуху. И если тебя и твоей семьи это напрямую не касалось, то да - ты мог и не знать. А если и знал, то, вполне вероятно, старался дистанцироваться. Вырабатывалось некое оруэлловское двоемыслие.

Мой дед до конца жизни уверял, что когда из газет узнавал о процессах над врагами народа, то боялся врагов народа, а не Сталина.

После XX-го съезда все встало на свои места. И дело было не в выступлении Хрущева и не в том, что развенчали культ личности, а в том, что люди вокруг вдруг заговорили. Те, кто до этого молчал или врал о репрессированных родственниках, стали пытаться их реабилитировать. Вышли миллионы политзаключенных. Мой дед стал узнавать, что родственники, о которых ему почему-то никогда не рассказывали, были выселены по доносу соседей, что у многих друзей не было отцов не из-за войны, а из-за ежовщины.

И это раз и навсегда поменяло его отношение к Сталину. Но это было уже только в 56-м.

Ну и давайте не забывать: сталинская эпоха - это не только расстрелы, доносы, Колыма и голодные смерти в деревнях. Позволю привести цитату из "Факультета ненужных вещей" Домбровского:

"Когда по северным лагерям Востока и Запада пронесся ураган массовых

бессудных расстрелов. Обреченных набивали в камеру, но их было столько,

что иные, не дождавшись легкой смерти, умирали стоя, и трупы тоже стояли. В эти самые годы особенно пышно расцветали парки культуры, особенно

часто запускались фейерверки, особенно много строилось каруселей,

аттракционов и танцплощадок. И никогда в стране столько не танцевали и не

пели, как в те годы. И никогда витрины не были так прекрасны, цены так

тверды, а заработки так легки.

Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек, -

пели пионеры, отправляясь в походы. "Каждый молод сейчас в нашей юной

прекрасной стране", - гремел оркестр на гуляниях. И многие этому

действительно верили. Лозунг "Жить стало лучше, товарищи, жить стало

веселее" стал государственной истиной, основой, аксиомой нашего

существования. ".

И те, кто, как мой дед, не видели изнанки сталинской жизни, вполне могли быть счастливы в те годы.

287
3
январь
2016

В дополнение к очень хорошему посту от Yuri Parsamov стоит перечислить следующие причины.

1. Культ личности, который насаждался пропагандой (часто довольно безвкусно и пошло). Вместе с тем принцип историзма заставляет нас попытаться воспроизвести образ мышления человека именно сталинской эпохи. И здесь мы сталкиваемся с многомерной картиной, которую нельзя объяснить только страхом или невежеством населения. Как афористично сказал М.А. Шолохов, «был культ, но была и личность». Посему пункт два.

2. Вне всяких сомнений народ оплакивал Верховного Главнокомандующего во время Великой Отечественной войны. Большая часть населения ясно или подсознательно понимала, что нацизм был самой страшной угрозой российской государственности за всю ее историю: планы Гитлера предусматривали завоевание европейской части СССР в качестве «жизненного пространства» для немцев, а с местным населением, по словам самого фюрера, предстояло обойтись как с «индейцами». Если расшифровать, речь шла о геноциде 30 миллионов человек, угоне «остарбайтеров» на принудительные работы в Рейх, тотальном ограблении страны (как говорил Герман Геринг на заседании экономического штаба «Восток» перед войной, «я намереваюсь грабить и грабить эффективно»). Все эти планы начали воплощаться и были в тяжелейшей борьбе сорваны Красной Армией. Таким образом Сталин с большими основаниями воспринимался как лидер, который сумел спасти страну от уничтожения.

Безусловно, как руководитель государства он допустил много ошибок и просчетов и несет ответственность за трагические поражения 1941-1942 годов. С другой стороны, было очевидно, что в ходе индустриализации Сталину удалось создать промышленный потенциал, который выдержал нацистское вторжение. Танк Т-34 или «Катюша» не были поставлены по ленд-лизу, они явились результатом длительной научной, конструкторской и военной работы в СССР, которая велась задолго за 22 июня. Этот очевидный факт не давал обвинить Сталина в том, что он полностью «проспал» приготовления Гитлера.

Кроме того, в пользу Сталина как Верховного Главнокомандующего говорили такие общеизвестные вещи, как его мужество осенью 1941 года, когда он не бежал из Москвы и воодушевил войска выступлением на параде 7 ноябре 1941 года. Также в народе было известно, что все три сына Сталина (два родных и один приемный) не отсиживались в тылу, а были на фронте, на передовой. Все эти штрихи вписывались в представления людей о достойном поведения лидера во время Отечественной войны.

