Возможно ли появление в XXI веке новых идеологий, или же уже сейчас есть новые идеологии, которые ждут своей реализации?

3885
3
1
10 августа
11:22
август
2015

«Закат идеологий, возрождение идей», — так более полувека назад известный французский политический мыслитель Раймон Арон охарактеризовал идейную конфигурацию в разделенном на два враждующих блока мира, наступившую после смерти И. В. Сталина. Сходную картину можно было наблюдать несколько десятилетий тому назад, когда многие из нас стали свидетелями масштабных перемен, кардинально преобразивших политическую карту Европы. С крушением «реального социализма» в странах Восточной и Центральной Европы и распадом СССР ушла в прошлое марксистско-ленинская идеология, ссылками на которую правящие коммунистические партии утверждали свое право определять судьбы подвластных им стран и народов. В ту пору крушение коммунизма — этой модернистской идеологии западного происхождения — расценивалось как доказательство победы западных либеральных ценностей. Многим даже пригрезилось скорое завершение хода истории и объединение всех людей в одну универсальную республику человечества, основанную на либерально-рыночных принципах. Однако история в очередной раз безжалостно посрамила эти самонадеянные упования. Надежды либералов на то, что глобальный свободный рынок сам по себе сможет расставить все точки над «i» и сделать реализуемой в будущем единую космополитическую цивилизацию, растаяли как дым после 11 сентября 2001 года и мирового кризиса 2008—2011 годов. Неолиберальная рыночная ортодоксия оказалась не менее далекой от понимания реального хода дел в современном мире, нежели ортодоксия коммунистическая. По большому счету, в этом не было ничего неожиданного или экстраординарного — просто многие тогдашние властители дум плохо усвоили уроки, преподнесенные нам историей в 20 веке. На его заре либералы рассчитывали на унифицирующую и нивелирующую динамику мирового рынка, а социалисты — на интернациональную солидарность мирового пролетариата как на те главные силы, которые позволят преодолеть все партикулярные различия, прежде всего национальные и религиозные. Однако обе эти ставки, как либеральная, так и марксистская, были биты в ходе «краткого» (1914/1917—1991), если рассматривать его в качестве политического эпизода, но богатого на войны, революции и конфликты 20 века.

На смену им пришел национализм, многократно отпетый и похороненный как либералами, так и социалистами на протяжении 19 и 20 веков, но всегда возрождавшийся, как «феникс из пепла» или «как черт из табакерки», — это как кому угодно, — в самых разных формах и обличьях, не всегда самых приятных и радующих глаз. Так произошло и на этот раз. Тем самым еще раз была продемонстрирована непреложность наций как фундаментальной политической силы современности, и национального государства как главного структурного компонента современной политики, прежде всего, конечно же, в европейском контексте.

Еще одно событие того же ряда — возрождение религии, которая не только становится средоточием чаяний и надежд миллионов людей по всему миру, но и властно вторгается в сферу политики, превращаясь в орудие массовой политической мобилизации. За примерами можно далеко не ходить, — тут и радикальный ислам с его претензиями на создание всемирного халифата, и фундаментальные христианские движения в США и попытки политической инструментализации различных версий православия в государствах, возникших на развалинах СССР.

Наконец, не стоит сбрасывать со счетов и такие явления идеологического характера, которые в социально-научном знании 20 века получили название «светских религий». Несмотря на то, что большинство из них, — речь идет прежде всего о фашизме, национал-социализме и коммунизме, — в том же веке утратили свой мобилизующий потенциал и стали достоянием истории, некоторым из них, по всей видимости, суждено большое будущее, в том числе и в виде стратегических ставок в идущей в современном мире борьбе за передел сфер влияния. В данном случае не лишним будет упомянуть о том, что при всех ее претензиях на светский характер и показном безразличии к вопросам религиозной веры западная либеральная современность, как справедливо подсказывает нам ведущий современный социальный теоретик Чарльз Тэйлор, обладает своей собственной религией, точнее «светской религией», возводящей на пьедестал священные «права человека».

Какое будущее сулит нам возрождение этих национальных, религиозных и псевдорелигиозных идей в современном динамично развивающемся и в то же время сотрясаемом новыми катаклизмами мире 21 века? Сегодня история, похоже, возвращается на старую колею, когда конфликты и войны ведутся на за абстрактные и претендующие на универсализм идеологии, а за религии и за исполнение национальных чаяний, за контроль над территориями и природными ресурсами. В этих условиях как никогда актуальным становится запрос на поиск новых идейных ориентиров, как в виде теорий, так и в виде стратегий, способных помочь нам не только понять современный мир, но и действовать в нем. По большому счету, речь идет об обретении нового баланса между универсальным и партикулярным, о новом примирении между общим и особенным в бурно меняющемся мире 21 века. И здесь немало зависит от голоса и ответственности интеллектуалов, которые могут внести свой скромный, но незаменимый вклад в то, чтобы возрождение идей, идущее на наших глазах, не обернулось в итоге столкновением сил, движимых голым политико-экономическим расчетом.

34
1
август
2015

Благодарю г-на Дмитриева за мнение,но в корне с ним не согласен.

Новая,новейшая идеология уже зародилась и набирает обороты,незаметно поглощая в себя старые культуры, традиционные уклады, религии и многое другое.

Новая идеология,подобно мягкой,но разрушительной силе.стремительно охватывает человечество.

Имя ей-глобализация.

В силу определенных историко-культурных особенностей, человечество было раздроблено на многочисленные группы, племена, государства. Каждое из этих групп отличалось от других множеством уникальных факторов. Внешность, традиции, обычаи, религиозные представления.

Позже, они стали контактировать друг с другом плотнее,обмениваться,учиться друг у друга,перенимать то,что им нравится и т.д. Тем не менее,каждый гордился своей уникальностью.

Оставим бренные размышления о происхождении и ходу развития человечества и посмотрим на сегодняшний мир.

Люди,вне зависимости от своих отличительных признаков,происхождения,традиций и обычаев,скапливаются в странах Запада и понемногу ассимилируются,перенимая положительные особенности местного населения.

Когда-то совершенно отличные друг от друга,допустим немцы и китайцы, арабы и бразильцы, индийцы и русские, сегодня ведут себя одинаково. Подчиняются одним и тем же правилам,понемногу забывают и отказываются от своих национальных особенностей, превращаясь в единое общество.

Все прошлые идеологии о происхождении, богатой культуре и истории, религиозные догмы отходят на второй план. Как сказал один из героев малоизвестного фильма "В это дерьмо уже никто не верит".

Получается,что совершенно разные люди могут существовать в тесном соседстве с другими, причем довольно комфортно и счастливо. Все устаревшие точки зрения отмирают и человечество стремительно вливается в единое общество.

Конечно,есть противники этого явления,есть люди со своей точкой зрения,есть те,кто готов по 3 раза в день представлять новые пути развития общества,но все это не имеет смысла.

Мы все,в самое ближайшее время ( 100-150 лет) превратимся в глобальное общество,которое вытеснит религиозную составляющую и будет жить на основе государственных законов.

Не исключено, что с развитием технического прогресса,когда человеку удастся подчинить роботов работать на благо человечества,а человеку больше отдыхать и наслаждаться жизнью,появится другой уклад и идеология.

Но пока,мы все движемся в сторону глобального,единого и совершенно общества, глобального общества, подчиненного общим законам.

13
3
август
2015

Прежде чем говорить о новой идеологии для человека нового времени, нужно понять в своих интеллектуальных упражнениях, что в принципе лежит в основе формирования сознания в индивидууме, как таковом. Что находится в истоке его мировоззрения, будь оно светским, теократическим или индивидуалистским, когда классические идеологические, духовные и культурные модели, развиваемые в рамках консерватизма, монархизма, традиционализма, фашизма, социализма, коммунизма и либерализма, оказались неприемлемы.

То есть, первое, что нужно, – это понять, что современное мировоззрение может стать последней идеологией только тогда, когда оно, с одной стороны, обретет ценности, независящие ни от исторического времени, то есть, от времени и пространства, а, с другой, – будет начертан путь. Путь не столько для сохранения, сколько для естественного изменения и расширения сознания до полного его зрелости, и освобождения от какой бы то не было его идентичности.

Те ценности, которым мы сегодня следуем, то есть, совокупность социально-политических, этнических, культурных, психологических, моральных, духовных и прочих установок, чем живет современный человек, превратились просто в мирозренческий хлам бессознательности и невежества в нас, попирающих дух свободы, лишая человека разумности в осознании им себя и мира.

Однако, прежде всего, нужно понять, почему ценности, которым служило человечество на протяжении веков, теперь не работают, что не устраивает современного человека. Причем, не устраивает не субъективно, что равносильно незрелости сознания, а объективно. Что заставляет человека – продукта той или иной социальной системы, – бессознательно стремиться к переменам, которые ему тяжело, а то и просто невозможно оказывается принять?

Конечно, для доминирования разума в человеке, в обществах для этого предпосылки еще не созрели. И простое следование новым, предложенным человеку, будь то в контексте и новой идеологии, ценностям и догмам, какой бы сферы деятельности и жизни они не касались, ни к чему хорошему не приведет. Нужна зрелость осознания, как объективная предпосылка дальнейшего роста и расширения возможностей сознания в нас, чтобы осознавать, а не для того, чтобы потреблять.

То есть, ответить на те или иные чаяния, настроения, предпочтения, запросы и потребности, которые есть в обществе, равно, как и думать, усмирив собственное эго, не о себе, а об идеалах общества, будет не только не достаточно, но и пагубно. Поскольку нельзя не учитывать, что в человеке подсознательно, то есть, скрытно от него самого, господствует инстинкт (пища, доминирование, размножение), замешанный на потребительском мировоззрении, навязанном ему обществом, при доминирующей роли в этом незрелости его сознания, поскольку человек всегда остается бессознательным к себе. А это значит, что он пребывает в соблазне и искушении его умом, тем, что в нем содержится.

"…отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое." Мф. 16, 23

Большинство не проснется НИКОГДА! И это Закон!

Именно коллективная идентичность индивида с большинством, впрочем, как и меньшинством, является воплощением и поддержкой дьЯЯяяяя.вольской воли в нас силами человека – продукта социума, как единственного источника и носителем безУМиЯ в себе.

И, тем не менее, именно благодаря закону людскому, благодаря коллективной идентичности, человек до сегодняшнего времени, как-то еще удерживался в рамках культуры и логоса от полного своего разложения и падения до уровня лишь инстинктов своей животной сущности.

Логоса, как наиболее глубинной, устойчивой и существенной структуре бытия, как наиболее существенной закономерности развития мира и общества, отраженной в сознании человека, удерживающего его от падения до уровня логемы, то есть, примитивного восприятия себя на уровне ограниченной телом личности.

Теперь же мы вступили в эпоху постмодерна, тотального глобализма постнациональных и постиндустриальных либеральных обществ, как эпоху деградации и краха развитых национальных культур и логоса, и, прежде всего, путем освобождения ими индивидуума от всех форм коллективной идентичности. Либеральная идеология стала главенствующей идеологией в планетарном масштабе.

Как не странно, но именно это и стало причиной мирового геополитического, экономического, финансового, социально-этнического, экологического и духовного кризиса в мире. Еще в 20 веке западная модернистская цивилизация, охватив все доступное пространство Земли, вплотную подошла к пределам собственного роста и столкнулась с перспективой даже не кризиса, а закономерного коллапса.

Что касается самого человека и политики по его освобождению от всех форм коллективной идентичности, это просто миф, навязанный Америкой и подхваченный Западом. Реально же, цивилизациям не нужны разумные люди, некого будет эксплуатировать. Им нужно, как можно больше неразумных людей, иначе, кто пойдет за теми, кто лишь обещает. Вся структура общества построена таким образом, что лишь малая часть населения эксплуатируют миллиарды людей.

Сегодня это становится уже совершенно очевидным, что в основе "прогресса", "развития" и "процветания" человека и человечества в целом, лежит не столько его физическая, сколько духовная (психологическая, информационная) эксплуатация человека, замаскированная под равенство, толерантность и демократические свободы граждан.

Поэтому, идет тотальная и повсеместная подмена ценностей в мировом масштабе. Причем, тормозится прогресс во благо жизни, но активно развиваются технологии для обогащения меньшинства, что стало просто уже очевидно. Около двух десятых населения планеты владеет примерно 27% ее национальных богатств. Глобально (жизнью) и локально (обществом и человеком) поддерживается и обеспечивается в человеке лишь то, что заявляет в нем о себе, уповая на эту самую поддержку.

Другими словами, никому не может быть дано более того, чем просится ("Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;" Мф. 7 :7). Но и это подвергается ущемлению и ограничениям, поскольку может оказаться и оказывается зачастую, что тебе это совсем не нужно, поскольку все, что просится у жизни, должно быть естественной биологической и духовной потребностью в человеке. И это важно не столько для того, кто может тебе это дать, сколько для того, кто просит, поскольку истинное удовлетворение случается, когда на это есть потребность. Насытиться лишь тот, кто голоден!

Отсюда, необходимо понимать, что у стада нет иных ориентиров на счет его овец, кроме тех, на что они претендуют, как бы это банально не звучало. Поэтому человек сам диктует (что сеешь, то и жнешь) себе и обществу, как относится к себе, хотя и требует, не более, того, что ему может быть предложено, поскольку никто не знает, что хочет, потому что не знает себя.

-2
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта