Katerina Gubina
июль 2017.
25

Вы сталкивались с репрессиями в художественном активизме?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

В 2009 году я объявил себя художником. В каком то смысле, я был самовыдвиженцем в современном искусстве. Довольно быстро стало понятно, что художественная практика требует взаимодействия с институциями на их условиях, принятия их правил. Тогда я решил действовать самостоятельно и занялся политическим акционизмом, критикуя систему и устраивая многочисленные акции в поддержку художников, уже пострадавших от этой системы. Казалось, меня не слышат и до моей критики власти нет никакого дела. Но штрафы все увеличивались, противодействие любой самостоятельной деятельности становилось все интенсивнее, тюремные сроки продолжали увеличиваться, эмиграция превращалась в норму. Государство давало понять, что больше не осталось той территории искусства, с которой прежде художнику позволялось относительно безнаказанно атаковать институции и государство. И вот уже сотрудники силовых ведомств всех мастей наперегонки закрывают независимые выставки и мероприятия, проводят беседы с организаторами, следят, выдавливают, заводят дела. Культуре в России власть перекрыла кислород.

В данной ситуации возможность пойти в депутаты я расцениваю, как еще один шанс для себя доказать свою собственную независимость и самостоятельность, и уже в новом качестве пытаться влиять на ситуации всеми доступными средствами. И в каком-то смысле для меня это настоящая художественно-политическая акция.

Денис Мустафинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
0
Прокомментировать
Ответить