3. Именно в сталинскую эпоху в полную силу заработали созидательные социальные механизмы советского строя, о которых нет смысла умалчивать. Была окончательно ликвидирована неграмотность населения, введено всеобщее обязательное семилетнее образование, создана система бесплатных кружков и секций и беспримерный культ книги, чтения и науки. Героями 1930-х годов были не только фигуры, сделанные пропагандой, но и те, кто героизации заслуживал на все сто: полярные исследователи, летчики-рекордсмена, ученые-новаторы вроде академика Павлова и К.Э. Циолковского. Интересно про этот феномен написал Дмитрий Быков в лекциях по советской литературе: «Мы представляем тридцатые годы царством страха, и так оно и было, — но всякая насыщенная эпоха многокрасочна: наличествовала и эта краска — юные запойные читатели, конструкторы самодельных приемников, отмечавшие по карте маршруты челюскинского и папанинского дрейфа; героями этой эпохи были не только Ворошилов и Вышинский, но и Шмидт, и Кренкель, и Ляпидевский». Кроме того, по формулировке того же Быкова, «слова хозяев дискурса не так расходились с делами»: госпропаганде было на что опереться. Скажем, в 1936 году (при личном участии Сталина) был создан «Союзмультфильм». И если вы посмотрите полнометражную анимацию того времени – вроде «Ночи перед Рождеством», «Аленького цветочка» или «Золотой антилопы», то убедитесь, что они ничуть не уступают диснеевским аналогам. Для того времени это был прорыв. Другой пример: именно при Сталине сложился современный ритуал празднования Нового Года. Во-первых, именно при нем была реабилитирована и вошла в каждый дом новогодняя ёлка. Во-вторых, именно Сталин впервые сделал 1 января выходным днем, и стали возможными долгие ночные застолья в новогоднюю ночь. Такие детали наполняли эпоху и позитивным контекстом.

4. Частью населения и даже интеллигенции Сталин воспринимался как лидер, который сумел пресечь революционные перегибы, разгромить левых радикалов и вывести СССР на путь традиционной национальной политики, слегка прикрытой марксистской риторикой. В пользу этого говорила реабилитация героев дореволюционной истории (Петра Первого, Суворова, Кутузова и других, пышное всесоюзное празднование 100-летия со дня гибели А.С. Пушкина, принципиальное возобновление преподавания история в школах), возвращение погон и офицерских званий в армии, послабления для Церкви, сделанные в годы войны и даже возвращение некоторых исконных географических названий (так, многие улицы Ленинграда с 1944 года стали называться по-дореволюционному, например, проспект 25-го октября в Ленинграде – снова стал Невским). В советской пропаганде дореволюционная Россия перестала изображаться царством мерзости и деспотизма. Это примиряло со Сталиным некоторую часть «бывших» и интеллигенции.

5. Сейчас в это трудно поверить, но в 1930-е механизмы репрессий, особенно Большого террора, были неочевидны (сразу скажу, что окончательной ясности в этом вопросе нет по сей день, хотя активная роль Сталина не подлежит сомнению). Дело в том, что 1937-му году предшествовал некоторый период либерализации. В частности, был отменен дискриминационный характер первой «ленинской» Конституции, который налагал социальные ограничения на представителей эксплуататорских классов (официально – лишал их избирательных прав, неофициально – лишал возможности занимать некоторые должности, их детям поступать в вузы и т.д.). В середине 1930-х годов понятие «лишенца» было упразднено, и все население СССР, по новой «сталинской» Конституции, наделяли избирательными правами. Таким образом часть общества воспринимала Сталина как социалиста-реформатора, а последовавшие репрессии как попытку влиятельных левых радикалов взять реванш, либо как попытку НКВД (Ежова и его ставленников) захватить власть в стране (такая точка зрения отражена, например, в дневниках очень независимо мыслящего ученого, академика Вернадского).

6. Население СССР составляло около двухсот миллионов человек. Научно подтвержденные цифры арестованных по политическим мотивам в период с 1921 по 1953 год (опубликованы доктором исторических наук В. Земсковым) – это 4 млн. Расстреляно около 800 000. Среди этих людей, особенно в годы Большого террора, было много невиновных, которые случайно попали в жернова, и сами по себе эти цифры огромны. Однако относительно общего населения страны эти цифры не столь велики, как умозрительно полагал, например, А.И. Солженицын. Палачей это не обеляет, но доказывает, что значительной части населения репрессии не коснулись и позитивные аспекты сталинской эпохи были для нее на первом месте.

78
3
март
2016

Естественно, люди плакали: в Германии, если бы ситуация сложилась по-другому, более мирно, люди бы так же плакали после смерти Гитлера. Если людей приучают к тому, что ими правит Господь Бог, и он правит достаточно долго, и их приучают к тому, что он Бог, потому что он абсолютно безошибочен и безукоризнен, любит свой народ, делает всё ради него, в него начинают верить действительно как в Бога, не представляя жизни без него. Для людей это уже не просто живой человек, и если он уходит, люди страшно пугаются, потому что не понимают, что же будет дальше, как же они без него, без него жизнь-то невозможна! К тому же сам факт его ухода кажется им невероятным, потому что Бог не может умереть — он вечен. Это они будут рождаться, жить, любить, умирать, а он будет жить, жить и жить при следующих поколениях — потому что он Бог.

Именно это сочетание шока (оттого что Бог может уйти) и страха (как же жить теперь без него, «на кого же ты нас покинул») оказывает страшнейшее, мощнейшее эмоциональное воздействие на людей, причем независимо от их возраста, пола и даже образовательного уровня. И конечно, это вызывает шок у подавляющей части страны; нужно иметь очень независимые мозги, чтобы не поддаться этой панике. Так что это вполне естественная реакция на подобное событие. Это естественная реакция для такой страны при уходе такого человека. Естественно, если нормально избранный президент, который в назначенный срок должен уйти со своего поста согласно Конституции, в какой-то момент умрет, такого шока не будет. Его может быть жаль, кто-то будет сочувствовать его семье, кто-то будет жалеть себя, мол, его любили, за него голосовали, его выбирали — но это будет совершенно другая реакция. А здесь это уход Бога. Нечто совершенно другое.

24
0
показать ещё 12 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта