Jean Claude
август 2017.
94

Как у Трампа дела с большим жюри?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

 «Большое жюри» работает в обстановке секретности, поэтому о его работе практически ничего не известно. Секретность необходима, с одной стороны, для защиты репутации подозреваемого (-ых), а с другой – для обеспечения возможности свидетелям свободно говорить.

Известно вот что.

Специальный следователь (пока ещё не прокурор) Мюллер сосредоточил основной объём своей работы на выявлении возможных финансовых связей Трампа и его окружения с россиянами.

Объём развединформации, которую ЦРУ и АНБ передали ФБР для проведения следствия, трудно по американским законам ввести в оборот в качестве доказательной базы без предъявления обвинения. «Сговор» (collusion) у американцев не считается преступлением. Поэтому Мюллер хочет зацепиться за то, что считается преступлением – неуплата налогов, отмывание денег, искажение отчётности и т.п.

Сейчас идёт сбор и анализ финансовых документов от Манафорта, Кушнера, Флинна, Пейджа и др. Это кипы документов по десяткам, если не сотням компаний. Видимо, не все документы отдаются добровольно, что показал недавний обыск, проведённый ФБР в доме Манафорта в г.Александрии (штат Вирджиния – это пригород Вашингтона).

Вся эта работа займёт, как минимум, несколько месяцев, а может быть, и лет.

Мюллер создал очень сильную команду своих помощников с большим опытом подобных расследований. Да и сам Мюллер в бытность свою прокурором, ещё до того, как он стал директором ФБР, специализировался на раскрытии схем обмана в банках.

Итоговые варианты могут быть следующими:

1. "Большое жюри" может счесть, что оснований для предъявления обвинения (-ий) нет, но спецследователь, тем не менее, всё равно может такое обвинение предъявить - для этого ему предварительно потребуется убедить судью, что основания есть.

2. В случае, если"большое жюри" сочтёт, что основания для предъявления обвинения (-ий) есть, то спецследователь передаёт дело непосредственно в суд. 

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
7

Collusion collusion'у рознь, как говорится. Если был collusion по поводу взлома DNC, и Трамп был в курсе - тогда вполне себе преступление. Да и потом, для импичмента достаточно уже одного obstruction of justice. 

А разве между special prosecutor и special counsel есть разница? Это же вроде бы одно и то же

0
Ответить

Совершенно верно. У ФБР - и Мюллера - есть технические записи различных разговоров окружения Трампа, а, может, и его самого, с различными россиянами, как офоциальными, так и неофициальными. Но с этим нельзя прийти в суд - нужно дело по конкретному нарушению. Легче найти в финансовой сфере. Это более устойчивое основание для суда. А тогда уже будут предъявлены все те доказательства, которые были получены теническим путём. И возникнут обвинения во лжи и препятствовании правосудию. Ведь Трамп неоднократно публично заявлял, что никаких связей и сделок не было ни у него, ни у кого из его окружения. Финансовые трансакции и сделки могут показать обратное. На этом фоне прослушивания довершат мозаику.

Самый большой интерес там представляет не его налоговая отчётность, а документы, относящиеся к займам, сделкам купли-продажи и "схемы".

Special Counsel - это на этапе предварительного расследования.

Special Prosecutor - это на этапе, когда уже есть серьёзные основания возбудить дело.

Мюллер может и не стать Special Prosecutor, а просто передаст дело в суд.

0
Ответить

Не знал, что есть записи разговоров, это интересно. Вообще интересно, сколько ещё мы из всей этой истории не знаем. В целом да, наверно финансовые истории могут подкрепить статьи импичмента. А вот obstruction of justice - это точно. Perjury сюда не приплетёшь, он врал на телевидении, в газетах и твиттере, это не perjury, оно только распространяется на показания под присягой. В любом случае, это политика, к праву мало отношения имеет. Вот если его позовут в Конгресс давать показания, это другой разговор будет. 

По-моему всё-таки special counsel и special prosecutor - это одно и то же. В Уотергейте сходу был special prosecutor. Потом после Никсона его стали называть independent prosecutor, когда приняли Ethics in Government Act, они расследовали Iran-Contra и Клинтона, а потом эту тему аккуратно свернули, и теперь он называется special counsel. Но по-моему это всё одна и та же история.

0
Ответить
Ещё 2 комментария

Нет, special counsel и special prosecutor - это темы разные. Counsel для этапа следствия. как сейчас у Мюллера. Точнее, это даже доследственная проверка, но, наверное, по-русски всё равно его можно назвать следователем. Prosecutor - это когда основания для предъявления обвинения очевидны. Вот в Уотергейте был именно special prosecutor, потому что его назначили, когда был очевиден взлом - уголовное преступление. 

И ещё разница между ними в том, кто их назначает: special counsel'а назначает министр юстиции или его заместитель, а special prosecutor'а назначает Конгресс.

Но, в принципе, там да, одна история, и возможно, действительно, в связи с этим Актом их "объединили"  теперь это только special counsel.

Кстати, насчёт collusion - это термин более, такой, морально-этический, не подпадающий под закон, но зато есть conspiracy - а вот это это уже уголовщина.

У меня впечатление, что из того "меню", что у него уже есть и ещё появится, Мюллер выберет наиболее удобную, в смысле устойчивую в суде, тему для обвинения. 

0
Ответить

Так, я себе запишу, как-нибудь где-нибудь найду почитать про counsel и prosecutor. 

По статьям импичмента всё равно всё будет решать Judicial комитет, они же голосуют за конкретные статьи импичмента. Мюллер скорее всего им выдаст всё, а там дальше будут выбирать наиболее неоспоримые доказательства, если республиканцы до этого дойдут. 

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить