Как менялось отношение к смерти в ходе развития человеческой цивилизации?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться

За небольшими исключениями у всех времен и народов высказывались о жизни достаточно негативно, Жизнь — страдание (Будда: Шопенгауэр и др.); жизнь сон (Платон, Паскаль); жизнь — бездна зла (Древний Египет); « Жизнь — борьба и странствие по чужбине» (Марк Аврелий); «Жизнь — это повесть глупца, рассказанная идиотом, полна шума и ярости, но лишенная смысла» (Шекспир); «Вся человеческая жизнь глубоко погружена в неправду» (Ницше) и т. п.

Об этом же говорят пословицы и поговорки разных народов типа «Жизнь — копейка». Ортега-и-Гассет определил человека не как тело и не как дух, а как специфически человеческую драму. Действительно, в этом смысле жизнь каждого человека драматична и трагична: как бы удачно не складывалась жизнь, как бы она не была длительна — конец ее неизбежен. Греческий мудрец Эпикур сказал так: «Приучай себя к мысли, что смерть не имеет к нам никакого отношения. Когда мы существуем, смерть еще не присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем».

Смерть и потенциальное бессмертие — самая сильная приманка для философского ума, ибо все наши жизненные дела должны, так или иначе, соизмеряться с вечным. Человек обречен на размышления о жизни и смерти и в этом его отличие от животного, которое смертно, но не знает об этом. Смерть вообще — расплата за усложнение биологической системы. Одноклеточные практически бессмертны и амеба в этом смысле счастливое существо.

Христианское понимание смысла жизни, смерти и бессмертия исходит из ветхозаветного положения: « День смерти лучше дня рождения» и новозаветной заповеди Христа «… я имею ключи от ада и смерти». Богочеловеческая сущность христианства проявляется в том, что бессмертие личности как целостного существа мыслимо только через воскресение. Путь к нему открыт искупительной жертвой Христа через крест и воскресение. Это сфера тайны и чуда, ибо человек выводится из сферы действия природно-космических сил и стихий и ставится как личность лицом к лицу с Богом, который тоже есть личность.

Таким образом, целью жизни человека является обожение, движение к жизни вечной. Без осознания этого, земная жизнь превращается в сон, пустую и праздную мечту, мыльный пузырь. В сущности, она есть только приготовление к жизни вечной, которая не за горами для каждого. Поэтому и сказано в Евангелии: «Будьте готовы: ибо, в который час не думаете, приидет сын Человеческий». Чтобы жизнь не превратилась, по словам М. Ю. Лермонтова, «в пустую и глупую шутку», необходимо всегда помнить о смертном часе. Это не трагедия, а переход в мир иной, где уже обитают мириады душ, добрых и злых и где каждая новая входит на радость или муку. По образному выражению одного из нравственных иерархов: «Умирающий человек — заходящее светило, заря которого уже блещет над другим миром». Смерть разрушает не тело, а тленность его и поэтому она — не конец, а начало жизни вечной.

Другая мировая религия — ислам — исходит из факта сотворенности человека волей всемогущего Аллаха, который, прежде всего, милосерден. На вопрос человека: «Разве, когда я умру, я буду известен живым?", Аллах дает ответ: «Разве не вспомнит человек, что мы сотворили его раньше, а был он ничем?". В отличие от христианства, земная жизнь в исламе расценивается высоко. Тем не менее, в Последний день все будет уничтожено, а умершие воскреснут и предстанут перед Аллахом для окончательного суда. Вера в загробную жизнь является необходимой, поскольку в этом случае человек будет оценивать свои действия и поступки не с точки зрения личного интереса, а в смысле вечной перспективы.

Разрушение всей Вселенной в день Справедливого суда предполагает творение совершенно нового мира. О каждом человеке будет представлена «запись» деяний и мыслей, даже самых тайных и вынесен соответствующий приговор. Таким образом, восторжествует принцип верховенства законов морали и разума над физическими закономерностями. Морально чистый человек не может находиться в униженном положении, как это имеет место в реальном мире. Ислам категорически запрещает самоубийство. 

Отношение к смерти и бессмертию в буддизме значительно отличается от христианского и мусульманского. Сам Будда отказывался отвечать на вопросы: «Бессмертен ли познавший истину или смертен он?", а также: может ли познавший быть смертным и бессмертным одновременно? В сущности, признается только один вид «дивного бессмертия» — нирвана, как воплощение трансцендентного Сверхбытия, Абсолютного Начала, не имеющего атрибутов.

Буддизм не стал опровергать развитое брахманизмом учение о переселении душ, т. е. веру в то, что после смерти любое живое существо снова возрождается в виде нового живого существа (человека, животного, божества, духа и т. д.). Однако буддизм внес в учение брахманизма существенные изменения. Если брахманы утверждали, что путем различных для каждого сословия («варны») обрядов, жертв и заклинаний модно достичь «хороших перерождений», т. е. стать раджей, брахманом, богатым купцом и т. д., то буддизм объявил всякое перевоплощение, все виды бытия неизбежным несчастьем и злом. Поэтому высшей целью буддиста должно быть полное прекращение перерождений и достижение нирваны, т. е. небытия.

Поскольку личность понимается как сумма драхм, находящихся в постоянном потоке перевоплощения, то отсюда следует нелепость, бессмысленность цепи природных рождений. «Дхаммапада» утверждает, что «рождение вновь и вновь — горестно». Выходом является путь обретения нирваны, прорыв цепи бесконечных перерождений и достижение просветления, блаженного «острова», находящегося в глубине сердца человека, где ««ничем не владеют» и «ничего не жаждут». Известный символ нирваны — угашение вечно трепещущего огня жизни хорошо выражает сущность буддийского понимания смерти и бессмертия. Как говорил Будда: «Один день жизни человека, видевшего бессмертную стезю, лучше столетнего существования человека, не видевшего высшей жизни».

Для большинства людей достичь нирваны сразу, в данном перерождении, невозможно. Следуя по пути спасения, указанному Буддой, живое существо обычно должно снова и снова перевоплощаться. Но это будет путь восхождения к «высшей мудрости», достигнув которой существо сможет выйти из «круговорота бытия», завершить цепь своих перерождений.

Денис Вагнер-Кузнецовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
9
0

Однако буддизм внес в учение брахманизма существенные изменения. Если брахманы утверждали, что путем различных для каждого сословия («варны») обрядов, жертв и заклинаний модно достичь «хороших перерождений», т. е. стать раджей, брахманом, богатым купцом и т. д., то буддизм объявил всякое перевоплощение, все виды бытия неизбежным несчастьем и злом. Поэтому высшей целью буддиста должно быть полное прекращение перерождений и достижение нирваны, т. е. небытия.

Высшая цель буддиста - прекращение страданий, а не "прекращение всех видов бытия". Для этого необходимо искоренить желания, "жажду", в том числе и "жажду жизни". Из формулировок подобных вашей можно сделать вывод будто буддисты поклоняются небытию, что мягко говоря, является слишком смелым утверждением.

Для тех, кто в этой жизни достиг полного просветления, смерть тела влечёт за собой конец всех видов индивидуального существования, таков по крайней мере взгляд буддизма Тхеравады. Это называется "Ниббана без остатка" (anupādisesa-nibbāna). Хотя конечное достижение Ниббаны не следует считать полным уничтожением в понимании материалистов (хотя некоторые исследователи, судя по всему, именно так его и трактуют), невозможно описать её с помощью положительных утверждений. Оно не является самоуничтожением, поскольку никакого эго изначально не существовало, равно как и не происходит "вход в Ниббану", поскольку нет существа, которое могло бы туда входить. Окончательное исчезновение, однако, происходит в отношении "пяти совокупностей", являющихся плодом алчности, ненависти и неведения. Мы можем считать данное состояние конечным умиротворением, и, пожалуй, можно ограничиться этим. Это бессмертное состояние.

В то же что касается желания "хороших перерождений": в каноне достаточно указаний на то, что можно и нужно стремиться к благоприятному рождению в будущем, потому что такое рождение уменьшает страдания. Ниббана - цель великая, но достичь ее могут единицы, остальным же миллиардам людей стоит озаботиться прежде всего о том, чтобы не родиться после смерти в нижних мирах и (крайне желательно) иметь возможность практиковать Дхамму. Собственно искреннее соблюдение панча шила а также упосаттхи как раз и есть самый простой способ к благоприятному рождению.

-2
Ответить

Христианское понимание смысла жизни, смерти и бессмертия исходит из ветхозаветного положения: « День смерти лучше дня рождения» и новозаветной заповеди Христа «… я имею ключи от ада и смерти». Богочеловеческая сущность христианства проявляется в том, что бессмертие личности как целостного существа мыслимо только через воскресение. Путь к нему открыт искупительной жертвой Христа через крест и воскресение. Это сфера тайны и чуда, ибо человек выводится из сферы действия природно-космических сил и стихий и ставится как личность лицом к лицу с Богом, который тоже есть личность.

Вы извините, но такое ощущение, что вы говорите "на языках, продолжения которых не знаете". Выдавать цитату из Экклесиаста за основу христианского понимания смысла жизни и смерти... вы вообще серьёзно?

-2
Ответить
Прокомментировать

Смысл смерти интересовал человека не менее, чем смысл жизни. Но познать смысл смерти казалось трудоёмким и человеку приходилось довольствоваться лишь знанием причины смерти. Легче от этого ему, конечно, не становилось, но информационная жажда хоть как-то утолялась. 

Смерть человека - это всегда горе для его любящих родственников. И в такие моменты большинству людей присуще винить кого-то или что-то в смерти человека. Таким образом, можно сказать, что отношение человечества к смерти, в целом, не изменилось  -  люди продолжают винить либо себя(не углядел, не уберёг), либо самого покойного, либо то, что стало причиной смерти. 

Всё это хорошо объясняеться в хадисе, переданном Абдуллахом ибн Умаром: 

«Когда Аллах Тааля приказал Ангелу смерти, мир ему, умерщвлять людей он взмолился: «О мой Господь, Ты возложил на меня такую обязанность, что все сыны Адама, живущие в мире, будут проклинать меня всякий раз, когда вспомнят обо мне и будут считать меня злом».На это Аллах Тааля ответил ему: «Мы позаботились об этом и распространили в мире некоторые заметные болезни и другие причины гибели людей, которые они будут связывать со смертью и ты будешь защищен от их проклятий». (Этот хадис приводит Куртуби в своем Тафсире и сочинении «Ат-тазкира»).

Всевышний знает лучше.

1
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью