Почему бывает сложно любить двоих одновременно: Есенина и Маяковского?

1954
3
0
13 августа
22:21
август
2015

Это, конечно, смотря кому сложно.

Я знаю людей, которые обоих нежно любят, и людей, активно ненавидящих обоих (тоже ведь род пристрастия).

Исторически так сложилось, что пик официального признания Маяковского при Сталине совпал с отторжением Есенина, это определило, наверное, посмертное противопоставление, которого для современников не было.

А когда пара таких мифологических близнецов в культуре выделяется, тут уж всякое лыко идет в строку. Город и деревня, крик на митинге и песня под тальянку, кипяченая вода и горькая водка, огнестрел и веревка... список можно продолжать.

Маяковский и Есенин образовали пару вопреки разнице масштабов дарований, вопреки несоизмеримости популярности, вопреки историко-литературной правде. Теперь они всегда бессмысленно рядом, как Пушкин и Лермонтов, Толстой и Достоевский, Пастернак и Мандельштам, Ахматова и Цветаева.

Ну и выбирать в поле популярной поэзии приходится одного: либо агитатора, либо хулигана. То есть, я думаю, что сложности любви диктуются не столько индивидуальными пристрастиями, сколько партиями и жанрами, а они, в свою очередь, коренятся в истории литературной культуры.

Кстати, поглядите в google.com - как два имени упоминались в разное время в русских книгах. Очень поучительное зрелище.

Я болею за Маяковского, а вы?

22
1
август
2015

Не могу не согласиться с коллегой Лейбовым в том, что вопрос целиком лежит в сфере репутаций обоих авторов и довольно мало отношения имеет к характеру их творчества, к тому, чем, собственно, в самом деле интересны их стихи. Но, сказав это А, надо сказать и Б: в репутацию Маяковского входит не только понятие о "поэте-агитаторе", "наступавшем на горло собственной песне", но и понятие о выдающемся реформаторе стиха (в целом ряде аспектов: в ритмике, графике, рифмовке, образной сфере...). Причем именно в репутационном плане, в рамках советского массового образования, в репутацию Маяковскому направлялись достижения всего футуризма, поскольку другие ключевые авторы этого направления, будь то Хлебников, Гнедов, Гуро, Кручёных или Зданевич, по тем или иным причинам в советский литературный канон никак не попадали. В репутации Есенина такого элемента нет: напротив, его принято считать "народным" поэтом, понятным и доступным "простому человеку". И тут надо сказать, что репутация Маяковского гораздо ближе в этом отношении к действительности (хотя часть реформаторских заслуг он должен по меньшей мере разделить с некоторыми другими авторами, а кое-какие - и уступить им), чем репутация Есенина, который тоже, хотя и по-другому, был крупный поэт-реформатор. Да, ранние стихи Есенина - крестьянские-деревенские. Но это, по сути, первая в русской поэзии попытка увидеть этот крестьянский-деревенский материал глазами человека эпохи модерна: есенинские стихи про то, как кленёночек ласковой матке зелёное вымя сосёт, - это, в сущности, чистейший футуризм, который отстоит на световые годы от унылого сюсюканья "деревенских" поэтов предыдущего призыва (суриковых, дрожжиных и т.д. и т.п.). Ну, а в позднем творчестве Есенина есть такая важная вещь, как "Чёрный человек", - я бы рискнул её кратко охарактеризовать как один из наиболее убедительных (и редких) образцов экспрессионизма в русской поэзии. Так что насчёт любви - сердцу, может, и не прикажешь, но дань справедливости вполне возможно отдать и тому, и другому.

3
0
август
2015

Когда я учился в школе, то любить Маяковского было в принципе непросто, поскольку его вдалбливали со всей бессмысленной и одновременно абсолютно равнодушной силой позднесоветского времени. То есть нас формально обязывали его почитать и любить, но при этом было абсолютно очевидно, что самим учителям на него наплевать в высшей степени и ничего кроме скуки он не вызывает. Так у меня, честно говоря, и осталось, что Маяковский это великий советский поэт, которого надо пробормотать на уроке и как можно скорее забыть.

С Есениным ситуация была другая, он уже не был под запретом, но его не впихивали насильно, поэтому можно было сформировать какое-то свое отношение. У меня сформировалось восторженное в детстве и потом всё более и более равнодушное с взрослением. Сейчас он скорее приятное воспоминание об удовольствии при чтении много лет назад.

Думаю, что если бы не особенности советской школы, то я должен был бы полюбить как минимум футуристические стихи Маяковского, вместе со всеми остальными футуристами, которых я люблю, и тогда у меня было бы хорошее отношение к поэзии обоих.

2
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта