Почему мы не прошли в школе ни одну книгу, где больше о счастье, чем о страдании?

4186
6
0
10 августа
22:42
август
2015

Хм. Давайте начнем с того, что, садясь за работу над очередной книгой, писатель хочет не просто рассказать читателю историю. В первую очередь, он стремится исследовать ту или иную проблему - личностного, общественного, глобального характера. Во всяком случае, авторы классических произведений, входящих в школьную программу, руководствовались именно этим принципом. Сюжет и композиция играют важную роль, однако они - всего лишь скелет. Мясо (уж простите за грубое сравнение) - это тематика, проблематика, конфликт, поэтика и т.д.

Разумеется, счастье - это тоже проблема. Во всяком случае, его достижение - точно. Теперь представим гипотетическую ситуацию: автор решил написать книгу о проблеме счастья. Как ему объяснить аудитории, что такое счастье и что его герои - счастливы. Констатацией факта и перечислением благ и блаженств? То есть Пушкин бы, допустим, написал: Татьяна влюбилась в Онегина, он ответил ей взаимностью, они поженились, купили диван, родили детей и умерли в один день. Короче, были счастливы. Не очень убедительно, правда? Особенно учитывая, что счастье у каждого свое: у кого-нибудь диваны наверняка вызывают приступы черной меланхолии. Ну, или Толстой бы написал не «Анну Каренину», а «Левина и Кити» (хотя с ними все тоже не так просто). Жизнеутверждающе, спору нет, но кому и зачем такая книга нужна? Способна ли она потрясти читателя, оставить след в его памяти? Вряд ли.

Даже классические детективы Агаты Кристи и Конан Дойла, которые вроде бы считаются легким чтивом с хэппи-эндом в виде раскрытого преступления, на самом деле также исследуют проблемы нравственного свойства. "И в трещинах зеркальный круг", например, посвящен проблеме ответственности. Или вот у Нины Шнирман есть прекрасная книга, которая так и называется «Счастливая девочка» - и в ней только и речи, что о счастье, однако теплится этот огонек счастья на пустыре военной разрухи, и мы бы никогда не поняли, как ценно это счастье, если бы автор не рассказала еще и о том, как много в мире горя. Написать действительно стоящую, умную, побуждающую к рефлексии книгу о счастье невозможно без приема контраста.

Школьная программа по литературе ведь составлена не только с целью сделать ученикам интересно - или, напротив, загрузить их ворохом академических знаний. Любая входящая в нее книга поднимает проблему, с которой нынешнему школьнику обязательно придется рано или поздно в жизни столкнуться, и готовит его к решению этой проблемы. Нам, так или иначе, буквально каждый день приходится отвечать себе на набивший оскомину вопрос: "Тварь ли я дрожащая или право имею?"

Ну и потом, мне кажется, вы несколько сгущаете краски: Гоголь, Чехов, «Повести Белкина», Шмелев, Зощенко, Горький - в школьной программе предостаточно произведений, в которых не превалирует тема страданий.

20
0
август
2015

Не рискну утверждать о своей абсолютной правоте, но хочу высказать свое видение ответа. Вероятно, ответ заключается в моих любимых строчках произведения "О дивный новый мир": "Ну разумеется. В натуральном виде счастье всегда выглядит убого рядом с цветистыми прикрасами несчастья. И разумеется, стабильность куда менее колоритна, чем нестабильность. А удовлетворённость совершенно лишена романтики сражений со злым роком, нет здесь красочной борьбы с соблазном, нет ореола гибельных сомнений и страстей. Счастье лишено грандиозных эффектов. »

5
0
август
2015

Как говорят в «Что? Где? Когда?», не знаешь, что ответить, – отвечай «Пушкин».

Если вы перечитаете книгу стихотворений Пушкина (даже и школьную подборку), то найдете в них гораздо больше счастья, чем страдания.

Из школьного Пушкина легко вспомнить и «Барышню-крестьянку», где сюжет складывается совершенно счастливо.

4
1
показать ещё 4 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта