Julia Varshavskaya
август 2017.
244

Стимулом для развития любого телеканала является здоровая конкурентная среда. Как развивается «Дождь», если в России почти нет других оппозиционных каналов?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Здесь я не могу согласиться. Три года назад у нас действительно не было конкурентов. Были, конечно, попытки создать «Kontr TV» и «Коммерсантъ TV». И если первых мы вообще не рассматривали как конкурентов, но на Коммерсантъ мы очень надеялись, потому что понимали, как нам нужна конкурентная среда. Потом, когда были все эти мытарства с подпиской, я не обращала внимания на конкурентов.

Но сейчас ситуация изменилась. Какие у нас конкуренты? Один из наших главных сейчас конкурентов за аудиторию и сотрудников - это «Русская служба BBC». Да, это пока не телеканал в полном смысле этого слова, но они вкладывают огромные средства в видео-контент, в развитие русской службы. Они перекупают людей за серьезные большие деньги и очень активно развивают русскоязычную площадку. У них сильная расследовательская журналистика, эксклюзивные новости, у них мощная команда, и часть моих сотрудников уже работает там. При этом они для нас не рыночный конкурент, потому что BBC - это общественная организация, перед которой не стоит задача быть коммерчески успешными.

Второй конкурент — РБК. Что бы сейчас ни говорили о грядущих на канале переменах, пока там работает очень сильная команда. Но мы с ними не в равных условиях, потому что они бьются за аудиторию, за рейтинг, за GRP, за продажу рекламы в телеэфире, а мы бьемся за подписку. И мы по сравнению с ними - иголка в стоге сена, малюсенькая. Но это тоже конкуренция – за контент, за репортажи, за аудиторию.

Третий конкурент – «Настоящее время». И там тоже мои сотрудники, и там теперь лица, которые раньше были на “Дожде”.

А еще недавно появилось RTVi — там тоже работает половина сотрудников «Дождя». И они, конечно, «играют в Дождь», даже стол срисовали, как у нас в студии. Но у них есть бюджет и возможность приглашать классных специалистов за хорошие деньги. Я их знаю и люблю, но понимаю, что это какая-то нечестная конкуренция в смысле рынка. Но все это точно не дает нам расслабиться. Мы не чувствуем себя в неконкурентной среде – наоборот, сейчас она очень жесткая.

Тем более, способы потребления изменились. Вы смотрите телепрограммы в своем телефоне, в ленте фейсбука или еще где-то. Хорошо, когда в телевизоре! Но, в целом, потребление все равно идет в интернет. И в этом смысле наш основной конкурент - YouTube. Тот же условный «Навальный LIVE» — да, это любительская история, да, она политическая, но нацелена на ту же аудиторию, что и у «Дождя».

Или появление Дудя. Дудь — это прекрасный пример конкуренции с телевидением. Если год назад мы на YouTube вообще не смотрели, думая, что это «дети какие-то», то теперь на каждой летучке рассматриваем кейсы из видео-блогов. Какие-то видео набирают по 10 миллионов просмотров, а мы смотрим на них и думаем: «Господи, кто эти люди?». Сейчас на YouTube появляется взрослый контент — и это серьезный конкурент. Но это все нас только подзадоривает, и я могу сказать, что сейчас именно это – и есть главные вызовы для «Дождя», а не политика.

У нас никогда не было задачи победить Кремль, понимаете? Более того, я не люблю слово «оппозиционный», я все время от него открещиваюсь. Да никакие мы не оппозиционные. Понятно, что относительно мейнстрима мы являемся оппозиционным. Если бы в нашей стране была реальная оппозиция и реальная власть, то не было бы вопросов по поводу появления канала с определенными взглядами. Нет проблемы в том, что в Америке появляются каналы Fox News — республиканский –или MSNBC — демократический. А вот CNN сильно проиграли, потому что долго держались на принципе непредвзятости.

Отвечая на вопрос о нашей «оппозиционности», я всегда привожу цитату Вацлава Гавела, который сказал: “Когда в стране царит ложь, любая правда становится оппозицией”. То есть мы в какой-то момент заняли позицию: рассказывать правду. На мой взгляд, не существует объективных СМИ — это миф. Есть объективный факт, есть объективность внутри журналистики «не соври, получи два источника». То есть, есть законы, по которым журналистика должна быть объективной. Но СМИ — это всегда субъективно, потому что определяется субъектом владельцем. Я — субъект, я нанимаю того или иного главного редактора с определенными взглядами, ценностями, которые соответствуют моим взглядам и ценностям. Поэтому он тоже субъект, поэтому мы тоже субъективны в подборе людей. Другое дело, что мы должны в конкретной работе сохранять объективность, не врать, не ошибаться.

Наталья Синдееваотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
12
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью