Anton Markov
сентябрь 2017.
4029

Расскажите о вашей службе в армии России. Что было самым сложным для вас?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
7
1 ответ
Поделиться

В армию я пошел летом. Пошел неохотно, но решил для себя, что все, что это не так уж и трудно. раньше вообще 2 года служили.
Рано утром нас привезли учебку. Проходя кпп, кинул последний взгляд на гражданку, которая виднелась сквозь решетку клетки. И войдя в часть я понял: этот год будет тянуться вечность.
Попал я в учебку на уже умирающий курс военного повара. Было трудно. Очень. Уставщина совмещалась с дедовщиной, рабочки было крайне много (бывало, позавтракав мы сразу же отправлялись что-нибудь строить или чинить и так и работали до отбоя), иногда не по погоде. Форма была старая и потасканная, плащ-палатки годов 80-х, сигареты в части не продавались.
Утро начиналось с зарядки. Полчаса активных упражнений на ноги - и они превращаются в вату, даже спустя три месяца. Далее утренний осмотр, во время которого не редко занимались строевой, так как кто-то плохо отбил кантик на кровати, не побрился, пришил грязную подшиву.
Поход в столовую за 2 км от нашей части. Как всегда - строевой.
Утренняя поверка, занятия. Писали мы много.  Нереально много. 2 96-листовых тетради были исписаны полностью за 4 месяца учебки. И это с учетом рабочки, так что дописывали, бывало, ночью.  Последних два месяца у нас была практика по готовке. И если в лаборатории было ничего, то на полевой точке был настоящий ад: холодно, овощи с гнильцой, полевые печки чудом работают, посуда моется начисто в ледяной воде.
дальше обед, снова строевая.У нас в плане строевой не было, но срочников сержантов не волновало. очень редко вместо строевой мы спокойно сидели в курилке и отдыхали. Чаще - занимались физо и строевой. Кроме любимчиков и подхалимов.
Дневное построение обычно кончалось рабочкой.
Ужин, строевая, постирать/пришить подшиву, прогулка, туалет, сон.
По началу все было совсем плохо, реально задумывался над тем, что бы убить себя или выколоть глаз, лишь бы поскорее свалить отсюда. Ежедневные унижения, тупые приказы (нет, даже не тупые, а наитупейшие), отсутствие отдыха как физического, так и духовного (у нас даже книги запрещены были).
А потом все просто выгорело. Как молнией ударило - и все. на все стало плевать, осталась только смертельная усталость и ожидание. Так продолжалось практически до отправки в войска. Но мой путь туда был длиннее остальных: я заболел двусторонней пневмонией.
В общем-то, если бы меня привезли в госпиталь раньше, то я бы отделался легкой формой. Может быть, даже бронхитом. Но наш начальник мед службы части, спасибо ему, запустил мой случай. Для него панацеей был мукалтин и отвар из цветов липы (когда мукалтин закончился - он был в панике). Я, в общем-то, знал, что в армии все туго с медициной, но не знал, что настолько. Лекарств тупо не было.
Спустя 10 дней меня перевезли в госпиталь с температурой 41 и двусторонней пневмонией тяжелого течения. Помню, когда шел по лестнице с мед братом, он мне сказал: "У нас с двусторонним пневмачом сразу в реанимацию кладут. А ты ничего - даже не кашляешь". Начался госпитальный месяц.
Вообще, пневмония - это армейская болезнь. У нас в палате лежал парень с пятой подряд пневмонией. Лечили меня долго и малоэффективно. Сначала обкололи пенициллином. 60 уколов. Не помогло. Перешли на цефотаксим и, вроде, отпустило.
Кормили там хорошо, кровати были мягкие и я наконец-то выспался, но и в госпитале хватало армейского бреда: больных легочными заболеваниями зимой(!) выгоняли чистить территорию. Собственно, сходив один раз на такую уборку мне и прописали второй курс уколов, т.к. снова поднялась температура в 41.
В это же время, наш призыв раскидывали по частям, где им предстояло встретить дембель. А мне несказанно повезло: я попал в программу реабилитации после тяжелых болезней и получил 21 день военного санатория. Там был рай, я даже снова ненадолго почувствовал себя человеком. Но рай закончился, я уехал обратно в учебку, откуда меня отправили в мою часть: в Москву.
Приехав в часть я подумал, что попал в рай: мыться можно было каждый день, две душевых кабинки с горячей водой. Вместо очек- унитазы. Стирать можно было в стиральной машинке. Выдали новую удобную полицейскую форму взамен моей старой пиксельной. Не было такой дикой уставщины или дедовщины: даже с полковниками можно было спокойно общаться, без формальных обращений и шутить с ними. Но это была верхушка айсберга. На полгода я попал в непрерывный наряд по кухне.
Вставал за полчаса до подъема. Ложился - на полчаса позже. Когда нужно было готовить завтрак - поднимался в час ночи и шел готовить, а спать уходил с 12 до 17. Сна катастрофически не хватало. За эти полгода я научился спать: на полу, на стульях, на столе, в шкафу, на подоконнике, в душе, на стелажах под кастрюли, на палетах из под хлеба, в линии раздачи (и такое бывало). Иногда даже засыпал за раздачей пищи.
Готовил я супы.
Нарезали-натирали мы все вручную: 12-ти литровый мармит лука, моркови (ручной теркой, кривой и тупой), 2 полтинника (50-литровая кастрюля) картофеля. Если щи или свекольник - добавлялась нарезка капусты и терка свеклы. За обедом готовился ужин.
Нас было 7 поваров срочников и готовили мы на 400 человек. Ну как, готовили: 3 повара не делали ничего и за это им ничего не делали, как бы мы не жаловались начальству, как бы не пинали их - им все было по боку. Один из парней, который с моей учебки попал со мной поваром (кстати, с этим же парнем мы призвались из родного города :) ) не выдержал и подал рапорт о переводе "в строй". Переводили его 3 месяца, пока не нашли замену.
Так что распорядок дня у меня был такой:
Раздача завтрака (стоял на втором. Каши ночник готовить не умел, поэтому, они слипались и раздача для меня была ужасом)
готовлю суп.
Стою обед снова на втором.
Готовлю ужин.
Стою ужин. Уборка. Спать.
Через месяца два я не выдержал стоять на раздаче (т.к. испытывал по отношению к себе просто неприлично свинское отношение со стороны срочников и контрактников, ведь каждый считал, что именно ему я должен положить побольше) я вместо раздачи занимался мясом и рыбой. Они были нереально мороженые, на разделку уходило много времени, но, это было лучше, чем унижаться на раздаче. Кстати, поле этого эпизода моей службы я стал циником и расистом.
Трудно было на выездах, так как нужно было готовить пищу, ехать кормить в любую погоду и ехать обратно. Все это отнимало много сил и времени, так как на выезда ездил зам по тылу дивизии и постоянно к чему-то придирался и на нас за это срывались контрактники.
А когда приезжало большое начальство или управление войск, то мы не спали и вовсе, занимаясь уборкой всей кухонной техники до зеркальной чистоты.
Самые жесткие дни выпали на новый год и на 9 мая. Мы вдвоем со старшим поваром готовили обед и ужин, стояли на раздаче, а один из нас еще и ходил в ночь - остальные ездили на выезда.
Из-за двусторонней пневмонии, схваченой мною в учебке, я периодически ложился в мпп с температурой 40, совершенно обессиленный и уставший. Из лекарств там было.. ничего. Вот буквально ничего. Даже йода или перекиси не было, даже бинтов. Так что лечился я сном. Удивительно, что вообще выжил.
Еще, на кухне очень страдают руки: постоянно порезы (иногда срезали себе куски мяса), ожоги от воды и электроплит или горячих мармитов, ушибы.  
Так продолжалось, пока не приехали слоны - новый призыв из учебки. Тогда я перешел на салаты и спал сколько влезет до дембеля. Было это полтора месяца, но все полтора месяца я на стенку лез от скуки и ожидания, считая не то, что минуты - секунды. 100 дней до дома, 80 дней, 50 дней, 25 дней, 14 дней, космос (10 дней), светофор, дембель.
На дембель я ушел в гражданской одежде. Слишком долго я носил военную- слишком ее ненавидел.
Выйдя за забор я наконец-то испытал облегчение. Больше никаких надругательств, никакой глупости, никакого голода или недостатка сна. И еще со мной была нереальных масштабов, просто космическая усталость. И я, наконец-то, сделал то, что хотел всю службу: воткнул наушники, закурил сигарету, включил "Группу крови" и, показав средний палец примерно в окна командира полка, двинулся в сторону метро. Такого удовольствия я никогда еще в жизни не испытывал.

p.s.
Конечно, было много веселого, я приобрел какую-то организованность и просто нереальную стрессоустойчивость. Но, между тем, отдавая долг Родине, я отдал его с такими процентами, что остался без копейки чувств и уверенности в своей жизни в кармане. Современная срочная служба, в том виде, в котором она есть, приносит моральное разложение каждому интеллигентному и здравомыслящему человеку, нанося такую психологическую травму, что придется ходить к психологу, что бы снова вернуть веру в адекватное человечество

41
0

Все как и у меня дружище , за исключением госпиталя , я ангину лечил кипяточком и представь -- прошла

+1
Ответить

Что-то об этом не предупреждали, когда я у родины в долг брал

+2
Ответить

"Возмутительно! Молодеж не хочет идти в армию!" - дайствительно, с чего бы это?..

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью