Евгений Пятаков
август 2017.
253

Как должна вести себя жена, чтобы муж, изначально воспитанный как "настоящий рыцарь и джентельмен", быстро поевратился в обычного "грубого мужлана"?

Ответить
Ответить
Комментировать
6
Подписаться
0
2 ответа
Поделиться

Если такое чудесное превращение случилось, то... Ну, гестапо или НКВД может, конечно, сломать почти(?) любого в своих застенках. Тоталитарная секта или тоталитарное государство способно "промыть мозги" и создать у человека "культовую личность" (но уже далеко не со всяким получится). - Но у жены нет возможностей гестапо или тоталитарной секты. Она не может "переделать" всерьёз, во всяком случае без активного желания мужа.

Так что тут можно говорить только о том, что они ВМЕСТЕ делали. Сперва МЧ танцевал некий танец с мамой, и в нём раскрывался вот такой, Блаародной стороной. А потом стали танцевать с женой, - и раскрылась другая его сторона, - именно не как следствие действий жены, где он в страдательно-пассивном положении, - а они ВМЕСТЕ вот так танцуют, вместе раскрывают другую его сторону.

Но это та грань, которая и была уже.

Это как, извините, в армии, когда какой-нибудь мученик восклицает: "Вы меня все зае...!" - на это стандартный и точный ответ: "Ты сюда зае... пришёл!" Ещё раз извините; но уж очень в тему...

10
Прокомментировать

Никак. Почти никак. Стереотипно. "Настоящие рыцари" и "джентльмены" - это маска, за которой скрывается заурядный мечтатель--носитель гегемонной маскулинности. Который так или иначе доминирует и изначально воспринимает женщину как слабое и зависимое существо, не способное к самостоятельности. В любой момент он может сбросить маску - и обнажить хтоническую брутальность, того самого "грубого мужлана", который всё равно чувствует власть и транслирует свои амбиции на окружающих.

Большинство социальных ролей мужчин и женщин, большинство различий в этих <гендерных> ролях априори искусственны и возникли в условиях гигантского гендерного неравенства и слабо развитой медицины: у женщин не было ни гражданских, ни имущественных прав, мужчины практически поголовно несли воинскую повинность, контрацепции почти не было, а положение женщин было особенным просто потому, что только они способны дать новую новую жизнь. "Рыцаря" и "джентльмена" от "мужлана" отличало только то, что первые двое вели относительно светский образ жизни и в силу своей зажиточности регулярно появлялись на светских мероприятиях. Поэтому они нарочито трепетно защищали женщин, опасаясь осуждения за рукоприкладство и прочие грубости. Вдобавок могли позволить себе прислугу и гувернантов(ок) для детей. А за закрытыми дверьми разницы между благородным мужем отечества и вон тем забулдыгой женщины почти не ощущали - и подвергались не меньшему террору.

Ведь маскулинный мужчина смотрит на женщину через фемининную оптику, через искусственную разницу в поведении, мышлении и так далее, которую в консервативном обществе высказывают по поводу мужчин и женщин.

Это не отношения двух людей. Не конфликт двух людей. Это диалектика вымышленных "мужского" и "женского" миров, где у каждого - своя логика и своя же оптика, как будто полушария мозга встроены в гениталии.

И в таком королевстве кривых зеркал мы смотрим на мир, на свой пол и на другой пол, ранжируя качества, привычки и черты характера на "мужские" (маскулинные) и "женские" (фемининнные) и пристыживая людей за то, что М ведёт себя как Ж ("чё ты как баба, пидор, что ли?!", "размазня, слюнтяй, яиц нет"), а Ж - как М ("конь с яйцами", "перевелись нормальные мужики", "сила женщины в её слабости"). Делая акцент на гендерные стереотипы и на те самые идеалы "настоящего мужчины / настоящей женщины".

Когда эти два "одиночества" соприкасаются, то неминуема катастрофа, ибо рано или поздно один из них начнёт уповать на гендерные программы, на "мужское" или "женское" воспитание. Мужчина приписывает женщине исключительно фемининные свойства, женщина начинает требовать от него подтверждения маскулинности, возмущаясь или негодуя. Мужчина вспоминает о том, что у него есть некая власть и пытается угомонить пассию.

Эта схема имела смысл в 19-м веке, когда людям жилось не в пример труднее.

В веке 21-м иррациональным гендерным стереотипам место на свалке. Рядом с "рыцарями" и "джентльменами".

Сильным и слабым может быть любой человек, помыть посуду, сделать уроки с детьми, расплатиться в ресторане, выстрелить из пистолета и так далее - тоже любой. Не надо ссылаться на дедовские устои: "Я же ж женщина, я хочу, чтобы ты сделал мне приятное, поухаживай за мной, будь мужчиной" / "Ты же женщина, женщина нуждается в надёжном мужчине, который будет заботиться о ней и о будущем семействе, я мужчина видный и претенциозный, прими вот этот букет, а завтра я заказал столик в гастробаре на площади".

Не гениталии определяют наше сознание.

И пока мы эту сермяжную истину не поймём, так и будем притворяться "мужчинами" или "женщинами", не понимая друг друга.

Аналогично, и ответ на вопрос "Как должен вести себя мужчина, чтобы скромная женщина из порядочной семьи стала шлюхой и "обычной стервой"?" будет таким же.

Владимир Бородинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
7
Прокомментировать
Ответить