Чем сейчас занимаются победители школьных олимпиад 90-х?

5813
8
0
11 августа
20:51
август
2015

С младших классов я хотел стать хирургом. В детстве смотрел сериал "Скорая помощь" – как самоотверженные хирурги спасают жизни. Мне казалась профессия врача настолько возвышенной: ты совершаешь подвиги, и это часть твоей работы. Розовые очки слетели на старших курсах. Выяснилось, что за этим героизмом стоит порой склочный коллектив, личные качества отдельных докторов. Сверху вода, красиво, пляж; а поплывешь — камни брюхо царапают. Увы, современная действительность такова, что хирурги особо никому не нужны, оперирующие — тем более. Нужны хирурги, которые очень хорошо подчиняются и работают с бумагами. Один раз мне старший товарищ объявил: «Зачем тебя учить? Чтобы ты мне конкурентом был? Чтобы не я эти операции делал, а ты их на себя взял? Зачем мне это нужно?». В фильмах и мемуарах всё красиво, героично и благородно. А в жизни — львиная доля пациентов бомжи, люди, которые очень негативно к тебе относятся, асоциальные лица, которые хамят, оскорбляют и даже унижают. Это во всем мире.

Как и все врачи, я спасаю жизни, как бы пафосно это ни звучало. Но больше всего я помню один случай. Я работал хирургом в областной подмосковной больнице: голодный, вспотевший хирург в мятом хиркостюме — обычный серый специалист. К нам поступила женщина, оперировал заведующий. Мы обнаружили закупорку сосудов, питающих кишечник. Это смертельно в условиях районной больницы: обычно операция заканчивается, пациент обезболивается и в течение суток-двух умирает. Я возразил — давайте попробуем тромб убрать. У меня не было опыта, у больницы — оборудования. Заведующий отказался оперировать, сказал: «Я дам тебе ассистента – ты берёшь всю ответственность на себя и оперируй, если хочешь».

У этой женщины была дочка-первоклашка. Я до сих пор её помню: глазки, косички. Простая семья, женщина — продавщица в магазине. Я попросил сестер устроить на пару дней какую-то палату для девочки, потому что жить ей было негде, у неё только мама. Не в детдом же сдавать. И вот она подходит ко мне перед операцией и с совершенно серьезными глазами берет за халат: “Доктор, а это правда, что мама умрет?” И как-то у меня это засело в голове. В медицине жесткая субординация, почти военная, но глаза этой девочки мне позволили настоять на своем, жестко нарушая правила.

Я прооперировал, и женщина выжила. Какое-то время я ежегодно получал от нее на день рождения открытки, они приходили в больницу, я уже не работал там, а они всё приходили. Она была очень бедной женщиной, но подарила мне, как теперь говорят, взятку. Маленький дешёвый трехзвездочный коньяк. Он до сих пор у меня дома стоит в серванте на самом видном месте, нетронутый, уже больше 7 лет.

Этот случай напоминает мне о том, что не зря я у кого-то тогда отнял победу, поступил, закончил, учителя не зря на меня потратили силы, и, может быть, я все-таки правильно выбрал свою специальность.

201
13
август
2015

Лет в 10 мне попалась какая-то научно-популярная книга, и с тех пор я хотел стать астрономом. Сейчас я астроном в Гарвард-Смитсонианском центре астрофизики. Меня наняли в частном порядке, я не проходил никаких конкурсов. Смитсонианская астрофизическая обсерватория получает финансирование напрямую из правительства США, минуя всякие фонды. Большинство американцев, которые здесь работают – это федеральные госслужащие. Административно –чиновники, фактически – ученые.

Недавно у меня вышла статья в Science. Для МГУ это нонсенс: всего два автора и оба с аффилиацией с МГУ. Science не берёт деньги за публикацию, но берёт деньги за картинки. Три цветных картинки обошлись в 1500$. Я могу оплатить их сам. Но из принципа решил заставить сделать это МГУ, потому что моя статья в Nature прошлого года подняла его в рейтинге по направлению "физика и астрономия" на несколько позиций.

Первую статью в Science про компактные эллиптические галактики я опубликовал в 2009 году, когда работал в Париже. Я позвонил в пресс-службу МГУ и сказал — смотрите, у меня выходит статья в Science. Будете ли вы это какой-то новостью делать? Ответ был такой: "Science не Science — неважно. Эта ваша астрономия! Вот в своем астрономическом институте с ней и разбирайтесь. А нам это неинтересно". В итоге в России про это никто, кроме Газеты.ру не написал.

После недавней публикации уже была шумиха. Порядка 140 заметок и статей на различных новостных ресурсах, в том числе в National Geographic и Discovery. И еще около 100 статей в российских СМИ. Сейчас все неожиданно поняли, что статья в Science — это очень круто.

58
1
август
2015

Когда встал вопрос: писать диссертацию по-английски ли по-русски, я понял, что здесь её прочтёт три человека и написал на английском. Получил Ph.D в Голландии. Защитился там по теории игр.

Потом делал в Яндексе роботов для поисков ошибок в его же “продуктах”, теперь — анализирую результаты разных внедрений. Как учёный я работаю в РАН, но занимаюсь наукой на 10% своего времени по естественным причинам. Сейчас мы подаем заявку на совместную лабораторию с французами от нашего института. А так я в основном в отпуск езжу за границу, чтобы участвовать в как-нибудь проектах, встречаться с соавторами.

Я занимаюсь кооперативными играми. Там самое главное — строить решения. Мы придумываем новые, доказываем его свойства. К примеру, существует проблема разделения воды: один город стоит выше по течению и имеет некую власть над другими, он может сбрасывать отходы и так далее. И вопрос в том, как честно разделить затраты на постройку очистных сооружений. Это всё про то, как людям разделить затраты и прибыль наиболее честно, когда они что-то совместно делают. Недавно мы придумали новое хорошее решение в теории игр.

Теория игр применяется ещё и в интернет-рекламе. Вообще интернет сильно отличается от реального мира, потому что в нем все бесплатно. Если ты сделал хороший бесплатный продукт, то автоматически получишь много денег. Если бы так было в реальной жизни, то ты бы проложил дорожку на даче — раз и 10 тысяч рублей в кармане. Интернет — идеальный мир, где все горят желанием сделать чего получше. Это все тоже результат теории игр, если бы не было аукционов рекламы в интернете, то этого идеального мира тоже не было бы.

Моя наука дешевая: мне нужен лист, карандаш и ластик. Иногда компьютер. Все конференции и прочее — достаточно близко, ездить не так уж и дорого. Поэтому в России ей можно заниматься на приличном уровне, единственная проблема — за это не платят. Есть гранты, но процесс их выбивания тяжел и непонятен.

28
0
показать ещё 6 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта