Реверс Риверс
июнь 2017.
4141

Почему в первой половине ХХ века в Европе возникли сразу две крупные тоталитарные диктатуры?

Ответить
Ответить
Комментировать
7
Подписаться
7
6 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Две диктатуры – нацизм и большевизм – принципиально отличались от многочисленных обычных сатрапий: они обе были построены на базе агрессивной тоталитарной идеологии, ставившей задачу покорение мира.

У нацизма и большевизма при многих нюансах общие корни – Гегель и социализм. В своей «Философии права» (1820 г.) Гегель обожествляет государство, делает его инструментом абсолютного духа и предвидит в будущем апофеоз государственного контроля, оправдывая тем самым тоталитарный характер государства. Социализм же поставил цель создать совершенное общество, населённое не менее совершенными людьми, ради чего необходимо экспроприировать собственность и передать государству в собственность или под его контроль средства производства.

Здесь наступает распутье, от которого потянулись две тропинки, недалеко отстоящие друг от друга. По одной, ведущей к нацизму, гегельянство и социализм дополняются идеями Карлейля, его «культом героев» (1841 г.). Экономические взгляды формируются Листом (1841 г.): протекционизм, госконтроль и господдержка экономики. С появлением концепции социального дарвинизма (1871 г.), с его идеями идейная платформа нацизма практически сложилась.

Марксизм в качестве экстремистского ответвления социализма обосновал тезис о классовой борьбе и необходимости насильственного утверждения социализма. Ленин дополняет этот тезис идеей о боевой организации – рабочей партии вождистского типа.

Своими путями нацизм тоже приходит к идее такой рабочей партии, которая осуществляет не только социалистическую, но одновременно и националистическую стратегию.

Для реализации диктатур нужны были только крупные социально-политические сдвиги и потрясения в условиях отсутствия демократической традиции. В начале ХХ в. в Германии, Италии и России фактически удваивается численность населения в условиях неспособности нерыночных экономик справиться с социальными проблемами и последствиями Первой мировой войны.

Помимо общих корней у обеих диктатур общий и противник – демократия, либерализм. Поэтому главными внешнеполитическими врагами Германии и России в 1920-30е гг. становятся Великобритания, Франция и США.

Закономерен вопрос: почему при том, что у нацизма и большевизма общие корни и общий противник, обе диктатуры сошлись в схватке насмерть друг с другом? Ответ прост: внутривидовой конфликт всегда острее внешнего. Сталин уничтожал в ходе своих репрессий в первую очередь не интеллектуалов и деятелей культуры, а своих же -большевиков, военачальников, чекистов, рабочих и крестьян – это основные контингенты репрессированных. Гитлер втягивается в кровавую бойню не с «загнивавшим» либеральным Западом (оккупация всюду практически бескровна, а от битвы за Англию Гитлер отказывается), а с социалистическим Советским Союзом. 

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
57

Из нацистов были такие себе социалисты, если честно. 

0
Ответить

Андрей, не оспаривая выводов, с которыми по большей части согласен (!), все же задам вопрос относящийся к части доказательств. Вы утверждаете "принципиальное отличие" сталинского и нацистского режимов от других "сатрапий" (кстати, что это в нашем случае?). Но не объясняете, в чем оно, это принципиальное отличие.

Как это модно сейчас говорить, Гитлер и Сталин были тоталитарными правителями, а Салазар и Павелич - всего лишь автократами? Тогда нужны аргументы. Или Сталин "ставил задачу покорения мира", а Хорти не ставил? Ну так ведь смешно же было бы, если бы десятимиллионная Венгрия сделала бы такую задачу приоритетной. Или, быть может, Франко просто не был знаком с тезисами Листа и не знал, что существует этатизм?

Ну то есть хорошо бы вы пояснили, в чем принципиальное отличие, кроме размеров стран и их экономик.

Так же мне кажется странным, что вы оцениваете ситуацию, избегая контекста. Я понимаю, вы не историк, но все же, совсем без исторического контекста нельзя. Иначе получается, что вы знаете результат и подбираете к нему подходящие концептуально сюжеты.

Нацизм легко представить без Карлейля, но невозможно без Гинденбурга с его обидами на страны Антанты, Версальского мира, "Польского коридора" и гиперинфляции. Точно также сталинизм не вытекает из гегельянства и даже из марсизма. Более того, он почти не наследует левацкую ленинско-троцкистскую линию. Сталинизм возникает на других основаниях и объясняет себя сам, без Маркса и Гегеля, хотя формально эксплуатирует их тезисы. Иначе говоря, марксистский тезис про диктатуру пролетариата стал просто удобной формулой, обосновывающей диктатуру как таковую. Не было бы марксизма, подняли на знамя что-то другое.

С уважением.

+11
Ответить

> Из нацистов были такие себе социалисты, если честно.

Ну хоть какие-то, в отличии от большевиков

-3
Ответить
Ещё 18 комментариев

Господи, а вот и оправдатель нацистов подъехал. Как проходит борьба с воображаемыми зионистами, товарищ "раз истреблявшие евреев скоты проиграли, то и я проиграл"?

Не было в нацизме никакого социализма. Нацизм изначально отстаивал интересы крупных промышленников и обращался с рабочими как с крепостным скотом, он с самого начала был идейным врагом социализма и полной его противоположностью. (Особенно с учётом того, как громко Гитлер визжал о вреде социализма в Майн Кампф)

-1
Ответить

Георгий

Это вопрос восприятия. Если смотреть с позиций советских коммунистов, то да, настоящих социалистов/коммунистов никого кроме них не было. Проблема в том, что соцализм имеет разные грани, но в его основе - ярлык на диктатуру: тоталитарное государство, госконтроль за экономикой, лицензия на убийство. Все они изымали частную собственность, раскулачивали, проводили земельные реформмы по образцу сталинской коллективизации, занимали "командные высоты" в экономике, милитаризировали эту экономику, начинали гражданскую войну внутри и конфликты вовне. Именно так идут к "светлому будущему".

А кубинские социалисты - не так себе? А северокорейские товарищи? 

Насер и Асад-старший были для Москвы "товарищами", т.е. к ним официально обращались "товарищ Насер" и "товарищ Асад".  Скажу тебе, в ЦК КПСС хорошо знали, к кому так можно обращаться. 

Гитлер ненавидел большевиков не из-за социалистических идей, а из-за национально-расовой темы. 

Его никто не заставлял расширять название своей Рабочей партии за счёт слова "социалистический". Едва ли не половина пунктов программы этой Рабочей партии, в неизменном виде ставшей программой НСДАП - другая половина посвящена изложению нациналистических идей. Как тебе это:

П. 11: "Все незаработанные доходы упраздняются".

П.12: "...Все личные доходы от войны являются государственной изменой...".

П.13: "Государство устанавливает контроль над всеми корпорациями".

П.14: "Государство участвует в прибыли крупной проммышленности".

П.17: Требуем "принятия закона об экспроприации без всякой компенсации собственникам той земли, которая может быть нужна для государственных целей".

П.25: "Для целей осуществления настоящих положений требуем создания сильной центральной власти в государстве, неограниченного контроля со стороны центрального политического парламента за всем государством и всеми его организациями...".

Очень даже социалистично. Уж точно не "капиталистично" и не либерально.

+4
Ответить

Alex

Возможно, не до конца понял все Ваши аргументы - поправьте.

1) Не получится нацизм без Карлейля, а сталинизм - без Маркса. Идеологии просто так не формируются и не провозглашаются, они возникают в результате накопления идей, слой за слоем.  Идеи и обиды Гинденбурга никого не интересовали. Его авторитет был обусловлен только его военными "заслугами". Обиды Гитлера были масштабнее и глубже и в сплаве с социалистическими и расовыми идеями дали национал-социализм, которых захватил нацию или был навязан ей. 

Подобным же образом со сталинизмом - выньте из него Маркса, и эта система обрушится. Неспроста Сталин всюду подчёркивал, что он говорит в развитие идей своих "учителей" - Маркса/Энгельса и ненавистного ему Ленина, который перед смертью порвал всякие с ним отношения и предложил сместить его с поста генсека партии, т.е. лишить его всякой власти. Редко в какой речи или выступлении Сталина вы не услышите упоминания хотя бы одного из марксистских триумвиров. Неспроста всюду продвигалась символика с объединёнными и воодушёвленными ликами триумвирата. Более того, эту идеологическую связку очень хорошо понимали советские коммунисты даже после смерти Сталина: антисталинист Хрущёв говорил о том, что сталинизм - это ленинизм "наших дней". Далёкий от теоретизирования Хрущёв чутко понимал взаимосвязь всех этих коммунистических идей. Сталинизм - это как маленькая матрёшка внутри большой, марксисткой; сам по себе он ничто.

Взгляды Сталина формирует не столко диктатура пролетариата, сколько марксова теория классовой борьбы, которая, по Сталину, углубляется с экономическим и политическим продвижением вперёд.  Чем дальше - тем врагов больше, а значит, и репресссий должно быть больше. Вот незамысловатая логика Сталина, вскормленная к тому же природной подозрительностью.

Гитлер, наверное, не читал Гегеля, но сформулированная последним концепция тоталитарного государства "витала в воздухе", присутствовала в идейном пространстве, была озвучена. Неправильно считать, что для формирования идеологии нужно читать "основателей". Думаете, многие из коммунистов прочитали "Капитал" или хотя бы "Анти-Дюринга", да даже тот же "Манифест"? Думаю, очень мало, но все за "справедливость" - государственную собственность, коллективизацию, борьбу с либерализмом и внутренни врагом.

Но Гитлер читал Карлейля - один из любимых его авторов.

2) Размер в истории и политике "имеет значение". И в этом отличие двух диктатур от многочисленных сатрапий (использую этот термин как синоним диктатуры, чтобы не повторять одно и то же слово). Вы удачно упомянулии Павелича - это очень характерный пример. Он вступает в общественно-политическую жизнь почти одновременно с Гитлером, его политические взгляды развиваются почти в одном направлении с гитлеровскими, хотя они не знают друг друга или друг о друге. Но гитлеровские идеи охватывают Германию с её людским и экономическим потенциалом, а Павелич "варится" в крошечной Хорватии. Вот и разница.

Франко и Салазар - это почти аполитичные диктаторы, испытавшие влияние фашизма, но не более того.

Все значимые идеологии стали таковыми потому, что укоренились в больших по населению, территории и экономике странах.

0
Ответить

Олександр

А с чего такая любовь к нацистам? Чем это они были больше социалистами нежели большевики?

0
Ответить

А с чего такая любовь к либералам?

-2
Ответить

Андрей, у меня был вопрос и тезис.

Вопрос: в чем принципиальное отличие, кроме размеров страны? (Размер может влиять на амбиции и масштабы действий, но слабо влияет на качество диктатуры).

Из вашего ответа вроде как следует, что отличие в отношении к экпансионизму. Так? Одни готовились захватить весь мир, другие, якобы, нет. Если я неправильно понял, уточните ответ.

Тезис: нельзя объяснять политические реалии только через историю идей. Нам мой взгляд, исторический контекст намного важнее.

Вы выводите политику из теории, что согласуется с привычным подходом. Мол две идеократии, если покопаться в источниках, можно обнаружить причины сходства. Я попытался вам сказать, что если бы мы обсуждали само учение/я, возможно, такой подход был бы достаточным. Но мы, вроде обсуждаем еще и практику. И далее я предположил, что практика вырастает не только и не столько из прочитанных книжек.

В вашей логике диктаторы действовали схожим образом, потому что читали Гегеля (+ еще N авторов). Значит ли это что человек, который читает Гегеля рано или поздно станет приверженцем тоталитаризма? Вы вот, наверняка, читали Гегеля, но из этого не следует, что в душе вы диктатор. Или, может, у Гегеля где-то описан план построения Гулага?

Формирование обоих диктаторов происходило в определенном временном лаге, где существовали некие общественные предпочтения. У каждого времени свои предпочтения. В 18 веке лучший правитель - просвещенный монарх. В середине 19-го - монарх, имеющий национальность. К 20-му веку идея монархии умерла, но новые национальные государства никак не могли поделить границы. Страшно было жить, народы хотели видеть во главе государств решительных и жестких правителей. Отсюда такое количество диктаторов в Европе. И эти правители, как бы сказали сегодня, копировали друг у друга практики управления.

Удивительно, как легко вы отмахиваетесь от Гинденбурга. Между прочим, эта самая когорта проигравших войну генералов длительное время формировала дискурс обиды и претензий, что видно из газетных публикаций. Во всех бедах Германии они винили британцев, французов, поляков, евреев и большевиков. И со временем эта точка зрения возобладала, что сделало открыло дорогу радикалам-националистам. Одновременно наступил экономический кризис. Мягкие управленцы уже не устраивали усталых немцев, им хотелось хардкора и быстрого решения наболевших проблем.

Со Сталиным еще интереснее. Надо разделять слова и дела, отличать, где шум, а где реальность. В речах большевиков было много марксизма, но как они действовали на практике? И что есть сталинизм - публичные выступления или тоталитарные практики? Кстати, у Маркса есть призывы к жестоким действиям против владельцев собственности, так что в некоторой степени он тут при чем. Но тем не менее, он не призывал третировать собственный народ и сажать сотни тысяч по разнарядке. Большевики сами изобретали свои практики.

+7
Ответить

Alex

1. Да, принципиальное отличие в экспансионистском мессианском характере этих двух идеологий (есть смысл говорить, конечно, и о фашизме, поскольку он всё же сильно отличается от нацизма отсутствием расового компонента).  Мелкие диктатуры ничего своего и не родили; они либо аполитичны, либо перенимают элементы этих двух (трёх) "больших" идеологий. Именно эти идеологии стали реализованной угрозой большой части человечества, привели к гибели десятков миллионов людей.

2. Вы ломитесь в открытую дверь: я вовсе не отрицаю значение конкретных исторических условий - это и ненаучно, и просто глупо; дискуссия тогда превратилась бы в обсуждение абстракций, не имеющих отношения к жизни. Вы, видимо, просмотрели то место в моём основном ответе, где я как раз говорю, почему и на фоне чего народились эти идеологии: 1) резко, почти вдвое выросла численность населения в начале ХХ в. в сравнении буквально с последним десятилеием XIX в.; 2) на этом фоне выросли запросы и ожидания населения, сложились социально-экономические проблемы, на которые режимы, существовавшие в России и Германии не смогли дать правильного ответа в силу 3) отсутствия демократического устройства власти и полноценного рынка, что уже существовало в Великобритании, США и Франции, которые справились с теми же проблемами.

Нет-нет, диктаторы не читают книжек, либо же читают те, о которых уже знают, что им это будет интересно. Подавляющее большинство людей в мире, в т.ч. в развитых странах, читают мало книжек, во всяком случае по философии, экономической теории и политологии. Но у многих, тем не менее, формируются вполне определённые политические убеждения. Откуда? Потому что соответствующие идеи присутствуют в общественном пространстве, и все они были наработаны в основном в XIX в., начиная с Гегеля (в чём-то с Канта). В течение ХХ в. эти идеи дополняются и развиваются в некоторых направлениях. Конечно, Гегель не планировал ГУЛАГа или газовых камер Освенцима. Но именно он первым высказал идею тотальности государства, которую столь активно начали осваивать в ХХ в.

Многие диктаторы, скорее всего, вообще не в курсе, чьими идеями они пользуются. Это как с "высокой" модой: она не создаёт образцы на каждый день для поездок в автобусе, на метро или в машине - на работу, в кино или хотя бы даже в приличный ресторан. "Высокая" мода задаёт формы, материалы и цвета и больше ничего.  Так и с идеями - люди, в т.ч. диктаторы, пользуются теми идеями, которые до них уже выработали, которые существуют в повседневном обороте.

Развитие идей вообще проходит порой очень извилистым путём. Например, немногие из либералов знают, что столь понятные и близкие им идеи толерантноссти, критического восприятия действительности, защиты прав различных меньшинств, феминизм - всё это является плодом "деятельности" неомарксистов в ХХ в., задавшихся целью размыть этими идеями "буржуазное" общество изнутри. Но либеральные общества спокойно ассимилировали эти идеи в ткань своих социально-политических отношений и успешно с ними живут.

Если уж говорить о такой сторонней теме, как роль Гинденбурга в послевоенной Германии, то Вы её преувеличиваете. Немцев не надо было убеждать в обидах - эти обиды были у всех на сердце. Все считали, что Германия вообще не должна была проиграть - это именно Гинденбург и Людендорфф на протяжении 1918 г. убеждали нацию, что победа близка, но в войну вступили США и баланс сил изменился. Поражение было неожиданным и оттого ещё более тяжёлым. Конечно, генералам надо было оправдываться.

Маркс - это экспроприация собственности, обобществление средств производства, теория трудовой стоимости, концепция классовой борьбы, развитие экономики по плану, централизация власти. Уберите всё это из сталинизма, и что останется?

Третирование собственного народа, расстрелы и "посадки" - это прямое следствие концепции классовой борьбы. В каждом убитом и посаженном советском человеке за "антисоветскую" деятельность есть прямая доля вины Маркса.

+2
Ответить

Олександр

Любовь к либерализму оттого, что он из всех идеологий единственный, кто защищает гражданские права, утверждает свободный рынок - единственную успешную модель экономики, которая увеличивает благосостояние нации и благополучие человека, уверждает реальный порядок во власти и стране - без расстрелов и борьбы с инакомыслием.

+4
Ответить

> и борьбы с инакомыслием.

Как показывает современная либеральная Европа - все-таки с цензурой. 

0
Ответить

Что Вы называете цензурой?

+1
Ответить

Alex Ershov,

спорить с Авраменко можно по 2м причинам:

1. Вы хотите переубедить Авраменко в его заблуждениях.

2. Вы хотите представить читающей данную ветку аудитории альтернативную пропагандистской точку зрения на проблему.

Надеюсь, вы ведете разговор в данной ветке не по первой причине. Потому, как это все равно, что пытаться переубедить ожившую печатную машинку из редакции радио "Свобода" времен холодной войны)

-2
Ответить

Цензурой я называю цензуру.

Табу на плохие слова, бесконфликтности;

0
Ответить

Господи, какая нежная нацистская истеричка - настолько его ущемляет невозможность безнаказанно быть быдлом, безнаказанно оскорблять всех подряд и безнаказанно решать все конфликты тумаками, что оно не может следовать простейшим рамкам этикета и воет о том, как необходимость хоть иногда использовать мозги является для истерички цензурой. Я таких обиженных по жизни даже на Тумблере не встречал.

+1
Ответить

Андрей,

мой основной посыл состоит, что любая политическая система - это прежде всего практика, а идеология - это обертка, в которые власть заворачивает свои методы. Именно методологическая схожесть двух диктатур привела к одинаковым результатам при том что стилистика существенно отличалась. Диктатура - это практика, которая осуществляется большой группой разделяющих базовые установки. Идеология - это язык, на котором говорят единомышленники, и способ легитимации методов в публичном пространстве.

Хотя, конечно, идеология накладывает некоторые ограничения на действия правителей. Не очень строгие, поэтому в рамках одной систему можно разрешать частную собственность и запрещать, считать фашизм злом и тактическим союзником, уничтожать священство и вручать ордена иерархам.

Никакой тоталитарный правитель невозможен без соответствующих настроений общества. Мало ли психопатов бродит по улицам. Но шанс получить власть у такого человека существует лишь в определенной исторической ситуации. Вот почему Гинденбург и вся его команда проигравших войну генералов - не посторонняя тема, а ключ к пониманию. Девять лет объяснять собственные неудачи происками врагов, находясь на посту главы государства - не ерунда, а формирующий общественное сознание дискурс.

Точно также левый популизм Ленина вкупе с моральной неразборчивостью большевиков стал триггером для сталинской политики. Но Ленин - не Маркс, и поэтому ошибочно производить сталинизм из марксизма, хотя на словах все кажется логично. Более того, в партии было несколько противоборствующих марксистских групп и победа любой (не-сталинской) из них привела бы к другому варианту развития событий. Причем на одной и той же идеологической базе: "экспроприация собственности, обобществление средств производства, теория трудовой стоимости, концепция классовой борьбы, развитие экономики по плану, централизация власти".

Для лучшего понимания важно рассматривать хронологию событий: как формировался правящий альянс, какие акторы к нему присоединились, какие противостояли, как подбирались кадры, как строилась публичная риторика, как прощупывались настроения в обществе и как создавалась, наконец, сама машина репрессий. Важны газетные публикации, записи партийных дискуссий, биографии отдельных персонажей.

Нельзя объяснять какое-то событие через далекое прошлое. Иными словами, оценивая события 30-40-х 20 века, нужно смотреть на текущий контекст, а не вглубь веков.(Чтобы вы понимали, почему я на этом зациклен, перечитайте свой исходный пост).

Ну и конечно, несколько странно узнать, что "мелкие диктатура аполитичны". Аполитичные диктатуры - это, простите оксюморон.

0
Ответить

Павел, если честно, я не знаю, почему затеял эту дискуссию. Наверно, потому что хочу видеть в пабликах больше хороших, доброжелательных, контактных людей. Это своего рода противопоставление хейтерству и агрессии.

0
Ответить

почти что правильно, но марксизм, по сути, либертарная идея. Сам Маркс в 1842 году считал, что должно быть  государство, основанное на великом Разуме, которое осчастливит людей (влияние гегельянства, конечно, очевидно). Но впоследствии, отошёл от идеализации этатизма. 

То есть, не самозванцы, которые используют толпу в своих целях (как большевики), а сами люди, большинство, в идеале, занимаются прямой демократией: 

что касается "настльственного свершения строя", то Маркс тут отсылал к истории человечества, ибо ни одно крупное изменение в истории не происходило без войны, и правящий класс не может уступать позиции без войны 

А основа бытия в свою очередь  - диалектика, конфликт в движении в разной степени и уровни 

Большевизм же в свою очередь, безусловно, этатистское направление (а точнее сказать, извращение) марксизма. Ленин был ближе к Гегелю, чем к Марксу:  "Общественное" в русской правовой традиции приравнивалось к "государственному". А "национализация" к "огосударствлению" 

+1
Ответить

>Господи, какая нежная нацистская истеричка - настолько его ущемляет невозможность безнаказанно быть быдлом, безнаказанно оскорблять всех подряд и безнаказанно решать все конфликты тумаками, что оно не может следовать простейшим рамкам этикета и воет о том, как необходимость хоть иногда использовать мозги является для истерички цензурой. Я таких обиженных по жизни даже на Тумблере не встречал.

Я, по-моему, не с тобой разговариваю.

И на истеричку больше ты похож, если что)

-1
Ответить
Прокомментировать

Почему вы насчитали всего двух тиранов? Их было значительно больше. Венгрия - адмирал Миклош Хорти, Хорватия - поглавник Анте Павелич, Испания - каудильо Франсиско Франко, Италия - дуче Бенито Муссолини, Португалия - Фрагозу Кармона и Антониу Салазар, Румыния - кондукэтор Йон Антонеску, Греция - Иоаннис Метаксас, Литва - Антанас Сметона и т.д. Вождизм был весьма популярен в 30-40-е годы. Даже в таких демократических государствах, как Великобритания и Франция имелись свои сторонники "сильной руки". Просто Германия и СССР являлись самыми активными игроками на карте Европы.

Кстати, вождизм, хоть и сильно ослаб после Нюрнбергского трибунала, но все равно ушел не сразу. Так, во Франции сложился авторитарный режим де Голля, а Салазар и Франко дожили до старости. В социалистическом лагере Энвер Ходжа и Чаушеску вполне соответствуют определению "тираны".

46

других не посчитал, потому что масштаб не тот.

"Тот" - еще, наверное, у Дракулы и, возможно, Калигулы, но это не точно. Поэтому и удивляет, что они (Гитлер и Сталин) оказались в одно время в относительно недалеких местах... как будто их специально закинули. Но "специально", типа "свыше" - это бред, значит, есть какая-то причина, ну типа того, что техническое развитие сделало возможным быструю связь на далеких расстояниях, что позволило централизованно управлять невообразимыми прежде армиями. Кстати, возможно, я слышал что-то такое, но хотелось бы ссылок на более точный источник.

-5
Ответить

Вы забыли так называемые демократические страны, в которых именно в то время сформировался так называемый коллективный тиран - жестко подавляющий любое инакомыслие правящий класс банкиров-глобалистов. 

И непонятно почему тираном вдруг объявили Сталина - по сравнению с тем, что творил один только сэр Уинстон Черчилль Сталин - агнец непорочный.

-8
Ответить

Да ведь я как раз популярностью идеи авторитаризма и пытаюсь объяснить появление двух тиранов во временном лаге. Было бы намного более удивительно, если бы в Европе в 30-е царила демократия, а где-то вдруг проснулся дракон.

+2
Ответить
Ещё 8 комментариев

Азамат, непорочный агнец у нас всего один. И зовут его точно не Сталин.

+3
Ответить

Простите, если вы называете Сталина тираном - то почему говорите всего о двух тиранах? Не забывайте и Черчилля с Рузвельтом - руководителей английской и американской тираний. 

-9
Ответить

Потому что существуют словари, где записано, чем тиран отличается от не-тирана. И Черчилль с Рузвельтом (как бы мы к ним не относились) могут подпасть под это определение лишь в каких-то специфически левацких / антиглобалистских дискурсах, оторванных от реальности и представляющих собой образец идейно-схоластической риторики. Я предпочитаю придерживаться академических трактовок, чего всем и советую.

+10
Ответить

Малый академический словарь. 

Тиран - жестокий правитель, действия которого основываются на произволе и насилии.

Не вижу никакой разницы между Сталиным и Черчиллем в академической трактовке понятия тиран. 

А если вспомнить еще и понятие тирания, так Сталин просто невинный младенец. Куда ему до английской или американской тирании. 

Тирания - правление, основанное на произволе и насилии.

Вопрос на самом деле весьма серьезный. Терминология определяет отношение. 

-11
Ответить

Азамат, если вы не видите очевидного, то, скорее всего, это ваш выбор и ваша вера. Больше ничего добавить не могу.

+5
Ответить

Собственно, я спрашиваю об очевидном - почему вы не видите что Черчилля можно называть тираном на куда больших основаниях чем Сталина?

-10
Ответить

Азамат, что-то не припомню, чтобы Черчилль отправлял миллионы людей на лесоповал за несогласие с правящей партией. Никто не отрицает лицемерие и финансовую ловкость Америки, но, епта, это все равно что верещать от зубной боли, когда у тебя живот распорот и мухи отложили яйца в кишках.

+2
Ответить

Это потому что вы не в курсе того, что делал Черчилль. У нас же постоянный вой о "страшных преступлениях" Сталина - вот, вы даже миллионы невинно отправленных на лесоповал где-то нашли, хотя фактами это не подверждается вообще, в принципе. 

Но при этом вы не знаете, как Черчилль требовал рассстреливать восставших рабочих в 20 году - картечью. Не знаете, что он умышленно уморил голодом от 12 до 20 миллионов человек в Индии, а когда ему начали жаловаться на то что у них голод Черчилль ответил: "Тогда почему ваш Ганди еще не сдох?" 

Лицемерие и финансовая ловкость Америки - это одно. А уничтожение 7,5 миллионов американцев умышленно устроенным голодом - это нечто иное, не так ли? Равно как арест и швыряние в жуткий концлагерь нескольких сотен тысяч человек, просто за то что они - японцы. Без суда, без следствия, вообще без вины и без обвинения. Просто за то что японцы по происхождению. Это нацизм, кстати. А, ну да, у нас же либералы и об этом не говорят, у нас принято представлять что США и Англия - такие чудные места, а как же. И на этом фоне Сталина вдруг легко называют тираном - а настоящую тиранию искренне считают демократией. 

-9
Ответить
Прокомментировать

Вопрос был не о тиранах, а о причинах возникновения тоталитарных режимов в первой половине 20 в. Как уже написал Алекс Ершов, что без анализа исторического контекста, а значит без анализа общественно экономического развития после ПМВ ответить на этот вопрос не возможно. Существуют следующие взгляды на эту проблему. 1. Правящий класс - буржуазия не смогла разрешить, как и ПМВ, проблемы развития обществ и государств: распределение ресурсов между странами, развитие производительных сил и систем распределения внутри общества, социальные, общественные институты, их развитие и роль в обществе и пр. Этот подход использован Х. Арендт ("Истоки тоталитаризма", 1951). 2. Существует теория бегства человека от свободы, действительности. Нарастание тревоги и беспокойства человека перед открывшимися свободами, потреблением и ответственностью и выбор спокойствия "винтика в огромной государственной машине". Э. Фроммом «Бегство от свободы», 1941. Оруэлл "1984". К этому направлению я бы добавил ещё и антропологический ... как бы сказать... "штришок": в первой половине 20 века всерьёз говорили, писали, исследовали и проводили эксперименты над трансформацией человека, трансформацией ценностей человека, превалирования общественного над личным, материального над духовным, ну некоторые: одной расы над другими... 3. К.С. Гаджиев в работе под названием «Тоталитаризм как феномен XX века» : реакция общества на кризисный момент, неразрешённые проблемы в экономике и обществе. Здесь опять мы должны обратиться к экономическим, историческим, общественным реалиям начала - середины 20 века, к Веймарской республике, царской России, королевству Италии до Муссолини, республике Испания до Франко и тд и тп. Я бы сделал своё предположение, что тоталитаризм, как показал Алексей, в большом количестве стран Европы в начале 20 века был попыткой найти свой путь развития и разрешения противоречий, заложенных в капитализме и социализме. Некая тупиковая ветвь (с нашей точки зрения, нашей современности ) разрешения противоречий того времени.

13

Полностью согласен.

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 3 ответа
Ответить